108 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Первый энергоблок БелАЭС включен в сеть
  2. «Прошло минут 30, и началось маски-шоу». Задержанные на студенческом мероприятии о том, как это было
  3. «Молодежь берет упаковками». Покупатели и продавцы — о букетах с тюльпанами к 8 Марта
  4. На овсянке и честном слове. История Марины, которая пришла в зал в 33 — и попала в мировой топ пауэрлифтинга
  5. Что критики пишут о фильме про белорусский протест, показанном на кинофестивале в Берлине?
  6. Где поесть утром? Фудблогеры советуют самые красивые завтраки в городе
  7. Россия анонсировала в марте совместные с Беларусью учения. В том числе — под Осиповичами
  8. Синоптики объявили желтый уровень опасности на 9 марта
  9. BYPOL выпустил отчет о применении оружия силовиками. Изучили его и рассказываем основное
  10. «Очень сожалею, что я тренируюсь не на «Аисте». Посмотрели, на каких велосипедах ездит семья Лукашенко
  11. «Я привыкла быть, как все. Но теперь это не так!». Как мы превратили читательницу в роковую красотку
  12. Стачка — за разрыв договора, профсоюзы — против. Что сейчас происходит вокруг «Беларуськалия» и Yara
  13. «Ушло вдвое больше дров». Дорого ли выращивать тюльпаны и как к 8 марта изменились цены на цветы
  14. Я живу в Абрамово. Как неперспективная пущанская деревня на пару жителей стала «модной» — и передумала умирать
  15. «Один роковой прыжок — и я парализован». История парня, который нырнул в воду и сломал позвоночник
  16. Акции в честь 8 Марта и заседание МОК по Беларуси. Онлайн дня
  17. «Можно понять масштаб бедствия». Гендиректор «Белавиа» — про новые и старые направления и цены на билеты
  18. Автозадачка с подвохом. Разберетесь ли вы в правилах остановки и стоянки на автомагистралях?
  19. Изучаем весенний автоконфискат. Ищем посвежее, получше и сравниваем с ценами на рынке
  20. «Хлеба купить не могу». Работники колхоза говорят, что они еще не получили зарплату за декабрь
  21. Суды над студентами и «Я — политзаключенная». Что происходило в Беларуси и за ее пределами 7 марта
  22. «Если вернуться, я бы ее не отговаривал от «Весны». Разговор с мужем волонтера Рабковой. Ей грозит 12 лет тюрьмы
  23. Еще 68,9 млн долларов. Минфин в феврале продолжил наращивать внутренний валютный долг
  24. Как заботиться о сердце после ковида и сколько фруктов нужно в день? Все про здоровье за неделю
  25. Оловянное войско. Как учитель из Гродно преподает школьникам историю с солдатиками и солидами
  26. Минздрав опубликовал свежую статистику по коронавирусу: снова 9 умерших
  27. «Белорусы готовы работать с рассвета до заката». Айтишницы — о работе и гендерных вопросах
  28. Минздрав опубликовал статистику по коронавирусу за прошлые сутки
  29. Оперная певица, которая троллит чиновников и силовиков. Кто такая Маргарита Левчук?
  30. Студентка из Франции снимала Минск в 1978-м. Показываем фото спустя 40 лет


В суде Октябрьского района Витебска 19 февраля прошли прения по уголовному делу Юлии Кашеверовой — 22-летней бывшей медсестры десантной бригады, которую обвиняют в том, что на уличном марше протеста в октябре 2020 года она повредила милицейский бус. Прокурор потребовал для девушки 6 лет лишения свободы, сообщает «Віцебская вясна». Это максимальная санкция по ч. 2 ст. 339 УК Беларуси.

Скриншот видео, которое опубликовало МВД

Что произошло?

По данным следствия, 4 октября прошлого года Юлия Кашеверова шла в пешей колонне по городу вместе с другими участниками несанкционированного мероприятия, которые выступали против итогов президентских выборов.

Возле дома № 74 на Московском проспекте к протестующим подъехала милиция. Одного из мужчин задержали. Участников шествия это возмутило, они пытались отбить единомышленника. В ответ силовики применили газ из баллончика.

Во время стычки с милицией Кашеверова, как утверждает следствие, повредила микроавтобус Ford Transit, принадлежащий УВД облисполкома: «Ударила по нему ногой не менее трех раз, нанеся вмятину и царапины, а также бросила вслед отъезжавшему автомобилю деревянную палку».

Милиции региона причинен ущерб на сумму 841 рубль, заявил гособвинитель. Ранее, кстати, силовики сообщали о 405 рублях ущерба. Эту сумму семья девушки уже возместила.

Кроме того, по данным следствия, Кашеверова сорвала медицинскую маску и форменную кепку с командира звена ОМОНа Алексея Альхимовича.

Юлию Кашеверову обвиняют в злостном хулиганстве (ч. 2 ст. 339 УК).

Как прошли судебные прения

Юлия Кашеверова частично признала себя виновной. Девушка не отрицала, что после того, как ей не дали возможности оказать медицинскую помощь упавшему на землю парню, которого задерживал ОМОН, она не сдержалась и нанесла три удара по задней двери милицейского микроавтобуса. Но заверила, что по правым боковым дверям не била и не срывала маску и кепку с сотрудника милиции — в чем ее также обвиняют.

Прокурор Владимир Лобацкий заявил, что действия Кашеверовой «были умышленными, грубо нарушали общественный порядок, демонстрировали явное неуважение к обществу и сопровождались повреждением чужого имущества».

Лобацкий просил признать девушку виновной в злостном хулиганстве и приговорить к 6 годам колонии общего режима. Это максимальная санкция по ч. 2 ст. 339 УК Беларуси. Она предусматривает арест, или ограничение свободы до 3 лет, или лишение свободы от 1 до 6 лет.

Адвокат Кашеверовой обратила внимание суда на противоречивые показания командира звена ОМОНа Алексея Альхимовича, с которого девушка якобы сорвала маску и кепку. На суде силовик, к слову, рассказал, что не видел, кто с него их снял.

Адвокат напомнила, что изначально Кашеверову не обвиняли в срывании маски и кепки с милиционера и повреждении боковых дверей микроавтобуса. Ее действия квалифицировали по ч. 1 ст. 339 УК (Хулиганство). Юлия Кашеверова заявляла на суде, что подняла маску и кепку с земли и передала другой девушке. Момент передачи есть на видео.

Свидетели на суде показали, что повреждение боковой двери могло произойти из-за того, что в нее при бегстве нечаянно ударился парень, которого ОМОН задерживал. Никто из свидетелей со стороны милиции не заявил, что двери повредила Кашеверова.

Еще 4 октября, при задержании в Октябрьском РОВД Витебска, Кашеверова не отрицала того, что нанесла три удара по задней части автомобиля. Признание было сделано до возбуждения уголовного дела, что свидетельствует о правдивости показаний обвиняемой. Согласно ч. 1 ст. 169 УПК, это можно рассматривать как явку с повинной.

Адвокат просила оправдать ее подзащитную.

В последнем слове Юлия Кашеверова отметила, что с детства родители учили ее доброте, взаимопомощи и заботе о людях. Поэтому она выбрала профессию медсестры. Будущих медиков учили помогать пострадавшим независимо от их статуса и места, где произошла беда.

— 4 октября в толпе я увидела человека, который лежал лицом вниз. Первое, что пришло в голову, — выяснить, что случилось, не потерял ли он сознание, и помочь. В тот момент я вспомнила умершую маму, за жизнь которой боролась вся семья. Мне было жаль, что я не смогла помочь человеку. Я признаю свою вину: трижды ударила по машине. Но не судите меня строго, не лишайте меня свободы! — попросила девушка.

Судья Сергей Будревич вынесет приговор 22 февраля.

-20%
-50%
-15%
-10%
-31%