Поддержать TUT.BY
142 дня за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Прокурор: Протесты в Беларуси начались и из-за блогеров из Бреста. Обвиняемых лишили слова в суде
  2. «Джинн злобно загоняется в бутылку». Большое интервью с многолетним журналистом президентского пула
  3. С осторожным оптимизмом. Как безвизовый Гродно, потерявший туристов и деньги, ждет новый сезон
  4. «У Лукашенко нет опоры в госаппарате». Латушко рассказал про новые санкции и транзит власти
  5. Какие курсы доллара и евро установили обменники на выходные
  6. Умер муж королевы Великобритании принц Филипп. Ему было 99 лет
  7. Последняя официальная статистика по коронавирусу в Беларуси: за сутки умерло 10 человек
  8. Доски стали «золотыми»: пиломатериалы подорожали в два раза. Разбираемся, что происходит
  9. «Затеял игру в президентство». В суде над Бабарико допросили свидетеля в наручниках и озвучили жалобы
  10. «Радость — лучшее лекарство». Витебский бизнесмен начал рисовать 3 года назад, когда заболел раком
  11. Что сейчас происходит между Россией и Украиной и при чем тут Беларусь: поясняем простыми словами
  12. Глава Минска задумался об отказе от участков под паркинги у МКАД. И вот почему он прав
  13. За прошлый год белорусов стало меньше на 60 тысяч
  14. История одного фото. Как машинист метро и его коллеги помогали пассажирам после взрыва 11 апреля 2011 года
  15. Закроем наши посольства там, где они не приносят отдачи? С кем мы успешно торгуем, а с кем — просто дружим
  16. В Беларуси не хватает более 2 тысяч врачей и столько же — медсестер. В Минтруда рассказали про дефицит специалистов
  17. Налоговики создадут «супербазу» доходов населения. Какую информацию включат в нее
  18. В Мингорисполком подана заявка на проведение «Чернобыльского шляха»
  19. Врач объясняет, откуда берется шум в ушах и как от него избавиться
  20. «Не надо изобретать велосипед». Минский архитектор показал, как выглядит его загородный дом
  21. Топ-10 самых популярных подержанных авто в стране. Какие на них цены?
  22. Полчаса процедуры, два дня страданий. Как я сделала прививку от коронавируса
  23. Оценивает по походке. История бывшего балетмейстера, который в 74 года работает фитнес-тренером
  24. Роман одного из самых известных белорусских писателей отправили на экспертизу
  25. «Этот магазин для всех». В Минске открывается гастромаркет FishFood, где закупаются рестораны
  26. «Папа сказал: «Будешь делить имущество — ты мне не дочь. Я крысу не растил». Интервью с Таис Рыбакиной
  27. В Беларуси хотят разрешить создавать партии только постоянно проживающим в стране гражданам
  28. В Украину не пустили автобус из Беларуси: у всех 35 пассажиров — поддельные справки о ПЦР-тестах
  29. МВД прокомментировало жалобы на условия в ИВС на Окрестина и в Жодино и показало видео из изолятора
  30. Пассажиры автобуса, которых не пустили в Украину из-за поддельных ПЦР-тестов, рассказали подробности


Сотрудница БТ Ксения Лебедева на своем YouTube-канале опубликовала интервью с Марией Мазуркевич из гродненского ОМОНа. Милиционер сидит в кадре спиной к камере и рассказывает о травле в соцсетях и угрозах, которые ей поступали.

Фото: скрин с видео
Скрин видео

Мария Мазуркевич рассказывает, что «было неприятно», когда в Сети появились ее личные данные. Она начала получать много угроз в свой адрес.

— Много писали о том, что женщины в ОМОНе — это не женщины, что мы самки, что в нас нет никаких женских качеств, что мы некрасивые, что нас специально отбирают, чтобы мы шли против своего народа, что таким, как мы, нельзя размножаться, что нас надо убивать, истреблять. После того, как появились наши номера телефонов, в день приходило около 100 сообщений, которые содержали оскорбления, нецензурную брань, угрозы. Писали гадости в отношении родителей.

Она говорит, что ей порой было сложно сдерживать эмоции и иногда хотелось «много чего высказать и покричать в ответ протестующим — но понимаешь, что делать этого не нужно».

Также Мария рассказывает и о поддержке со стороны «граждан — настоящих патриотов». Они, мол, писали девушке сообщения, дарили цветы и даже подарки: например, браслеты и броши.

Мазуркевич говорит, что для нее важна поддержка и Александра Лукашенко.

— Ты понимаешь, что за твоей спиной стоит большой человек, который не бросит и поддержит в любую минуту. И это придавало еще больший толчок осуществлять службу и охрану порядка. Мы понимали, что он действительно нам как отец и мы под его защитой. Мы понимали, что президент для нас — настоящий «батька», который нас любит и не предаст никогда, — говорит Мария.

Она признается, что за последние полгода у нее произошла переоценка ценностей.

— Я понимаю, что самое главное — это мир и спокойствие, окружение своих близких. У меня поменялся круг общения: многие друзья перестали общаться из-за моей политической позиции, но зато у меня появилось много других знакомых людей, — говорит Мария и добавляет, что гордится работой в ОМОНе.

Фото: Радыё Свабода
Прапорщик милиции Мария Мазуркевич. Фото с сайта МВД

Марии Мазуркевич — 33 года, она прапорщик милиции. Напомним, вместе с коллегой Дарьей Бондарчук она в декабре 2020-го была потерпевшей по уголовному делу 55-летней гродненки Марины Поликарповой, которую обвиняли в насилии в отношении сотрудника органов внутренних дел.

По версии обвинения, женщина принимала участие в несанкционированном мероприятии 9 августа, а после задержания в служебном микроавтобусе, пытаясь покинуть транспортное средство, «противодействовала сотрудникам милиции и умышленно применила насилие». Дарью Бондарчук Марина укусила за руку, а Марию Мазуркевич ударила по лицу.

Марина Поликарпова рассказывала в суде, что в милицейском микроавтобусе сотрудницы ОМОНа ее оскорбляли и избили.

— …И тогда Бондарчук ударила меня кулаком в плечо и ногой в бедро. После этого я упала на сиденье. И встать оттуда больше не могла. Потом она нанесла мне руками множество ударов. Один пришелся на лицо, очки разбились, зрение у меня плохое, я в тот момент потеряла вообще ориентацию, где я и что происходит. Потом я попросила, чтобы они представились. Они смеялись, что-то между собой говорили. А потом сказали: «Я Маша Лукашенко, а я Настя Лукашенко». «А при чем здесь Лукашенко?» — спросила я. «Не заткнешься, мы сейчас на тебя наручники наденем». Тогда я протянула руки и говорю, что раз надо и они имеют право это сделать, то пусть и надевают. Но надели они наручники так, что один расстегнулся. Я возьми и съязви: «Не можете даже нормально наручники надеть». Они еще нанесли несколько ударов. Единственное, что я могла делать — это защищаться. Я отмахивалась правой рукой. Мазуркевич схватила меня за правую руку, Бондарчук придвинулась ко мне вплотную, встала на колено на соседнее сиденье и пыталась душить меня, — рассказывала Марина в суде.

Она подавала по факту своего избиения заявление в Следственный комитет, однако в возбуждении уголовного дела ей было отказано.

В итоге суд признал Поликарпову виновной по статье «Насилие либо угроза применения насилия в отношении сотрудника органов внутренних дел» и приговорил ее к двум годам так называемой домашней химии. Также женщина должна была выплатить по 1,5 тысячи каждой из потерпевших сотрудниц милиции (они просили по пять тысяч), 162 рубля госпошлины, 440 рублей и 40 копеек за судмедэкспертизу.

-10%
-10%
-50%
-10%
-10%
-12%
-15%
-10%
-15%
-20%
-37%