1. «Баявая сяброўка». Як украінка набыла танк, вызваляла на ім Беларусь ад фашыстаў і помсціла за мужа
  2. Очереди в пункт вакцинации «Экспобела» были такие длинные, что ввели предварительную регистрацию
  3. Уборка, поминальная трапеза и цветы. Радуница на маленьких кладбищах Минска
  4. Остаться одному после 67 лет брака. Поговорили с героем, чья история любви год назад восхитила читателей
  5. В Будславе горел знаменитый костел, повреждена часть крыши
  6. Сколько стоит новый кроссовер в Беларуси и у ближайших соседей. Сравнили цены — и вот результат
  7. Парень, который выжил. История 23-летнего Антона, который после ДТП 43 дня провел в коме и выкарабкался
  8. Пяць палацаў, якія можна купіць у Беларусі (ёсць і за нуль рублёў)
  9. «Всех разобрали, а я стою. Ну, думаю, теперь точно расстреляют». История остарбайтера Анны, которая потеряла в войну всех
  10. «Пленные взбунтовались — врача похоронили с оркестром». История и артефакты из лагеря в Масюковщине
  11. «Заходишь в город, а там стоит плач и кругом сотни гробов». История 95-летнего ветерана ВОВ
  12. «Спасите семью от развода». Подборка самых необычных объявлений о продаже авто
  13. Население Китая уже почти не растет, его вот-вот обгонит Индия
  14. Эксперт поделился секретами, как легко и эффективно можно почистить газовую плиту
  15. В Беларуси не хватает почти 84 тысяч работников. Какие кадры в дефиците
  16. Декрет «о коллективном президенте». Объясняем, о чем он — коротко
  17. Минздрав озвучил свежую статистику по коронавирусу в стране
  18. Будет учтено «все происходящее в стране»: представитель ЕС рассказал, когда ждать четвертый пакет санкций
  19. «Мама горевала, что не дождалась Ивана». Спустя 80 лет семья узнала о судьбе брата, пропавшего в 1941-м
  20. Один из лидеров минского «Динамо» покинул команду
  21. «Восстановление костела — вызов для всех белорусов». Как Будслав пережил пожар в своей главной святыне
  22. Эндокринолог — о том, почему сахарным диабетом болеет все больше людей
  23. Автозадачка на выходные. Загадка про легендарный автомобиль эпохи 70-х
  24. Как приготовить рассыпчатый рис? Шеф-повар делится своими секретами
  25. «Общество заточено на «откаты». Откровенный разговор с архитектором о строительстве частных домов
  26. Лаевский: Максиму Знаку предъявили окончательное обвинение. Его дело скоро передадут в суд
  27. Арина Соболенко поднялась на рекордное четвертое место в рейтинге WTA
  28. Стрельба в школе в Казани: погибли 9 человек
  29. В Индии люди, переболевшие COVID-19, начали заражаться редким «черным грибком»
  30. Какую из вакцин от ковида, которыми прививают в Беларуси, одобрил ВОЗ? Главное о здоровье за неделю

опубликовано: 
обновлено: 
/

16 февраля в суде Фрунзенского района Минска продолжают рассматривать дело Катерины Бахваловой и Дарьи Чульцовой — журналисток «Белсата», которые 15 ноября 2020-го вели стрим с «Площади перемен», за что позже их обвинили в организации и подготовке действий, грубо нарушающих общественный порядок.

Фото:TUT.BY
9 февраля 2021 года. Первое заседание по делу журналисток «Белсата». Фото: TUT.BY

Уже больше трех месяцев Дарья Чульцова и Катерина Бахвалова (творческий псевдоним — Катерина Андреева) находятся в СИЗО. Правозащитники признали их политическими заключенными.

Катерине и Дарье предъявили обвинение по части 1 статьи 342 УК «Организация и подготовка действий, грубо нарушающих общественный порядок, либо активное участие в них». Санкции по этой статье — от штрафа до трех лет лишения свободы.

Дело рассматривает судья Наталья Бугук, государственное обвинение представляет Алина Касьянчик, Дарью Чульцову защищает адвокат Александр Хаецкий, Катерину Бахвалову — Сергей Зикрацкий.

Фото: TUT.BY
Так сегодня запускали на суд над журналистками. Фото: TUT.BY

Первое заседание по делу прошло 9 февраля, после чего в процессе был объявлен недельный перерыв. На нем выступили свидетели, а также дали свои показания обвиняемые.

На второе заседание пустили ОНТ и СТВ — остальные журналисты остались за дверями. Процесс, кстати, открытый. И как сообщает телеграм-канал Белсата, свободные места в зале есть.

Фото: TUT.BY
Фото: TUT.BY

На лестнице у входа в зал стоит несколько десятков человек. Некоторые слушатели, которые хотели попасть на открытое судебное заседание, начали возмущаться.

— Докажите нам, что там нет мест. Покажите фотографию! — попросила одна из женщин.

— Это не игра в «верю — не верю». Дома в холодильнике будете заглядывать, — ответил сотрудник в штатском с рацией.

«Белсат» сообщает, что адвокат заявил на заседании: некоторые цитаты из стрима (за который судят девушек) в материалах дела приведены некорректно и просит приобщить сравнительное исследование со стенограммой. Прокурор против, судья удовлетворяет ходатайство.

Фото: TUT.BY
Фото: TUT.BY

Также адвокат попросил приобщить ответы мобильных операторов о том, что в день акции мобильный интернет в Минске был ограничен.

На суде, по данным телеканала, прокурор стала зачитывать цитаты Катерины Андреевой со стрима, которые якобы доказывают ее вину. Как утверждает «Белсат», все цитаты — констатация фактов. Один призыв — «заклікаем быць асцярожнымі».

Суд приступил к просмотру стрима с «Площади перемен», однако смотреть, несмотря на просьбу адвоката, будут только отрывки — «в целях процессуальной экономии».

На процессе стало известно, что фразу из стрима: «Паглядзіце на гэтых смелых хлопцаў, якія спачатку збеглі, а потым вярнуліся на праезную частку. А цяпер стаяць насупраць ГУБАЗіКа і не сыходзяць» — обвинение считает доказательством координации и призывов.

Еще одно доказательство обвинения — опрос, который Катерина Андреева и Дарья Чульцова проводили на «Площади перемен». На видео люди скандируют «Жыве Беларусь!», Катя рассказывает, что происходит, разговаривает с участниками.

Прокурор, как сообщает «Белсат», спросила Катерину Андрееву:

— Вы рассказывали, что в окна светили фонарем, дрон летал. Почему вы этого боялись?

— Быть может потому, что ранее моих коллег избивали, били ногами в живот, ломали кости, стреляли в журналистов. Вы бы не боялись? — ответила она.

Фото:TUT.BY
Фото:TUT.BY

Прокурор поинтересовалась, должна ли была Катерина озвучивать в стриме то, что происходило, или озвучивала то, что говорили другие источники информации.

— Я достаточно компетентна, чтобы разобраться, что озвучивать, — ответила Андреева.

— Входила ли в ваши обязанности необходимость озвучивать то, что сообщают другие источники информации (цитата по «Белсат». — Прим. TUT.BY)?

— У нас в журналистике принято ссылаться на источники информации.

В письменных материалах дела содержится стенограмма звонков в милицию, которые поступили от некоторых жителей района «Площади перемен», рассказал TUT.BY муж Андреевой Игорь Ильяш.

— «Почему власть не реагирует?», «К чему мы идем? К Украине?», «Вы будете разгонять этих уже?», «Невозможно смотреть телевидение!», «Они (протестующие) меня дурой назвали. Что, если я за Лукашенко, — у меня прав нет? Я отброс?» — с такими вопросами звонили 15 ноября в милицию.

Игорь Ильяш подчеркивает, что в телефонных звонках, как следует из материалов дела, нет ни одного слова про журналистов или стрим «Белсата».

Также в милицию звонили местные жители и сообщали, в каких домах и подъездах прячутся протестующие.

Один из них говорил, что якобы видел координатора — человека в машине, который поднял два пальца вверх.

В 17 часов в процесс вновь вызвали представителя «Минсктранса» Романа Прановича. Он заявил, что претензий у «Минсктранса» нет, так как ущерб оплачен в полном объеме.

По словам Игоря Ильяша, в материалах дела содержится его личная переписка, которая велась уже после ареста его жены Катерины.

— В ней я выясняю рабочие вопросы и обсуждаю состояние здоровья Кати, обстоятельства ее задержания. Приобщено к материалам и мое интервью, где я рассказываю о преследовании Кати. Никак не объясняется, какое отношение это имеет к обвинению.

Как рассказывает Ильяш, именно эти фрагменты личной переписки и именно это интервью использовал Григорий Азаренок в своей программе, в которой шла речь о Катерине Бахваловой.

Суд продолжится завтра в 10 утра.

Что было на первом заседании?

Как следует из обвинения, 15 ноября в неустановленное время «из корыстных побуждений» и «по предварительному сговору» они организовали действия, грубо нарушающие общественные порядок. А именно: озвучивали в прямом эфире информацию, в том числе «из деструктивных аккаунтов в социальных сетях», «давали положительную оценку» происходящим событиям и осуществили «сбор активных участников, грубо нарушающих общественный порядок», «с целью создания массовости для возможности противостояния действиям сотрудников правоохранительных органов».

Преступление, сказано в обвинении, они совершали с помощью телефонов, видеокамер, штатива и жилетов с надписью «Пресса».

По версии следствия, стрим «Белсата» привел к остановке 19 маршрутов общественного транспорта — 13 автобусных, 4 троллейбусных и 4 трамвайных. Ущерб от этого «Минсктранс» оценил в 11 562 рубля 14 копеек. Журналистки перевели эту сумму на счет предприятия.

На процессе в качестве свидетелей выступили хозяева квартиры, из которой журналистки вели прямой эфир, и их гостья, муж Катерины Бахваловой, таксист, который подвозил ее на Сморговский тракт, житель дома на Сморговском тракте и представитель «Минсктранса».

Ни один из свидетелей не заявил, что события, происходившие 15 ноября 2020 года на «Площади перемен», напрямую связаны со стримом «Белсата».

Дмитрий Мороз, хозяин квартиры, откуда журналистки вели стрим, уточнил, что обвиняемые не совершали никаких противоправных действия, иначе он «попросил бы их выйти из квартиры».

Игорь Ильяш, муж журналистки Бахваловой, настаивал, что его жена выполняла обычную журналистскую работу: «Освещала события, которые должны были происходить на так называемой „Площади перемен“, вести живой репортаж».

Представитель «Минсктранса» Роман Пранович рассказал на суде, что 15 ноября в районе «Площади перемен» было остановлено 19 маршрутов общественного транспорта. Но ни какой из них остановился первым, ни кто именно перекрыл дорогу, он пояснить не смог.

Дарья Чульцова отказалась давать показания, поэтому на процессе зачитали письменные материалы дела.

— Никого не призывала, не организовывала, к действиям не склоняла. В материалах дела нет доказательств противоправных действий, нет объяснений, что такое деструктивные Telegram-каналы, кто определил их деструктивность и как они называются. Никаких лозунгов не выкрикивала, на проезжую часть не выходила. <…> Мое согласие компенсировать ущерб «Минсктрансу» не есть признание моей вины. Оплата компенсации подтверждает то, что я приличный человек, и дает мне возможность сделать это на благо предприятия с целью повышения качества предоставляемых услуг.

Катерина Бахвалова считает свое дело «политически мотивированным».

— Я абсолютно невиновна в преступлении, которое мне инкриминируют, — с этих слов Катерина начала давать показания. — Считаю его актом мести спецслужб за выполнение моей профессиональной деятельности.

Катерина Бахвалова утверждает, что она не руководила людьми во время стрима. Одной из причин она назвала то, что на «Площади перемен» не было мобильного интернета, соответственно, те, кто там находился, не могли смотреть прямой эфир «Белсата».

-50%
-10%
-15%
-20%
-10%
-10%
-20%
-50%
-25%
-11%
0068422