108 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. «Танцуем, а мое лицо прямо напротив ее груди». История семьи, где жена выше мужа (намного!)
  2. «Я привыкла быть, как все. Но теперь это не так!». Как мы превратили читательницу в роковую красотку
  3. На овсянке и честном слове. История Марины, которая пришла в зал в 33 — и попала в мировой топ пауэрлифтинга
  4. «Прошло минут 30, и началось маски-шоу». Задержанные на студенческом мероприятии о том, как это было
  5. Минздрав опубликовал статистику по коронавирусу за прошлые сутки
  6. «Если вернуться, я бы ее не отговаривал от «Весны». Разговор с мужем волонтера Рабковой. Ей грозит 12 лет тюрьмы
  7. Изучаем весенний автоконфискат. Ищем посвежее, получше и сравниваем с ценами на рынке
  8. Что критики пишут о фильме про белорусский протест, показанном на кинофестивале в Берлине?
  9. «Молодежь берет упаковками». Покупатели и продавцы — о букетах с тюльпанами к 8 Марта
  10. Синоптики объявили желтый уровень опасности на 9 марта
  11. Я живу в Абрамово. Как неперспективная пущанская деревня на пару жителей стала «модной» — и передумала умирать
  12. Автозадачка с подвохом. Разберетесь ли вы в правилах остановки и стоянки на автомагистралях?
  13. Студентка из Франции снимала Минск в 1978-м. Показываем фото спустя 40 лет
  14. «Один роковой прыжок — и я парализован». История парня, который нырнул в воду и сломал позвоночник
  15. Где поесть утром? Фудблогеры советуют самые красивые завтраки в городе
  16. Акции в честь 8 Марта и заседание МОК по Беларуси. Онлайн дня
  17. «Хлеба купить не могу». Работники колхоза говорят, что они еще не получили зарплату за декабрь
  18. «Очень сожалею, что я тренируюсь не на «Аисте». Посмотрели, на каких велосипедах ездит семья Лукашенко
  19. Первый энергоблок БелАЭС включен в сеть
  20. «Белорусы готовы работать с рассвета до заката». Айтишницы — о работе и гендерных вопросах
  21. Стачка — за разрыв договора, профсоюзы — против. Что сейчас происходит вокруг «Беларуськалия» и Yara
  22. Как заботиться о сердце после ковида и сколько фруктов нужно в день? Все про здоровье за неделю
  23. Суды над студентами и «Я — политзаключенная». Что происходило в Беларуси и за ее пределами 7 марта
  24. BYPOL выпустил отчет о применении оружия силовиками. Изучили его и рассказываем основное
  25. На 1000 мужчин приходится 1163 женщины. Что о белорусках рассказали в Белстате
  26. «Ушло вдвое больше дров». Дорого ли выращивать тюльпаны и как к 8 марта изменились цены на цветы
  27. «Можно понять масштаб бедствия». Гендиректор «Белавиа» — про новые и старые направления и цены на билеты
  28. Россия анонсировала в марте совместные с Беларусью учения. В том числе — под Осиповичами
  29. Минздрав опубликовал свежую статистику по коронавирусу: снова 9 умерших
  30. Еще 68,9 млн долларов. Минфин в феврале продолжил наращивать внутренний валютный долг


/

12 февраля продолжился суд над журналисткой TUT.BY Надеждой Калининой. Ее задержали 29 января, когда она пыталась попасть на съезд делегатов Всебелорусского народного собрания по Минску, и вменили две статьи — 23.34 и 23.4 КоАП. Почти трое суток Надежда провела в ИВС на Окрестина — в переполненной камере без теплых вещей и средств гигиены. 1 февраля над ней начался суд, в котором объявили перерыв. Сегодня процесс продолжился.

Фото: TUT.BY
Фото: TUT.BY

Перерыв в процессе был объявлен, чтобы суд мог получить видеозаписи с камер наблюдения Минского городского Дворца культуры, где проходил съезд делегатов. Во время первого заседания Надежда Калинина и ее адвокат Валерий Зинкевич ходатайствовали о запросе и просмотре этих записей, поскольку они могли подтвердить, что журналистка находилась в здании ДК и задержали ее на крыльце, когда она выходила, а не у проезжей части, где она якобы пикетировала «за честные выборы», как утверждал свидетель-милиционер.

Дело рассматривает судья Татьяна Шотик в суде Ленинского района Минска.

12 февраля Надежда Калинина присутствует на заседании лично. Рассказывает, что рассчитывает не вернуться на Окрестина, тем не менее на всякий случай взяла с собой сумку. В ней — сменные вещи и средства гигиены.

— Такой минимум на 30 суток хватит, — шутят ее друзья.

Во время перерыва, рассказывает Надежда, она изучила ПиКоАП и обнаружила в нем множество нарушений, которые были допущены, когда на нее составляли протоколы.

На суде выяснилось, что администрация Дома культуры не может предоставить записи с видеокамер «в связи со сбоями системы видеонаблюдения».

Фото: TUT.BY
Фото: TUT.BY

Кроме этого, Надежда подавала письменные ходатайства: установить личность и вызвать в суд контролеров-охранников, которые отказались пропускать ее на собрание. Но суд посчитал, что «оснований для вызова сотрудников Дома культуры не усматривается». Как и для экспертизы видеозаписи из Дома культуры на предмет непрерывности и признаков монтажа.

Адвокат журналистки Валерий Зинкевич подал в «Минсктранс» адвокатский запрос, чтобы предоставить с автобусных и троллейбусных маршрутов записи с регистраторов, которые, по его мнению, могут доказать невиновность Надежды Калининой. По словам защитника, накануне он получил звонки от двух директоров автопарков. Они подтвердили, что такие записи есть, в ближайшее время их передадут в «Минсктранс». Поэтому адвокат попросил суд дождаться этих видео. Однако адвокатский запрос, в котором перечислены контакты сотрудников, с которыми общался адвокат, судья посчитала недостаточным и отклонила это ходатайство.

Защитник Надежды попросил суд прекратить административное дело.

Фото: TUT.BY
Фото: TUT.BY

— Я хотела бы обратить внимание, что, согласно статье 4.1. ПИКоАП, лицо, в отношении которого ведется административный процесс, обладает правом иметь защитника с момента объявления его задержанным. Согласно статье 2.8, нарушение данного права на защиту является основанием для отмены вынесенных постановлений об административном взыскании. Соответственно, оно может быть основанием для принятия постановления о прекращении административного процесса, — добавила Надежда Калинина.

Она же обратила внимание: то, что все поданные ходатайства были отклонены, лишает ее права на защиту.

— Единственное доказательство моей якобы вины — это свидетельские показания милиционера под фамилией Шиманович, которые, во-первых, противоречили протоколу, во-вторых, менялись в ходе дачи этих самых объяснений.

Заседание продлилось 16 минут. После перерыва судья Татьяна Шотик вынесла решение: признать виновной и назначить штраф — 80 базовых величин: 1450 рублей по 23.34 и 870 рублей по статье 23.4 КоАП.


Надежду Калинину задержали 29 января, когда она пыталась попасть на съезд делегатов Всебелорусского народного собрания по Минску, который проходил в Минском городском Дворце культуры по адресу: ул. Маяковского, 129. 1 февраля по административному делу в отношении журналистки прошел суд.

В составленных на Надежду протоколах указано, что журналистка устроила пикет «за честные выборы» и оказывала сопротивление во время задержания. Выступавший в суде свидетель Шиманович (фамилия ненастоящая) заявлял, что Калинина пикетировала вдоль проезжей части рядом с Дворцом культуры, выкрикивала «Жыве Беларусь!» и не реагировала на его неоднократные замечания, но не сопротивлялась, когда ее задерживали.

Журналистка вину не признала, заявила, что в протоколах верно указан только адрес, по которому ее задержали, все остальное не имеет отношения к реальным событиям. Она настаивает, что приехала в ДК, чтобы зарегистрироваться для освещения мероприятия, куда ее не пустили. А потом задержали на выходе из здания.

В итоге в процессе был объявлен перерыв, во время которого суд намеревался истребовать видеозаписи с камер наблюдения Дворца культуры, где Калинина была задержана.

В ИВС Надежда пробыла почти трое суток — без средств гигиены и теплой одежды в камере, в которой на пять мест было 12 человек.

-20%
-10%
-25%
-10%
-10%
-20%
-30%
-9%
-50%
-50%
-10%