108 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Первый энергоблок БелАЭС включен в сеть
  2. «Прошло минут 30, и началось маски-шоу». Задержанные на студенческом мероприятии о том, как это было
  3. «Молодежь берет упаковками». Покупатели и продавцы — о букетах с тюльпанами к 8 Марта
  4. На овсянке и честном слове. История Марины, которая пришла в зал в 33 — и попала в мировой топ пауэрлифтинга
  5. Что критики пишут о фильме про белорусский протест, показанном на кинофестивале в Берлине?
  6. Где поесть утром? Фудблогеры советуют самые красивые завтраки в городе
  7. Россия анонсировала в марте совместные с Беларусью учения. В том числе — под Осиповичами
  8. Синоптики объявили желтый уровень опасности на 9 марта
  9. BYPOL выпустил отчет о применении оружия силовиками. Изучили его и рассказываем основное
  10. «Очень сожалею, что я тренируюсь не на «Аисте». Посмотрели, на каких велосипедах ездит семья Лукашенко
  11. «Я привыкла быть, как все. Но теперь это не так!». Как мы превратили читательницу в роковую красотку
  12. Стачка — за разрыв договора, профсоюзы — против. Что сейчас происходит вокруг «Беларуськалия» и Yara
  13. «Ушло вдвое больше дров». Дорого ли выращивать тюльпаны и как к 8 марта изменились цены на цветы
  14. Я живу в Абрамово. Как неперспективная пущанская деревня на пару жителей стала «модной» — и передумала умирать
  15. «Один роковой прыжок — и я парализован». История парня, который нырнул в воду и сломал позвоночник
  16. Акции в честь 8 Марта и заседание МОК по Беларуси. Онлайн дня
  17. «Можно понять масштаб бедствия». Гендиректор «Белавиа» — про новые и старые направления и цены на билеты
  18. Автозадачка с подвохом. Разберетесь ли вы в правилах остановки и стоянки на автомагистралях?
  19. Изучаем весенний автоконфискат. Ищем посвежее, получше и сравниваем с ценами на рынке
  20. «Хлеба купить не могу». Работники колхоза говорят, что они еще не получили зарплату за декабрь
  21. Суды над студентами и «Я — политзаключенная». Что происходило в Беларуси и за ее пределами 7 марта
  22. «Если вернуться, я бы ее не отговаривал от «Весны». Разговор с мужем волонтера Рабковой. Ей грозит 12 лет тюрьмы
  23. Еще 68,9 млн долларов. Минфин в феврале продолжил наращивать внутренний валютный долг
  24. Как заботиться о сердце после ковида и сколько фруктов нужно в день? Все про здоровье за неделю
  25. Оловянное войско. Как учитель из Гродно преподает школьникам историю с солдатиками и солидами
  26. Минздрав опубликовал свежую статистику по коронавирусу: снова 9 умерших
  27. «Белорусы готовы работать с рассвета до заката». Айтишницы — о работе и гендерных вопросах
  28. Минздрав опубликовал статистику по коронавирусу за прошлые сутки
  29. Оперная певица, которая троллит чиновников и силовиков. Кто такая Маргарита Левчук?
  30. Студентка из Франции снимала Минск в 1978-м. Показываем фото спустя 40 лет


Как стало известно, суд над журналисткой TUT.BY Катериной Борисевич и врачом Артемом Сорокиным начнется 19 февраля в 10 утра. Процесс будет проходить в Доме правосудия.

Уголовное дело по обвинению журналиста TUT.BY Катерины Борисевич и врача больницы скорой медицинской помощи Артема Сорокина будет рассматривать суд Московского района Минска, их обвиняют в разглашении медицинской тайны.

Катерина Борисевич была задержана 19 ноября 2020 года. Позже ей и врачу БСМП Артему Сорокину предъявили обвинение в «разглашении врачебной тайны, повлекшем тяжкие последствия» (ч. 3 ст. 178 УК РБ). Поводом стала опубликованная 13 ноября статья, в которой говорилось, что в крови Романа Бондаренко не было алкоголя. Это расходится с версией СК и Александра Лукашенко. Катерина Борисевич и Артем Сорокин находятся в СИЗО № 1 Минска. При этом родные Романа к журналистке и доктору претензий не имеют.

Отметим, что за избиение Романа Бондаренко никто не задержан, более того — до сих пор не возбуждено уголовное дело, родные не признаны потерпевшими.

Международная правозащитная организация Amnesty International признала Катерину Борисевич и Артема Сорокина узниками совести, белорусские правозащитники признали их политзаключенными. С момента задержания обвиняемые удерживаются в СИЗО.

Вопросы журналистки, которая собирала информацию о состоянии Романа Бондаренко, генпрокуратура, судя по официальному сообщению от 22 января, квалифицировала так: «Катерина Борисевич в период с 12 по 13 ноября 2020 года в нарушение порядка получения, предоставления и распространения информации, составляющей врачебную тайну, без согласия пациента или иных уполномоченных лиц в ходе неоднократных соединений по сетям электросвязи с Сорокиным путем просьб и уговоров склонила его к предоставлению устной информации о пациенте больницы Романе Бондаренко, проходившем лечение и скончавшемся в указанном учреждении 12 ноября 2020 года, а также к передаче через мессенджер Telegram фотокопий медицинской документации Бондаренко».

При этом, по мнению прокуратуры, журналистка «сознавала, что запрашиваемая информация в соответствии со ст. 46 Закона Республики Беларусь „О здравоохранении“ составляла врачебную тайну, а она не являлась лицом, имеющим право на ее получение и распространение». Такой вывод сделан исходя из информации Генпрокуратуры в связи с тем, что некоторые медработники отказались «сообщить интересующие ее сведения».

— Поддавшись уговорам, Сорокин умышленно незаконно разгласил сведения о факте поступления Бондаренко в стационар и состоянии его здоровья, наличии заболевания, диагнозе, результатах медицинского освидетельствования и иные данные, в том числе личного характера. Борисевич использовала полученную от Сорокина информацию и электронные фотографии документов для подготовки материала, который под заголовком «Врач БСМП: «У Романа Бондаренко было ноль промилле алкоголя, вообще ничего не нашли» был размещен 13 ноября 2020 года от ее имени на интернет-портале TUT.BY, — сообщает прокуратура.

В официальном сообщении говорится, что «распространение информации, в том числе ложной, неограниченному кругу лиц и ее противопоставление официальным комментариям госорганов вызвали общественный резонанс и создали атмосферу недоверия к компетентным службам. Это негативно повлияло на состояние правопорядка и повлекло за собой тяжкие последствия — привело к повышению напряженности в обществе, побудило граждан к проведению незаконных массовых мероприятий, иным противоправным деяниям».

При этом из сообщения непонятно, какую именно информацию Генпрокуратура считает ложной и почему был сделан вывод, что общественный резонанс вызвал журналистский материал, а, например, не смерть Романа Бондаренко, по факту которой до сих пор не заведено уголовное дело.

Сторона защиты полагает, что в действиях Катерины Борисевич отсутствует состав преступления. Содержащаяся же в комментарии Генеральной прокуратуры информация, по словам адвоката Михаила Боднарчука, не подтверждена материалами дела. Также сторона защиты надеется, что дело будет рассмотрено в открытом судебном заседании, где все это станет очевидным широкой общественности.

— Мы настаиваем, что журналист не может нести уголовную ответственность за профессиональное выполнение своего долга. Всю ответственность в части недоверия граждан к компетентным службам должны нести те лица, которые позволили себе опубликовать неподтвержденную информацию (и в дальнейшем ее не опровергли), а не те, кто, руководствуясь журналистским долгом, ее опроверг, — говорит адвокат Борисевич Андрей Мочалов. — Также сторону защиты возмущает позиция Генеральной прокуратуры, а именно невозбуждение уголовного дела по факту насильственной смерти Романа Бондаренко при наличии очевидных доказательств.

-30%
-30%
-70%
-27%
-20%
-15%
-10%
-10%
-10%
-10%