108 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Оперная певица, которая троллит чиновников и силовиков. Кто такая Маргарита Левчук?
  2. Акции в честь 8 Марта и заседание МОК по Беларуси. Онлайн дня
  3. «Хлеба купить не могу». Работники колхоза говорят, что они еще не получили зарплату за декабрь
  4. «Молодежь берет упаковками». Покупатели и продавцы — о букетах с тюльпанами к 8 Марта
  5. «Танцуем, а мое лицо прямо напротив ее груди». История семьи, где жена выше мужа (намного!)
  6. Минздрав опубликовал статистику по коронавирусу за прошлые сутки
  7. «Можно понять масштаб бедствия». Гендиректор «Белавиа» — про новые и старые направления и цены на билеты
  8. Суды над студентами и «Я — политзаключенная». Что происходило в Беларуси и за ее пределами 7 марта
  9. Как заботиться о сердце после ковида и сколько фруктов нужно в день? Все про здоровье за неделю
  10. «Ушло вдвое больше дров». Дорого ли выращивать тюльпаны и как к 8 марта изменились цены на цветы
  11. «Если вернуться, я бы ее не отговаривал от «Весны». Разговор с мужем волонтера Рабковой. Ей грозит 12 лет тюрьмы
  12. Я живу в Абрамово. Как неперспективная пущанская деревня на пару жителей стала «модной» — и передумала умирать
  13. Изучаем весенний автоконфискат. Ищем посвежее, получше и сравниваем с ценами на рынке
  14. Где поесть утром? Фудблогеры советуют самые красивые завтраки в городе
  15. Синоптики объявили желтый уровень опасности на 9 марта
  16. Минздрав опубликовал свежую статистику по коронавирусу: снова 9 умерших
  17. «Белорусы готовы работать с рассвета до заката». Айтишницы — о работе и гендерных вопросах
  18. Первый энергоблок БелАЭС включен в сеть
  19. «Прошло минут 30, и началось маски-шоу». Задержанные на студенческом мероприятии о том, как это было
  20. Оловянное войско. Как учитель из Гродно преподает школьникам историю с солдатиками и солидами
  21. Россия анонсировала в марте совместные с Беларусью учения. В том числе — под Осиповичами
  22. «Я привыкла быть, как все. Но теперь это не так!». Как мы превратили читательницу в роковую красотку
  23. На овсянке и честном слове. История Марины, которая пришла в зал в 33 — и попала в мировой топ пауэрлифтинга
  24. «Очень сожалею, что я тренируюсь не на «Аисте». Посмотрели, на каких велосипедах ездит семья Лукашенко
  25. Что критики пишут о фильме про белорусский протест, показанном на кинофестивале в Берлине?
  26. Автозадачка с подвохом. Разберетесь ли вы в правилах остановки и стоянки на автомагистралях?
  27. Студентка из Франции снимала Минск в 1978-м. Показываем фото спустя 40 лет
  28. BYPOL выпустил отчет о применении оружия силовиками. Изучили его и рассказываем основное
  29. Еще 68,9 млн долларов. Минфин в феврале продолжил наращивать внутренний валютный долг
  30. Стачка — за разрыв договора, профсоюзы — против. Что сейчас происходит вокруг «Беларуськалия» и Yara


/

Почти три месяца студенты пяти минских вузов находятся в СИЗО на Володарского. Их задержали 12 ноября 2020-го, и с тех пор они находятся под стражей. В свои 19−22 года молодые люди стали политическими заключенными, хотя наверняка представляли свое ближайшее будущее иначе. Илья Трахтенберг, например, мечтал стать архитектором, как и его известный прадед, а Ксюша Сырамалот — написать роман и выступить в ООН и ОБСЕ. Их родители рассказали TUT.BY о своих детях — их увлечениях и талантах, учебе и планах на будущее, которые разрушила одна на всех уголовная статья.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Марш студентов 1 сентября 2020 года. Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Илья Трахтенберг. Мечтал продолжить династию архитекторов в семье, но оказался за решеткой

В октябре 1934 года архитектор Наум Трахтенберг переедет из Одессы в Минск. После войны он создаст первый генплан восстановления и развития Минска — и в 1968 году получит госпремию БССР за проект нынешнего проспекта Независимости, который он разработал в соавторстве с другими архитекторами. А в ноябре 2020 года его правнука Илью Трахтенберга признают политическим заключенным. За две недели до этого студента исключат из БГУ, после к нему домой придут с обыском и увезут в КГБ. Под стражей Илья находится уже почти три месяца.

Илье Трахтенбергу 19 лет. До конца октября 2020 года он был студентом механико-математического факультета БГУ, откуда его отчислили незадолго до задержания. Формально — за пропуски, фактически — за активность, считает его отец Виталий.

Учился Илья на втором курсе. Мехмат — не тот факультет, куда он изначально собирался поступать, говорит Виталий. При этом учеба студенту нравилась, и все у него получалось: он получал повышенную стипендию, с одногруппниками складывались хорошие отношения.

Фото instagram.com/i_l_y_a_01
Фото instagram.com/i_l_y_a01

— После школы Илья пробовал поступать на архитектуру в Санкт-Петербург. То, что он решил возрождать династию архитекторов в нашей семье, меня, конечно, радовало. Но в Питере у него не сложилось. Поэтому он вернулся в Беларусь и, не сильно выбирая вуз, поступил на мехмат БГУ. Ему нравилось учиться, хотя это не совсем то, что его интересовало.

— Илья родился в семье с историей. Как это повлияло на него?

— В детстве он много рисовал, и у него получались хорошие работы. Театральный художник и друг нашей семьи Дмитрий Мохов говорил, что у Ильи хорошая рука, он очень здорово рисует, и если бы не ленился, то работы были бы великолепные. Думаю, что отсюда и пошел интерес к архитектуре. Его интересовали истории о моем дедушке и папе, архитектура Минска и Беларуси в целом. Центральная часть Минска восстанавливалась по проекту Наума Трахтенберга, прадеда Ильи. Он неоднократно слышал эти рассказы, любил брать книги из домашней библиотеки, читать и потом расспрашивать мою маму, как все было. В результате решил пойти по этим стопам. С мехмата он планировал уйти и все-таки переключиться на архитектуру. За последний год у него выкристаллизовалась четкая идея. Мы конкретно обсуждали, какое из направлений он хотел бы выбрать, чтобы это и нравилось, и было востребовано.

По словам Виталия, его сын Илья — парень глубоко увлекающийся. Еще во время учебы в гимназии он начал играть в «Что? Где? Когда?». Сначала — в школьной лиге, затем — в студенческой. Еще одно большое увлечение Ильи — музыка. Он играет на гитаре и сам пишет музыку.

— Когда-то я тоже занимался по классу гитары. Если изначально помогал Ильюхе, поправлял какие-то огрехи, то сейчас у него самого много чему могу поучиться, — говорит Виталий Трахтенберг. — И с металлом ему нравилось возиться, и монетами-марками увлекаться, причем основательно. Мои дедушка и папа тоже собирали марки, от них остались большие тома кляссеров. И в какой-то момент Ильюха решил с этим разобраться. Подробно и дотошно искал в интернете каждую, что это такое и в чем отличие от остальных. Если Илью что-то интересует, то в тему он уходит глубоко.

Но со всеми увлечениями пришлось расстаться, а планы на будущее отложить минимум на три месяца — столько Илья находится под стражей. Сейчас он — обвиняемый по части 1 статьи 342 УК «Организация или участие в действиях, грубо нарушающих общественный порядок».

Когда 12 ноября к Илье пришли сотрудники КГБ, его отец Виталий был рядом.

— Все это я видел от начала и до конца. Общаясь с родителями других студентов, могу сказать, что у нас все прошло достаточно лайтово. Например, у его однокурсницы Тани Екельчик, которую задержали позже, вынесли дверь без возможности ремонта.

Последние несколько месяцев Илья жил у моей мамы, своей бабушки. Я живу за городом, но вечером накануне остался переночевать. В часов 11 утра в дверь постучали: «Илья Трахтенберг дома?» Я вышел. На пороге стояли три человека. Представились сотрудниками КГБ. Предъявили удостоверения, дали их в руки, чтобы я мог рассмотреть. Оказалось — подполковник, майор и капитан. Попросил показать ордер на обыск. Показали. Дальше они начали говорить, что Илья никакой не фигурант дела, но это уже другой вопрос. В остальном все проходило достаточно цивилизованно.

Обыск в квартире, рассказывает Виталий, занял около 40 минут.

— Изъяли телефон и ноутбук Ильи, открыли пару шкафов и ящиков. В мою комнату и на кухню даже не заходили. Пришли чисто за Ильей и его гаджетами.

После этого Илью увезли якобы на опрос. Вечером того же дня его родителям позвонили и сообщили: «Ваш сын задержан на сутки».

— Я сразу же заключил договор с адвокатом, который уведомил КГБ о принятии защиты. Утром следующего дня заключил договор с новым, более компетентным специалистом. То есть периода, когда Илья остался бы без защитника, не было, при этом к обеду 13 ноября мне позвонила некая Ольга Калина из адвокатского бюро «Калина и партнеры» и сообщила, что присутствовала на допросе моего сына. По закону у допрашиваемого должен быть адвокат. То есть Илье должны были вызвать либо того защитника, с которым я заключил договор, либо дежурного. Вместо этого на допросе почему-то был коммерческий адвокат, с которой никто из нас договор не заключал. Когда наш защитник связался с ней, она отказалась передать информацию, которая была получена в ходе допроса. В конце концов сообщила только статью, которая вменяется, и фамилию следователя.

Следственные действия, рассказывает Виталий, у Ильи проходят примерно раз в месяц. Большую часть времени он просто находится в СИЗО: первые дни — в «американке», теперь — на «Володарке».

— 20 ноября в присутствии уже нашего защитника было предъявлено обвинение. В тот день Илью перевели из СИЗО КГБ на Володарку. Очередной допрос — 22 декабря, спустя больше чем месяц. Следующий назначили на 13 января. Тогда же и продлили срок заключения под стражей. Все остальное время сын просто сидит.

Виталий говорит, что Илья часто пишет родным. Сам он тоже получает много писем — не только от друзей, но и от незнакомых людей. Держится бодро и спокойно, как и в тот день, когда его задержали.

— Он молодец, не жалуется, просит, чтобы за него не волновались и не переживали. Стал заниматься спортом. Шучу, что хоть кто-то заставил его тренироваться. Недавно Илья просил прислать учебники по архитектуре, но их туда не берут. С другой стороны, оказалось, что это к лучшему. Если бы мы передали книги из нашей библиотеки, — а это редкие экземпляры, — забрать их из СИЗО было бы невозможно. Пару раз распечатал и отправил тесты по английскому языку — правда, пока Илья получил только одну такую распечатку. Также распечатал и отправил комплекс упражнений, которые можно делать с партнером и полотенцами вместо гантелей и штанг. Илья старается не терять времени зря, читает книги. Кстати, первой книгой, которую он там нашел, была антиутопия «1984» Оруэлла. Сладости шлём — он большой сладкоежка. Друзья и однокурсники о нем тоже не забывают.

— Вам известно, что именно вменяется в вину Илье?

— В открытую Илья писать не может, а адвокат связан подпиской о неразглашении материалов дела и подробности рассказывать не может.

Предполагаю, если бы это была нормальная ситуация — нарушение правил внутреннего распорядка вуза. В ненормальной ситуации — мелкое хулиганство. Не более чем. Потому что я не знаю, как еще «квалифицировать» игру на гитаре в рекреации вуза, где студенты собираются и общаются. Это то, о чем рассказывал Илья.

Это как тушить огонь бензином.

У всех задержанных студентов одна статья — 342-я. Но, насколько я знаю, большинство из них не были даже знакомы друг с другом. С моей точки зрения, это сделано для того, чтобы погасить студенческое возмущение. Я общаюсь с однокурсниками Ильи, его преподавателями, выпускниками факультета — это никак не повлияло на них. Наоборот. Это как тушить огонь бензином.

12 ноября выдернули самых активных. Хотя на тот момент Илья был первым отчисленным за «политику» на факультете. То есть он уже никак не мог влиять на своих одногруппников. Он просто считает, что высказывать свое мнение мирно, ненасильственно, без ругани и оскорблений — нормальное состояние для цивилизованного человека. Это право записано в Конституции Беларуси, и он реализует его как нормальный цивилизованный человек в нормальном демократическом обществе. Он имеет на это право, а не совершает что-то противозаконное, как это пытаются нарисовать.

Ксения Сырамалот. В детстве хотела стать президентом, сейчас — написать свою книгу, съездить в Исландию и выступить в ООН

Студенты 4-го курса факультета философии и социальных наук БГУ сейчас вовсю пишут дипломы и ищут первое место работы, а их однокурсница Ксюша Сырамалот сидит в СИЗО. Дважды стобалльница на ЦТ, которую показывали по белорусскому телевидению, теперь она обвиняемая по уголовному делу. Статья та же — 342-я, часть первая.

Александр Сырамалот, отец Ксении, рассказывает: дочка с самых ранних лет любила учиться. Пока ее ровесники «досыпали» перед уроками, Ксюша вставала раньше всех, собиралась на занятия и ехала из Курасовщины в Серебрянку — там находилась единственная в округе белорусскоязычная школа. Это не меньше получаса пути.

Фото с личной страницы Ксении Сырамалот в Facebook
Фото с личной страницы Ксении Сырамалот в Facebook

В пятом классе Ксения перешла в 23-ю гимназию, где иностранным языком был английский, а она до этого учила французский и даже побеждала на районных олимпиадах. Все лето перед началом учебного года Ксюша занималась с репетитором. Всего за три месяца она смогла догнать своих одноклассников, которые учили английский язык на протяжении четырех лет.

— Па характары Ксюша вельмі настойлівая, прычым з малых гадоў, — рассказывает ее папа Александр Сырамалот. — Вось, напрыклад, катаюцца дзеці на горцы. Ты кажаш: «Ксеня, не лезь». А яна, наадварот, залезе на самую вышыню, адкуль дух захоплівае. Ці аднойчы мы разам хадзілі ў паход. Пачаўся моцны дождж, мы дайшлі да аўтобуснага прыпынку, з якога я ўжо збіраўся вяртацца дадому. А Ксюша настойвала: «Не, мы пройдзем увесь маршрут да канца». Гэта ў яе характары захоўваецца і цяпер.

Александр добавляет, что Ксюша всегда была очень самостоятельной и активной. Ходила и на танцы, и на рисование, и на теннис. Когда немного подросла, сама научилась играть на гитаре, глядя, как это получается у ее старшей сестры. В гимназии Ксюша пошла на факультатив по польскому языку и не раз ездила на языковые стажировки.

В 10-м классе она поступила в Лицей БГУ. Выбрала гуманитарный профиль, без проблем сдала экзамены и стала ученицей одного из лучших учебных учреждений в Беларуси. Все это, рассказывает Александр, у дочки получилось достаточно легко и естественно.

— Яна заўжды рабіла выбар самастойна. Усе навукі засвойвала добра, але ў старэйшай школе праявіла асаблівую схільнасць да гуманітарных. У ліцэі яна добра вучылася, ішла на залаты медаль, але трошкі не дацягнула — і таму атрымаўся срэбраны. Факультэт філасофіі і сацыяльных навук БДУ яна таксама выбірала сама. ЦТ здала вельмі добра: па двух тэстах атрымала па 100 балаў. Да нас дадому нават прыязджала беларускае тэлебачанне, здымала рэпартаж, бо такіх абітурыентаў тады было няшмат. Сярод залічаных на факультэт Ксюша была адной з першых.

Ксения — натура свободная, рассказывает Александр. В университете она вступила в творческий союз, а потом и в студенческую организацию «Задзіночанне беларускіх студэнтаў».

— Ёй вельмі падабалася і вучыцца, і нешта ствараць у творчым саюзе, а пасля і ў ЗБС. А вось БРСМ ёй не падабаўся: казала, што там паўсюль абмежаванні. Падчас вучобы яна шмат вандравала па Беларусі. Спачатку гэта было нашай сямейнай традыцыяй, пасля яна пачала ездзіць з сябрамі.

Фото с личной страницы Ксении Сырамалот в Facebook
Фото с личной страницы Ксении Сырамалот в Facebook

В декабре Ксении исполнился 21 год. Этот день рождения она встретила в СИЗО.

Как и других студентов, ее задержали 12 ноября 2020 года. Примерно в 9 часов утра в дверь постучали. В тот момент дома была сама Ксюша и ее мама. Они спросили: «Кто там?» Им ответили: «КГБ с ордером на обыск».

— Яны зайшлі. Ва ўсіх шок. Добра, што Ксюша была не адна.

По словам Александра, из дома у них забрали только технику: ноутбук и мобильные телефоны, даже старые и давно неиспользуемые.

— Потым сказалі, что Ксюшы патрэбна праехаць з імі. Нібыта яе толькі распытаюць, і на гэтым усё скончыцца. Перад выхадам з кватэры дазволілі паснедаць. Маці паехала разам з ёй. Дачка спачатку разгубілася, але потым, казала жонка, была цалкам спакойная. Наадварот, супакойвала і прасіла не хвалявацца.

В тот вечер Ксюшу так и не отпустили. Вечером она позвонила и сообщила: ее признали подозреваемой по 342-й статье, она задержана. В СИЗО 21-летняя Ксюша находится уже почти три месяца. Срок содержания под стражей у нее продлен до 12 марта.

— Ці дзялілася Ксюша з вамі, пра што яна марыла, пакуль не трапіла ў СІЗА?

— Калі ў нас быў вобшук і супрацоўнікі КДБ корпаліся ў яе паперках, на вочы іх старэйшаму трапілася паперка з яе планамі. А там рознае — ад «сустрэць світанак на прыродзе і даху хмарачоса» да «напісаць і выдаць сваю кнігу».

Калі Ксюша была маленькая, казала, што стане касманаўтам. Пасла недзе пачула і выдала: «Вырасту і стану прэзідэнтам Рэспублікі Беларусь».

Цяпер яна практыкуецца ў напісанні розных апавяданняў, нават друкавалася у часопісе «Маладосць». Пасля вобшуку мы знайшлі яе сшытак, у ім — дзіцячыя казкі, якія яна раней сачыняла. У лістах з СІЗА Ксюша піша, што ў яе нарэшце будзе час падумаць над сваім раманам.

Яшчэ яна планавала добра вывучыць ангельскую мову, навучыцца ездзіць на матацыкле, скончыць магістратуру ў адной з еўрапейскіх краінаў, павандраваць па Ісландыі. Вялікабрытаніі, ЗША. Чалавек, які рабіў вобшук, калі пабачыў гэтыя планы, нават спытаў: «І што, усе гэтыя планы ў яе здзяйсняюцца?»

Таксама Ксюша вельмі хацела аднойчы выступіць у ААН і АБСЕ, паўдзельнічаць у здымках серыялу па «Каласах пад сярпом тваім» Караткевіча. Яна вельмі любіць гэтую кнігу і лічыць, што яе патрэбна экранізаваць.

Фото с личной страницы Ксении Сырамалот в Facebook
Фото с личной страницы Ксении Сырамалот в Facebook

Письма — пока единственная ниточка, которая связывают Ксюшу с семьей. Свиданий у них не было, когда будет суд, еще неизвестно.

Александр говорит, что за все время дочка получила больше 220 писем — даже не успевает всем отвечать. Хотя иногда письма от нее не приходят неделями.

— Некаторыя лісты вяртаюць і нам, і Ксюшы, калі ў іх, да прыкладу, яна напіша свой верш. Аднойчы я напісаў, як Наталля Качанава прыязджала ў БДУ. З-за гэтага мой ліст вярнуўся, бо «трэба пісаць толькі пра асабістыя справы». Яе сябрам лісты даходзяць рэдка.

Александр говорит, что первые недели настроение в письмах Ксюши было пессимистичным: давила неизвестность.

— Зараз у яе больш бадзёрыя лісты. Яна вельмі турбуецца за маці. Адвакат, які ходзіць да яе, кажа, што яна трымаецца спакойна і ўпэўнена. У лістах яна апісвае свой побыт. Напачатку дачка знаходзілася ў камеры, дзе ніхто не хацеў хадзіць на вуліцу. А там такое правіла: калі хоць адзін чалавек застаецца, не ідуць усе. Фактычна два месяцы Ксюша не была на вуліцы, не дыхала свежым паветрам. Потым яе перавялі ў іншую камеру. І там яе суседкі пачалі ўсе разам хадзіць на прагулкі. Ксюша тады пісала: «Як добра, калі ёсць свежае паветра. Я нарэшце ўбачыла снег».

***

Осенью 2020-го года студенты многих белорусских вузов выразили несогласие с результатами президентских выборов и протест против насилия. Они выходили на масштабные марши и локальные акции солидарности, собирались на переменах во внутренних двориках и рекреациях корпусов, пели песни или просто стояли с плакатами. Их задерживали прямо в здании вуза, как это случилось в МГЛУ, на территории университета (так было в БНТУ) и возле учебных корпусов (БГУИР и БГЭУ), по дороге домой. Впоследствии некоторых студентов судили по административным статьям, они платили штрафы, получали и отсиживали «сутки».

Несколько десятков студентов — из БНТУ, БГУКИ, БГУ и других — отчислили «за нарушение правил внутреннего распорядка», когда они собирались в вузе 26 октября 2020 года — на тот день Светлана Тихановская объявляла «всеобщую забастовку».

12 ноября 2020 года к девяти студентам разных минских вузов пришли из КГБ. Позже им предъявили обвинение по части 1 статьи 342 «Организация групповых действий, грубо нарушающих общественный порядок». Почти три месяца молодые люди находятся в СИЗО. Это:

  • Мария Каленик, студентка БГАИ
  • Ксения Сырамалот, студентка БГУ
  • Кася Будько, студентка БГПУ
  • Яна Оробейко, студентка БГПУ
  • Егор Канецкий, студент БГУ
  • Глеб Фицнер, студент МГЛУ
  • Илья Трахтенберг, отчисленный студент БГУ
  • Виктория Гранковская, отчисленная студентка БНТУ. Она сирота, мы писали о ней и ее сентябрьском задержании. Тогда девушку судили по ст. 23.34 КоАП РБ, она отбыла наказание — 7 суток ареста.
  • Анастасия Булыбенко, отчисленная студентка БНТУ.

В тот же день была задержана преподавательница БГУИР Ольга Филатченкова. Ей также предъявлено обвинение по ч. 1 ст. 342 Уголовного кодекса. Как и выпускнице БГМУ, члену Координационного совета и представителю Светланы Тихановской по делам молодежи и студентов Алане Гебремариам.

Спустя две недели, 26 ноября, сотрудники КГБ задержали Татьяну Екельчик, студентку мехмата БГУ. Ей предъявили обвинение по статье 342 УК. Она также находится в СИЗО-1 на Володарского.

-10%
-11%
-35%
-20%
-20%