1. Главный скандал «фигурки»: россияне выиграли золото Игр, но через 5 дней его вручили и канадцам. Как так?
  2. Эксперт рассказал, что можно посадить в длинные выходные, а что еще рано сажать
  3. Как белорусские сигареты оказываются в опломбированных вагонах с удобрениями? Попытались найти ответ
  4. Старинные усадьбы и парки, храмы и марсианские пейзажи. Маршрут на длинные выходные
  5. «1700 рублей, СМС о зачислении пришло ночью». Какие выплаты в этом году к 9 Мая получают ветераны
  6. Сколько людей пришло в ТЦ «Экспобел», где бесплатно вакцинируют от коронавируса
  7. «Он меня слышит, реагирует на голос». Что сейчас с Ромой, который вынес из огня брата
  8. «Когда войну ведут те, кто уже проиграл». Чалый объясняет «красные линии» и угрозы Лукашенко
  9. Ведущий химиотерапевт — о причинах рака у белорусов, влиянии ковида и о том, сколько фруктов есть в день
  10. Куда съездить в выходные? 10 необычных экскурсий по Беларуси для любопытных туристов
  11. Бабарико, Тихановская и Цепкало о том, как для них началась избирательная кампания в прошлом году
  12. «Поняли, у собаки непростая судьба». Минчане искали брошенному псу дом и узнали, что он знаменит
  13. До +26°С! Прогноз погоды на длинные выходные
  14. Лукашенко пообещал «ягодки» по «делу о госперевороте» и вспомнил «убийства друзей-президентов»
  15. Белгидромет предупредил о заморозках в ночь на 9 мая
  16. Инфекционист — о поставках в Беларусь вакцины от Pfizer и BioNTech и реакциях на прививку от COVID-19
  17. Год назад стартовала, возможно, главная избирательная кампания независимой Беларуси. Как это было
  18. Арина Соболенко выиграла турнир в Мадриде, одолев первую ракетку мира
  19. Колючая проволока и бронетранспортер. Каким получился «Забег отважных» в парке Победы
  20. Участвовавший в испытании «Спутника V» минчанин спустя полгода проверил, что ему вкололи
  21. Нарколог рассказала, почему стоит обращать внимание на состав алкоголя
  22. «Мировой тренд — „толерантное“ топливо». Старший вице-президент ТВЭЛ — про топливо для БелАЭС
  23. Властям в апреле удалось пополнить резервы валютой. Белорусы отвернулись от доллара?
  24. Позывной «Птица». Удивительная история разведчицы Базановой, которая создала в оккупированном Бресте свою резидентуру
  25. «Хочу проехать по тем местам». Актер Алексей Кравченко — об «Иди и смотри» и съемках в Беларуси
  26. Lada Vesta больше не лидер продаж, Rapid тоже нашли замену: какие машины сейчас покупают белорусы
  27. Эксперт рассказал, что можно сажать рядом с помидорами, а что — нельзя
  28. Соседние страны выявляют все больше контрабандных белорусских сигарет. Какие партии были самыми крупными?
  29. 22 года назад пропал бывший глава МВД и оппозиционный политик Юрий Захаренко
  30. Лукашенко о заявлении на него в прокуратуру Германии: Не наследникам фашизма меня судить


/

На суде по делу о повреждении милицейского буса на октябрьском марше протеста в Витебске 5 февраля выступила обвиняемая — 22-летняя Юлия Кашеверова, бывшая медсестра 103-й отдельной мобильной бригады. Девушка рассказала, что хотела оказать медицинскую помощь парню, который упал на землю при бегстве от ОМОНа. У нее не получилось это сделать — «и нахлынули эмоции, ударила по машине». Прошлым летом Юлия, по ее словам, потеряла маму и тяжело переживала ее смерть.

Марш протеста против итогов выборов президента на улице Терешковой в Витебске 4 октября. В куртке бирюзового цвета в середине колонны — Юлия Кашеверова. Фото: БелаПАН

Что произошло?

По данным следствия, 4 октября прошлого года Юлия Кашеверова шла в пешей колонне по городу вместе с другими участниками несанкционированного мероприятия, которые выступали против итогов президентских выборов.

Возле дома № 74 на Московском проспекте к протестующим подъехала милиция. Одного из мужчин задерживали. Участников шествия это возмутило, они пытались отбить единомышленника. В ответ силовики применили газ из баллончика.

Во время стычки с милицией Кашеверова, как утверждает следствие, повредила микроавтобус Ford Transit, принадлежащий УВД облисполкома: «ударила по нему ногой не менее трех раз, нанеся вмятину и царапины, а также бросила вслед отъезжавшему автомобилю деревянную палку».

Милиции региона причинен ущерб на сумму 841 рубль, заявил гособвинитель. Ранее, кстати, силовики сообщали о 405 рублях ущерба. Эту сумму семья девушки уже возместила.

Кроме того, по данным следствия, Кашеверова сорвала медицинскую маску и форменную кепку с командира звена ОМОНа Алексея Альхимовича.

Юлию Кашеверову обвиняют в злостном хулиганстве (ч. 2 ст. 339 УК).

Что девушка говорит в суде?

Юлия Кашеверова работала медсестрой в 103-й бригаде, где служат десантники. Уволилась с работы 9 октября — через пять дней после марша протеста, на котором ее задержали и вскоре оштрафовали по статье 23.34 КоАП.

— Уволиться пришлось в связи с административным делом, которое на меня завели, — пояснила суду Юлия.

Девушка рассказала, что за 3 месяца до ее задержания, летом прошлого года, в семье случилось горе: от онкозаболевания умерла ее мама.

— У меня была депрессия, мне была нужна поддержка. Созвонилась с подругой, мы договорились встретиться и пойти в магазин.

Девушки шли по городу и увидели на Московском проспекте колонну протестующих против итогов президентских выборов.

— Люди шли в сторону «МакДональдса». Они впереди, мы с подругой находились сзади, говорили о своем. Потом подруге позвонили и она отстала. А на меня нашло грустное состояние, и я, сама того не желая, присоединилась к колонне. Наверное, потому что чувствовала себя спокойнее там, где больше людей, — вспоминает те события Юлия. — Я не выкрикивала никаких лозунгов. Но я понимала, что эти люди не согласны с властью. Я просто шла сбоку, а возле церкви [Свято-Татьянинского храма] на Московском проспекте уже хотела отойти от колонны, но началась суета.

Девушка увидела упавшего на землю парня в красной куртке — это был участник марша протеста, которого свидетели-милиционеры на суде называли «организатором шествия», «лидером, который указывал толпе, что делать».

Сотрудники ОМОН получили от своего руководства приказ задержать парня в красной куртке и занимались этим возле дома № 74 на Московском проспекте. Здесь у них и произошла стычка с демонстрантами, которые пытались отбить единомышленника.

— Парень лежал без движения, лицом вниз. Мне хотелось помочь ему: у меня медицинское образование, и нас учили, если человеку плохо, нужно оказать помощь — и неважно при этом, где он находится. Я хотела узнать, в сознании он или нет. Пыталась пробраться к нему через толпу, сделала несколько попыток. Думаю, смогла бы ему помочь, провести общий осмотр, понять, есть ли у него травма. Помочь парню хотели и другие люди. А сотрудники милиции пытались их разогнать, а парня поднимали — и делали это не так, как это надо делать, если человек без сознания.

— Откуда вы знали, что парень без сознания, если вы к нему не подошли? — уточнил судья Сергей Будревич.

— Он лежал и не шевелился. И возникло предположение, что он без сознания.

Но пробраться к молодому человеку Юлия не смогла:

— Слезоточивый газ, который применили милиционеры против толпы, попал в том числе и на меня. Мне было плохо дышать, полились слезы. Когда я пришла в себя, парня уже забрали в машину.

На девушку, по ее словам, нахлынули эмоции:

— Я не знаю, что на меня нашло. Стало обидно, что не смогла помочь этому парню. И я ударила по машине. Я сделала это неумышленно, у меня не было умысла повредить микроавтобус. Просто свои эмоции в тот момент я перевела на машину. Она стала отъезжать, и я ударила ее ногой два или три раза — в правую часть задней двери. Затем подняла палку и бросила ее вслед микроавтобусу. Зачем сделала это? Свои действия сейчас объяснить не могу. Обида, злость…

— Кроме вас кто-то еще бил по автомобилю? — спросил судья.

— Не обратила внимания. Я не была пьяна или под воздействием наркотиков. Просто находилась в каком-то своем состоянии.

Скриншот видео, которое опубликовало МВД

Юлию Кашеверову также обвиняют в том, что она сорвала форменную кепку и медицинскую маску с сотрудника ОМОНа Алексея Альхимовича. Девушка утверждает, что не делала этого:

— Я не срывала маску и кепку с милиционера. В руках у меня действительно в какой-то момент были такие вещи. Кепку я нашла на земле. Думала, что она принадлежит парню в красной куртке, которого задержали, или еще кому-то из участников шествия. Чуть позже я подняла и маску. Кепку и маску я отдала какой-то девушке, она их спокойно у меня забрала.

По описанию Кашеверовой, подобранные ею кепка и маска не могли принадлежать сотруднику ОМОНа:

— Кепка была черная, надписью Life, вышитой серыми или сиреневыми нитками. А маска черная, со смайликом.

Один из свидетелей-омоновцев, Максим Кишкович, на предыдущем судебном заседании, 4 февраля, сообщил, что поднял с земли форменную кепку какого-то своего коллеги и забросил ее в служебный автомобиль:

— В какой-то момент я увидел, что на земле лежит чья-то форменная шапка. Поднял ее и забросил в автомобиль. Чья она, не выяснял: там было не до этого, так как толпа наседала и мешала нам задержать гражданина.

Сам Алексей Альхимович 20 января рассказал суду, что «почувствовал, что с него сняли кепку и маску». Но кто конкретно это сделал, милиционер не видел, так как стоял к демонстрантам спиной.

Задержали Юлию Кашеверову позже, когда колонна свернула с Московского проспекта на улицу Терешковой. Здесь участники акции протеста разошлись, а Юлия с подругой отправились в магазин.

— Я вышла из магазина на улицу, ко мне подошли сотрудники милиции. Они мне не представились, сказали: «Проедем в РОВД для разбирательства».

Милиция посчитала, что своими действиями Кашеверова нанесла ущерб автохозяйству УВД облисполкома на 841 рубль.

— Я не согласна с этой суммой, — заявила обвиняемая. — Я нанесла по машине не более трех ударов. Согласна с суммой в 405 рублей — о таком ущербе УВД и заявило изначально. Именно столько мой отец уже выплатил.

Судья поинтересовался у девушки ее отношением к «несанкционированным мероприятиям».

— Мне было не до политики, я ею не интересовалась, у меня была своя ситуация [горе в связи со смертью матери].

— Ваше отношение к сотрудникам ОМОНа на момент событий 4 октября? — спросил судья.

— Я за всех людей переживаю. Негатива к сотрудникам ОМОНа нет. Мы все — люди, — ответила Юлия.

TUT.BY следит за процессом.

-10%
-50%
-20%
-20%
-20%
-30%
-20%
-8%
-10%
0068422