177 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Йоханнес Бё души не чает в жене и ребенке. Только взгляните на их семейную идиллию
  2. Тысячи человек пришли на первый за 30 лет концерт «Кино» в Москве. Показываем, как это было
  3. Белорусы «без государства ни черта не сделают»? Собрали примеры, которые доказывают, что это не так
  4. По центру Минска ранним утром гулял бобр. Рассказываем, что с ним приключилось
  5. «С такой болезнью живут до 30 лет». История Кати и ее сына Вани с миопатией Дюшенна
  6. С чем полезнее съесть шашлык: с майонезом или кетчупом? Главное о здоровье за неделю
  7. Медики больше не будут прививать от ковида всех желающих в ТЦ «Экспобел»
  8. «Среди стран Европы хуже только в Молдове и Албании». Изучили статистику по белорусской науке
  9. Культурная революция в Китае: как школьники вырезали интеллигентов в рамках «классовой борьбы»
  10. «Расходы превышают доходы, нужно еще 10−15 млн». Олексин может выкупить торговый центр «Валерьяново»
  11. Депрессия и 20 лишних кг почти похоронили ее карьеру. Фигуристка, которая была одной из лучших в мире
  12. «Все средства будут использованы». Сколько денег белорусы уже собрали на восстановление костела в Будславе
  13. «Здесь очень скучно». История Марии и Максима, которых по распределению отправили в агрогородок
  14. В Гомеле из-за вылетевшего на тротуар авто погибла девочка. Поговорили с экспертами и ГАИ, как защитить пешеходов в таких ДТП
  15. Суд по делу задержанной журналистки TUT.BY Любови Касперович не состоялся. Она остается на Окрестина
  16. Какая боль в шее особенно опасна и что при этом делать нельзя
  17. «Шахтер» обыграл «Неман» и установил новый рекорд чемпионата. БАТЭ добыл волевую победу над «Рухом»
  18. В обвинении по «делу студентов» прокуроры говорят о санкциях ЕС и США
  19. Мангал под навесом уже не в тренде. Вот как круто белорусы обустраивают свои террасы и беседки
  20. Проект указа: садовые товарищества могут стать населенными пунктами. Но не сразу
  21. Посмотрели цены на рынке «Валерьяново», куда приезжал Лукашенко, и сравнили с Комаровкой
  22. И снова умерли 10 человек. Минздрав выдал свежую суточную статистику по коронавирусу в Беларуси
  23. «Белавиа» отменила сегодняшний рейс в Тель-Авив. Полетят ли туда самолеты на следующей неделе?
  24. По деньгам выходит дешевле, чем отели. Путешествие на автодоме по Полесью
  25. ГПК: сбор за выезд за границу на машине надо будет оплачивать с 1 июня
  26. Ваш народ от рук отбился. Почему у власти уже сбоит система распознавания «свой-чужой»
  27. Генпрокурор обвинил сопредельные государства в попытке внедрить в Беларусь «коричневую чуму»
  28. Что сейчас происходит в Индии, которая шокирует мир смертностью от COVID-19? Рассказывают белоруски
  29. «50% клещей заражены». Врач — о клещевом боррелиозе и первой помощи при укусе
  30. «Скинул 20 кг за 5 месяцев». Белорус рассказывает, как похудел, а потом набрал мышечную массу


К трем годам колонии общего режима приговорил суд индивидуального предпринимателя, директора концертного агентства Horse&Vega Ивана Коневегу. Его обвинили сразу по трем статьям Уголовного кодекса. С 17 декабря прошлого года Коневега находится под стражей, сообщает лишенный регистрации ПЦ «Весна».

Фото с сайта spring96.org
Фото с сайта spring96.org

Согласно материалам дела, ночью 10 августа, с 00.40 до 00.45, Коневега с группой граждан вышел на проезжую часть на перекрестке ул. Богдановича — Купалы — Сторожевская, что привело к нарушению работы транспорта. Своими действиями он препятствовал деятельности органов правопорядка, с его стороны исходила угроза применения насилия в отношении них. Также он нанес не менее двух ударов руками по задней арке и стеклу служебного автомобиля ГАИ. В это время Иван Коневега был трезв.

Предпринимателю было предъявлено обвинение по ч. 1 ст. 342 УК (Активное участие в групповых действиях, грубо нарушающих общественный порядок), ст. 364 УК (Насилие в отношении сотрудников милиции), ч. 1 ст. 218 УК (Умышленное уничтожение или повреждение имущества). Дело рассматривала судья Екатерина Мурашко.

Иван Коневега признал лишь, что участвовал в несанкционированной акции. В суде он пояснил, что действительно пытался остановить машину ГАИ, так как боялся, что она на большой скорости въедет в толпу людей, находившихся на дороге. Он два раза ударил рукой по машине сзади слева для привлечения внимания сотрудников ГАИ. На машине остались отпечатки его пальцев, по которым позже его и идентифицировали.

Иван Коневега погасил половину суммы нанесенного ущерба за ремонт автомобиля ГАИ (остальные 50% — другой обвиняемый). Он также извинился перед сотрудниками ГАИ и заявил, что раскаивается в своих действиях.

В суде дали показания два инспектора ГАИ, признанные по делу потерпевшими. Романовский и Раткевич заявили, что «толпа окружила их машину, люди бросали в них пластиковые бутылки с жидкостью, били ногами, руками и прочими частями тела по машине, нанесли много повреждений». По их словам, в тот момент им стало страшно за свою жизнь и они уехали. Никаких травм сотрудники ГАИ не получили.

Оба пострадавших заявили гражданские иски о компенсации морального ущерба — в размере 500 и 400 рублей. Романовский не смог толком пояснить, почему именно на такую сумму, сказал, что «за переживания о поврежденной машине и возможном развитии событий». Раткевич объяснил необходимость компенсации тем, что после инцидента у него началась бессонница. Деньги, как заявили сотрудники ГАИ, они хотят передать детскому дому.

В ходе прений сторон прокурор отметил, что обвинением не выявлено отягчающих обстоятельств. Но при этом он запросил для Ивана Коневеги 3 года лишения свободы в колонии общего режима.

Адвокат отметил, что хлопок по машине несопоставим с тремя годами лишения свободы. Там, где есть отпечатки рук Коневеги, нет повреждений на машине. Иван не блокировал дорог, не выходил на проезжую часть, чтобы помешать движению транспорта и не проявлял агрессии к сотрудникам милиции. Адвокат просил учесть многочисленные положительные характеристики обвиняемого, преклонный возраст его родителей и инвалидность отца.

В последнем слове Иван Коневега сказал, что в его действиях не было намерения и агрессии в отношении сотрудников. Он всегда появлялся на допросах и не скрывался от следствия.

Родные Коневеги в этот же день оплатили 900 рублей, которые запросили сотрудники ГАИ в качестве компенсации морального вреда. После этого пострадавшие отказались от исковых требований.

Четвертого февраля судья Екатерина Мурашко озвучила приговор: 3 года лишения свободы в исправительной колонии общего режима. Столько, сколько просил присудить прокурор.

-30%
-30%
-12%
-20%
-15%
-10%
-10%
-58%
-10%