168 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры


/ Фото: Катерина Гордеева, съемки с дрона: Владимир Каплинский /

Если посмотреть на Беловежскую Пущу с высоты, то можно увидеть, что она практически вся изрезана мелиоративными каналами, которые со временем для леса стали опасными, и, как говорят специалисты, их надо срочно «закрывать». Лет 20 назад была начата программа по восстановлению гидрологического режима Беловежской Пущи, а в этом году стартуют строительные работы по заболачиванию самого крупного здесь объекта лесной мелиорации — сети каналов «Жарковщина» на самой окраине Гродненской области в Свислочском районе.

TUT.BY съездил в Пущу и узнал, почему эти работы важны не только для Беларуси, но и для всей Европы, а еще при чем здесь одна из старейших природоохранных организаций в Европе — Франкфуртское зоологическое общество.

Фото: Владимир Каплинский, TUT.BY

Дорога в Пущу: ухабы, сугробы и измененный пейзаж

Темно-зеленый уазик шустро едет по занесенной снегом лесной дороге, высоко подскакивает на снежных ухабах и бодро «пролетает» высокие сугробы. Вокруг — настоящая зимняя сказка: лес утопает в снегу. Выйдешь из машины — и проваливаешься в него по колено. О том, что между соснами и елями есть дорога, можно узнать, только посмотрев на карту: снег магическим образом меняет пейзаж, «закрывает» и засыпает проезды между деревьями. Там, где летом была дорога, сейчас — лишь еле уловимая колея со следами лесных зверей.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

В Пущу мы едем вместе с участниками семинара, который на днях проходил в Беловежской Пуще. Представители Национального парка «Беловежская Пуща», общественной организации «Ахова птушак Бацькаўшчыны» и Франкфуртского зоологического общества, а также сотрудники НАН Беларуси обсуждали проблемы лесной мелиорации и говорили о важности болот в жизни Пущи и, конечно, о проекте по заболачиванию самой крупной сети каналов около деревни Жарковщины.
Сейчас им необходимо замерить глубину некоторых каналов, скорость течения воды и зафиксировать другие параметры.

В общем, ничего не понятно, но очень интересно.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

И пока мы трясемся по дороге к необходимому квадрату, наши попутчики рассказывают, показывая то в одну сторону от дороги, то в другую, где и по каким тропинкам ходил Наполеон, где живут барсуки и летучие мыши, а где проходят мелиоративные каналы, которые в Пуще начали строить еще в царское время.

 

— Тогда задачи, если так можно сказать, перед Пущей стояли другие. Это было место, где охотился царь и придворные, поэтому, например, надо было сделать так, чтобы тому же оленю или лосю жить было комфортнее. Ну и охотнику, конечно, тоже. Чтобы вместо болота росли полевые травы, а лес был суше. Поэтому воду стали отводить при помощи таких каналов. Но впоследствии такая хозяйственная деятельность принесла лесу только проблемы, — говорят специалисты.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

Дорога вглубь Пущи похожа больше на джип-триал с преодолением препятствий, чем на мини-экспедицию для мониторинга. Иногда приходится останавливаться, убирать поваленные деревья и ветки. Что-то удается оттащить вручную, в некоторых же случаях приходится идти за топором, который лежит на полу машины. Так дорога в несколько десятков километров занимает порядка трех часов. В конце концов мы доезжаем до одного из каналов.

— Вон там мостик. Идите протопчите дорогу.

— Протоптать дорогу для машины?

—  Да, а то мы упадем в воду: ничего же из-за снега не видно.

Несколько минут мы топчем снег на хлипком мосту, а потом уазик филигранно проезжает по ненадежному, на первый взгляд, строению. Несколько минут на замеры, еще немного времени на споры, как лучше ехать дальше, чтобы не застрять в чаще леса. Еще несколько точек с похожим сценарием — и мы выдвигаемся обратно в деревню Жарковщина.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

Ненужные каналы, которые раньше были важны

Совсем крошечный населенный пункт Жарковщина на самой границе Беларуси сейчас немноголюдный и с пустыми хатами на заснеженных улицах.

Раньше эти места принадлежали дворянскому роду Тышкевичей. Один из его представителей — Викентий — после учебы в Париже вернулся в Свислочь и решил сделать из города промышленный центр. А в Жарковщине построил усадьбу-дачу.
Но для реализации грандиозных планов были нужны деньги.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

В собственности у графа были лесные угодья, поэтому около Свислочи стали активно вырубать деревья для последующей продажи. Это, конечно, подтянуло экономику региона, но негативно повлияло на экологию, хотя в те времена об этом никто не думал. Для того чтобы транспортировать древесину, стали и рыть первые каналы, по которым и сплавляли бревна. Племянник Викентия — Тадеуш Тышкевич — генерал-лейтенант Войск Польских, который после смерти дяди стал хозяином угодий, поселился в деревянной усадьбе в Жарковщине. Он забросил идею превратить Свислочь в город-мечту: больше нравилась охота, заниматься экономикой не хотел. Но и при нем в Пуще появлялись новые каналы для отвода воды для расширения охотничьих угодий. В 1830 году он поддержал восстание против Российской империи, и имение у графа конфисковали, угодья в 1832 году присоединили к Беловежской Пуще, деревянный дом, который был центром усадьбы, разобрали.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY
Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

В 1933 году тринадцать потомков Тышкевича отсудили у польского государства около 15 тысяч гектаров леса. Владения были зарегистрированы в Гродненском окружном суде как «Пуща Свислочская» — и в 1936 году ее передали в аренду фирме «Свислочь — общество с ограниченной ответственностью» с резиденцией в Жарковщине. Там восстановили деревянный особняк.

А недалеко от Жарковщины в эти же годы снова проложили целую сеть мелиоративных каналов.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

Тогда эти каналы были нужны, а сейчас несут реальную опасность для Пущи. Поэтому, по словам начальника научного отдела Беловежской Пущи Дмитрия Бернацкого, восстановление гидрологического режима в Пуще — то есть возвращение воды туда, где она была, — это приоритетное направление в работе национального парка.

Только работа эта долгая и кропотливая.

Пересохли колодцы, пропали ели и сохнут ясени

Специалисты говорят, что леса Беловежской Пущи за последние 15−20 лет столкнулись с ощутимой нехваткой воды: начали массово усыхать ели, потом ясень, наблюдаются вспышки активности короеда, пересохли колодцы в окрестных деревнях.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY
Фото: Владимир Каплинский, TUT.BY

— Восстановление гидрологического режима в лесах — это ключевой момент природоохранного проекта для Беловежской Пущи. Он осуществляется совместно с Национальным парком, общественной организацией «Ахова птушак Бацькаўшчыны» и Франкфуртским зоологическим обществом. Сотрудничество идет на основании меморандума о взаимопонимании, который определил основные приоритеты в совместной работе и был подписан в 2013 году, а затем продлен в 2019 году на 5 лет. Финансирование ведется за счет немецкой организации, которая в свою очередь привлекает на свои программы деньги из фондов, — рассказывает координатор программ Франкфуртского зоологического общества, специалист по природоохранным вопросам общественной организации «Ахова птушак Бацькаўшчыны» Виктор Фенчук. —  Раньше, кстати, в Беловежской Пуще были проекты, которые финансировались государством. Для нескольких объектов выделялись деньги через государственную программу развития особо охраняемых природных территорий, но это меньшая часть из всего финансирования. Основные деньги на работы получают в рамках партнерской программы Франкфуртского зоологического общества.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

— Зачем немецкой организации помогать Беловежской Пуще?

— Франкфуртское зоологическое общество — это одна из старейших природоохранных организаций в Европе. У них есть программы и у себя в Германии, и в Африке, и в Южной Америке. А в рамках их европейской программы они подумали про очень важные места именно на территории Европы, где нужна поддержка. И таких территорий есть две — наше Полесье и Беловежская Пуща. В своих программах немецкая организация поддерживает дикую природу, и это те дикие места, которые есть на карте Европы. В богатых странах, где государство выделяет на природоохрану деньги, рано или поздно встает вопрос о решении каких-то глобальных проблем, — рассказывает Виктор Фенчук.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

Франкфуртское зоологическое общество (FZS) — международная природоохранная организация, которая была основана в 1858 году. Штаб-квартира — во Франкфурте-на-Майне, Германия.

FZS помогает поддерживать биоразнообразие и сохранение дикой природы и экосистем на охраняемых территориях и в диких местах.

FZS возглавляет и поддерживает около 30 проектов в 18 странах.


 — Помощь этой организации имеет решающее значение для Беловежской Пущи. Если бы у нас не было денег Франкфуртского зоологического общества, то мы не могли бы реализовать проекты повторного заболачивания и восстановления гидрологического режима в Пуще. Поэтому тут их вклад решающий, — говорит Виктор.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY
Виктор Фенчук.

— Национальный парк «Беловежская Пуща» — эталонный лес, и чтобы этот эталон жил эталонной жизнью, нужно принимать определенные меры. Они могут быть так называемые мягкие: это расширение охранной зоны, усиление охраны территорий… Но в то же время мы видим, что есть много факторов, которые связаны с предыдущей деятельностью человека. Он что-то здесь делал когда-то раньше, а последствия этого все еще есть. И один из самых серьезных факторов, который влияет на жизнеспособность лесов Беловежской Пущи — это гидрологический режим. За последние лет 100 здесь было сделано большое количество каналов, осушены болота, спрямлены реки. Из-за этого уровень грунтовых вод упал, люди замечают это в своих колодцах. В лесу вода тоже уходит.

К тому же на эти процессы накладываются климатические изменения, которые происходят прямо сейчас. И мы уже наблюдаем негативные изменения. Конечно, каналы могут через столетие, например, и сами затянуться, но, к сожалению, с учетом климатических изменений этих ста лет у нас нет. И если мы хотим, чтобы Беловежская Пуща досталась нашим детям в том самом эталонном виде, надо проводить работы по заболачиванию территории уже сейчас — чтобы вода вернулась туда, где она была.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY
-10%
-10%
-50%
-10%
-50%
-10%
-15%
-20%
-50%
-10%
-50%