98 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. «Стояла такая тишина, что можно было услышать жужжанье мухи». Как Хрущев развенчал культ Сталина
  2. Жила в приюте для нищих, спаслась после теракта в США. Женщина, которая перевернула российскую «фигурку»
  3. Лукашенко поручил госсекретарю Совбеза разработать план противостояния «змагарам и беглым»
  4. Поставщики сообщили о сложностях у еще одной торговой сети
  5. У кого на стопе появляется «шишка»? Врач — о вальгусной деформации первого пальца
  6. В Беларуси начинают делать особые тесты, чтобы проверить иммунитет после вакцины от COVID-19
  7. «Дешевле, чем в секонде». В модном месте Минска переоткрылся благотворительный магазин KaliLaska
  8. Помните дом на Хоружей, где был магазин «Звездочка»? Там капремонт, вот как теперь выглядит фасад
  9. «Люди с дубинками начали бить машину, они были везде». Судят водителя, который уезжал от силовиков и сбил гаишника
  10. Беларусь оказалась между Тунисом и Кувейтом по готовности к развитию передовых технологий
  11. Адвокат Статкевича отказался дать подписку о неразглашении, теперь его могут лишить лицензии
  12. «Произойдет скачок доллара — часть продуктов может исчезнуть». Вопросы про ограничения в торговле
  13. «Хватали всех подряд». Появилось полное видео действий силовиков 11 августа в магазине на Притыцкого
  14. Биатлонистка Блашко рассказала, как ей живется в Украине и что думает о ситуации в Беларуси
  15. Проверка слуха: Виктора Бабарико отпустили под домашний арест? Адвокат не подтверждает
  16. Погибшего Шутова признали виновным, Кордюкову дали 10 лет. По делу о выстреле в Бресте огласили приговор
  17. Голосование на сайте ВНС и обвинительный приговор Шутову. Что происходит в стране 25 февраля
  18. «Магазины опустеют? Скоро девальвация?» Экономисты объяснили, что значит и к чему ведет заморозка цен
  19. «Политических на зоне уважают». Поговорили с освободившимся после 6,5-летнего срока политзаключенным
  20. Глава бюро ВОЗ в Беларуси: «Возможно, в 2022 году мы сможем сказать, что с пандемией покончено»
  21. «Они только успели поставить машину на платформу». Минчанин отказался платить за эвакуацию, и вот чем это закончилось
  22. «Самая большая покупка — 120 рублей». История Маргариты, которая работает продавцом в деревне
  23. Что сулит Беларуси арест украинской «трубы», которую в 2019 году купил Воробей?
  24. Гинеколог и уролог называют типичные ошибки пациентов на приеме. Проверьте, не совершаете ли вы их
  25. Как сложилась судьба участников групп, известных в 1990-е и 2000-е? Оказалось, очень по-разному
  26. Экономист: Есть ощущение, что сменись Лукашенко даже на силовика, часть людей вернется в Беларусь
  27. Требования дать «план победы» — это вообще несерьезно. Ответ Чалого разочарованным
  28. Журналистика не преступление. Как Катерина Борисевич готовила статью о «ноль промилле», за которую ее судят
  29. Верховный комиссар ООН: В Беларуси беспрецедентный по масштабу кризис в области прав человека
  30. Нацбанк ввел изменения для желающих открыть счета за границей, купить недвижимость или ценные бумаги


/

27 января судья Марина Запасник вынесла приговор 32-летнему минчанину Виктору Борушко — его обвиняли в нанесении тяжких телесных повреждений сотруднику ОМОНа. Прокурор запросил для него пять лет лишения свободы с отбыванием наказания в условиях усиленного режима. Такое же решение и принял судья.

Фото: фотограф Сергей Сацюк / Naviny.by
Фото: фотограф Сергей Сацюк / Naviny.by

На оглашение приговора пришло около 40 человек. Суд признал Виктора Борушко виновным в нанесении тяжких телесных повреждений лицу в связи с осуществлением им служебной деятельности (п. 5 ч. 2 ст. 147 УК) и назначил наказания в виде лишения свободы на срок в пять лет с отбыванием наказания в колонии усиленного режима — ровно такое же наказание просил прокурор.

Зал отреагировал на приговор суда эмоционально.

— Витя, держись, — сказал кто-то из тех, кто пришел поддержать Виктора Борушко.

— Вы нарушаете порядок, — предупредила представитель суда.

— А вы нарушаете закон, — парировал женский голос.

Приговор вступает в силу спустя 10 дней и может быть обжалован.

Дело о нападении на сотрудника ОМОН и нанесении ему тяжких телесных повреждений рассматривали в суде Ленинского района Минска. Процесс вела судья Мария Запасник, гособвинение представлял Александр Романович, защиту — Наталья Ефимчик.

Обвиняемый — 32-летний предприниматель Виктор Борушко, которого обвинили в умышленном причинении тяжкого телесного повреждения в отношении лица в связи с осуществлением им служебной деятельности (п. 5 ч. 2 ст. 147 УК, до десяти лет лишения свободы).

Фото: Любовь Касперович, TUT.BY

С 18 октября 2020 года он находился под стражей. В тот день его задержали на Партизанском проспекте после воскресного марша. Следующие 12 дней он провел в реанимации Больницы скорой медицинской помощи в Минске. В суде Виктор Борушко заявил об избиениях и издевательствах, которые происходили с ним после задержания:

— Били, дубинку в ж… засовывали. После этого я провел двенадцать дней в реанимации БСМП. Ноги были такие опухшие, что не мог снять джинсы. Когда меня били, я берег левую ногу. Мне меняли связки на левой ноге, я не мог ею ударить, — заявил мужчина.

Свою вину Виктор Борушко не признал. Он настаивал на том, что 18 октября шел с протестного марша; когда увидел силовиков, начал убегать. Вскоре его сбили с ног — и вместе с бойцом ОМОНа он упал на землю. В итоге последний получил перелом большой берцовой кости правой ноги, что относится к тяжким телесным повреждением.

Потерпевший сотрудник ОМОНа был засекречен. В суде он выступал под ненастоящим именем Ивана Волохова. Во время опроса в больнице он рассказывал, что получил травму во время столкновения. В суде заявил, что обвиняемый нанес ему удар ногой, что и повлекло перелом.

Три месяца потерпевший провел на больничном, два с половиной — в гипсе. Свой моральный вред он оценил в 6 тысяч рублей, половину из которых пообещал отдать на благотворительность. Еще 351 рубль потерпевший «Волохов» потратил на лечение.

Несмотря на то что Виктор Борушко свою вину не признал, его родственники перечислили 3 тысячи рублей на благотворительный счет детского дома, также они дали обязательство возместить моральный вред потерпевшему и расходы на лечение.

Опираясь на это, прокурор Александр Романович запросил половину от возможного максимального срока по данной статье — 5 лет лишения свободы с отбыванием наказания в условиях усиленного режима.

-15%
-40%
-20%
-20%
-50%
-90%
-7%
-70%
-15%