108 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Первый энергоблок БелАЭС включен в сеть
  2. «Прошло минут 30, и началось маски-шоу». Задержанные на студенческом мероприятии о том, как это было
  3. «Молодежь берет упаковками». Покупатели и продавцы — о букетах с тюльпанами к 8 Марта
  4. На овсянке и честном слове. История Марины, которая пришла в зал в 33 — и попала в мировой топ пауэрлифтинга
  5. Что критики пишут о фильме про белорусский протест, показанном на кинофестивале в Берлине?
  6. Где поесть утром? Фудблогеры советуют самые красивые завтраки в городе
  7. Россия анонсировала в марте совместные с Беларусью учения. В том числе — под Осиповичами
  8. Синоптики объявили желтый уровень опасности на 9 марта
  9. BYPOL выпустил отчет о применении оружия силовиками. Изучили его и рассказываем основное
  10. «Очень сожалею, что я тренируюсь не на «Аисте». Посмотрели, на каких велосипедах ездит семья Лукашенко
  11. «Я привыкла быть, как все. Но теперь это не так!». Как мы превратили читательницу в роковую красотку
  12. Стачка — за разрыв договора, профсоюзы — против. Что сейчас происходит вокруг «Беларуськалия» и Yara
  13. «Ушло вдвое больше дров». Дорого ли выращивать тюльпаны и как к 8 марта изменились цены на цветы
  14. Я живу в Абрамово. Как неперспективная пущанская деревня на пару жителей стала «модной» — и передумала умирать
  15. «Один роковой прыжок — и я парализован». История парня, который нырнул в воду и сломал позвоночник
  16. Акции в честь 8 Марта и заседание МОК по Беларуси. Онлайн дня
  17. «Можно понять масштаб бедствия». Гендиректор «Белавиа» — про новые и старые направления и цены на билеты
  18. Автозадачка с подвохом. Разберетесь ли вы в правилах остановки и стоянки на автомагистралях?
  19. Изучаем весенний автоконфискат. Ищем посвежее, получше и сравниваем с ценами на рынке
  20. «Хлеба купить не могу». Работники колхоза говорят, что они еще не получили зарплату за декабрь
  21. Суды над студентами и «Я — политзаключенная». Что происходило в Беларуси и за ее пределами 7 марта
  22. «Если вернуться, я бы ее не отговаривал от «Весны». Разговор с мужем волонтера Рабковой. Ей грозит 12 лет тюрьмы
  23. Еще 68,9 млн долларов. Минфин в феврале продолжил наращивать внутренний валютный долг
  24. Как заботиться о сердце после ковида и сколько фруктов нужно в день? Все про здоровье за неделю
  25. Оловянное войско. Как учитель из Гродно преподает школьникам историю с солдатиками и солидами
  26. Минздрав опубликовал свежую статистику по коронавирусу: снова 9 умерших
  27. «Белорусы готовы работать с рассвета до заката». Айтишницы — о работе и гендерных вопросах
  28. Минздрав опубликовал статистику по коронавирусу за прошлые сутки
  29. Оперная певица, которая троллит чиновников и силовиков. Кто такая Маргарита Левчук?
  30. Студентка из Франции снимала Минск в 1978-м. Показываем фото спустя 40 лет


Яна Солоновича, бывшего студента БГУИР и экс-сотрудника научно-технического центра КГБ, которого в ноябре — декабре восемь раз судили за участие в воскресных маршах, отпустили из ЦИП на Окрестина без объяснения причин. Об этом сообщает лишенный регистрации правозащитный центр «Вясна» в своем телеграм-канале. За решеткой молодой человек должен был провести 114 дней и выйти на свободу только в конце февраля. Он отсидел 86 суток.

Фото: TUT.BY
Фото: TUT.BY

Ранее парня отчислили из вуза.

Напомним, Яна Солоновича задержали в воскресенье, 1 ноября, во время марша в Куропаты. Назавтра суд дал ему 12 суток, но, отсидев их, на волю Ян так и не вышел. Как позже выяснил адвокат, во время разбирательства молодой человек сообщил, что в знак протеста выходил на улицу с августа, и перечислил 15 эпизодов.

— Срок по административным правонарушениям два месяца, поэтому август ему «списали» и стали судить за остальное время, — рассказывала ранее Ольга Солонович, мама молодого человека. — По нашим подсчетам, всего у него должно быть восемь заседаний.

Так и произошло. В итоге, если сложить сутки, которые Ян получил на всех судах, за решеткой он должен провести 114 дней и выйти на свободу только в конце февраля. При этом защитник молодого человека Дмитрий Пигуль уверен, что, учитывая ситуацию Яна, за решеткой он должен был оказаться всего на 37 дней. Во время судебных заседаний свое мнение адвокат пояснял так: узнав в начале ноября о том, что Ян посещал массовые мероприятия в сентябре — октябре, сотрудник, который вел административный процесс, должен был сразу составить семь протоколов или один и переслать в суд. В итоге максимум, который студент мог получить за правонарушения, в которых признался, — 25 суток. Плюс 12 суток, что суд назначил ему за шествие 1 ноября, когда его задержали.

Ян находился на Окрестина. Правозащитники признали Яна политзаключенным.

-12%
-30%
-50%
-5%
-15%
-15%
-15%
-10%
-10%
-20%