98 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. «Стояла такая тишина, что можно было услышать жужжанье мухи». Как Хрущев развенчал культ Сталина
  2. Жила в приюте для нищих, спаслась после теракта в США. Женщина, которая перевернула российскую «фигурку»
  3. Лукашенко поручил госсекретарю Совбеза разработать план противостояния «змагарам и беглым»
  4. Поставщики сообщили о сложностях у еще одной торговой сети
  5. У кого на стопе появляется «шишка»? Врач — о вальгусной деформации первого пальца
  6. В Беларуси начинают делать особые тесты, чтобы проверить иммунитет после вакцины от COVID-19
  7. «Дешевле, чем в секонде». В модном месте Минска переоткрылся благотворительный магазин KaliLaska
  8. Помните дом на Хоружей, где был магазин «Звездочка»? Там капремонт, вот как теперь выглядит фасад
  9. «Люди с дубинками начали бить машину, они были везде». Судят водителя, который уезжал от силовиков и сбил гаишника
  10. Беларусь оказалась между Тунисом и Кувейтом по готовности к развитию передовых технологий
  11. Адвокат Статкевича отказался дать подписку о неразглашении, теперь его могут лишить лицензии
  12. «Произойдет скачок доллара — часть продуктов может исчезнуть». Вопросы про ограничения в торговле
  13. «Хватали всех подряд». Появилось полное видео действий силовиков 11 августа в магазине на Притыцкого
  14. Биатлонистка Блашко рассказала, как ей живется в Украине и что думает о ситуации в Беларуси
  15. Проверка слуха: Виктора Бабарико отпустили под домашний арест? Адвокат не подтверждает
  16. Погибшего Шутова признали виновным, Кордюкову дали 10 лет. По делу о выстреле в Бресте огласили приговор
  17. Голосование на сайте ВНС и обвинительный приговор Шутову. Что происходит в стране 25 февраля
  18. «Магазины опустеют? Скоро девальвация?» Экономисты объяснили, что значит и к чему ведет заморозка цен
  19. «Политических на зоне уважают». Поговорили с освободившимся после 6,5-летнего срока политзаключенным
  20. Глава бюро ВОЗ в Беларуси: «Возможно, в 2022 году мы сможем сказать, что с пандемией покончено»
  21. «Они только успели поставить машину на платформу». Минчанин отказался платить за эвакуацию, и вот чем это закончилось
  22. «Самая большая покупка — 120 рублей». История Маргариты, которая работает продавцом в деревне
  23. Что сулит Беларуси арест украинской «трубы», которую в 2019 году купил Воробей?
  24. Гинеколог и уролог называют типичные ошибки пациентов на приеме. Проверьте, не совершаете ли вы их
  25. Как сложилась судьба участников групп, известных в 1990-е и 2000-е? Оказалось, очень по-разному
  26. Экономист: Есть ощущение, что сменись Лукашенко даже на силовика, часть людей вернется в Беларусь
  27. Требования дать «план победы» — это вообще несерьезно. Ответ Чалого разочарованным
  28. Журналистика не преступление. Как Катерина Борисевич готовила статью о «ноль промилле», за которую ее судят
  29. Верховный комиссар ООН: В Беларуси беспрецедентный по масштабу кризис в области прав человека
  30. Нацбанк ввел изменения для желающих открыть счета за границей, купить недвижимость или ценные бумаги


В суде Центрального района Минска 21 января огласили приговор 60-летнему Александру Губейко, обвиняемому в насилии в отношении сотрудника ОМОНа. Его приговорили к двум годам лишения свободы с отбыванием в колонии общего режима, об этом сообщает лишенный регистрации правозащитный центр «Вясна».

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

В чем обвиняли Александра Губейко?

Согласно обвинению, на акции протеста в поддержку политзаключенных 4 октября при своем задержании Александр Губейко оказывал сопротивление и два раза ударил командира отделения ОМОНа ГУВД Мингорисполкома Андрея Ковалева (Ф. И. О. изменены), пытался вырваться, хватался за обмундирование. Вину Губейко не признал.

По версии обвиняемого, в тот день, около 16.00, он шел по проспекту Победителей в магазин «Коммунарка» за конфетами и случайно оказался в скоплении людей. Люди шли по тротуару, скандировали лозунги «Свободу Тихановскому!», «Свободу Колесниковой!», «Свободу Бабарико!», у некоторых людей была бело-красно-белая символика. Внезапно подъехали микроавтобусы, откуда выскочили сотрудники ОМОНа и начали задерживать людей. Так же задержали и самого Губейко.

«Меня схватили двое за руки, и в течение трех секунд я оказался в микроавтобусе. Причину задержания никто не пояснял. Сказали смотреть в пол», — рассказал он.

Губейко отрицал, что в момент задержания применял к сотрудникам насилие. Затем его доставили в Центральное РУВД, где составили протокол об участии в несанкционированном мероприятии. По словам Губейко, он в тот момент был в состоянии шока и подписал протокол из страха, что к нему будут применять насилие. Он пояснил, что, хоть его не били, он видел других избитых задержанных и ему было страшно, что с ним могут поступить так же. Затем он отбыл 12 суток ареста.

Судья указала, что, согласно объяснению, данному в РУВД после задержания, Губейко сознался в том, что «в какой-то момент не специально нанес два удара по спине сотруднику ОМОНа, в чем раскаивается». Губейко говорит, что те объяснения были даны под давлением и они не соответствуют действительности.

Александру Губейко 60 лет, 37 лет он работает на производстве. В суде он рассказал, что 33 года назад попал в серьезное ДТП, после которого долго лежал в больнице со множеством переломов. До сих пор у него плохо функционирует правая рука из-за сложного перелома плеча. Поэтому, по его словам, он не мог и не стал бы бить сотрудника ОМОНа.

Что говорил потерпевший?

Потерпевший «Андрей Ковалев» — командир отделения ОМОН ГУВД Мингорисполкома. 4 октября находился при исполнении своих служебных обязанностей. Он задержал протестующего, перекрывающего проезжую часть, и вел его в автомобиль. В какой-то момент он почувствовал два удара в область затылка. Он отпустил задержанного, обернулся в сторону, откуда были совершены удары, и увидел Губейко в «боевой стойке» со сжатыми кулаками. Решил, что это он ударил, так как никого больше поблизости не было. По словам Ковалева, Губейко был «очень агрессивно настроен». Потом последовало задержание, Губейко «отбивался, кричал». В спецтранспорте ему стяжкой зафиксировали руки.

Когда приехали в Центральное РУВД, омоновец понял, что «что-то с ним не то».

«На базе у меня была рвота, на следующий день врач обследовал, отправил в госпиталь. Там я провел 9−10 дней», — рассказал «Ковалев».

На очной ставке с Губейко извинения тот ему не приносил. Ковалев подал гражданский иск на компенсацию морального и материального вреда в размере 2500 белорусских рублей.

Слова Ковалева подтвердил и допрошенный свидетель со стороны обвинения с измененной фамилией Вермут.

Адвокат указал на расхождение времени и места совершения преступления с тем, что было написано в административном протоколе. Также, по его словам, в суточной сводке фигурировало одно звание потерпевшего (сержант), а теперь в уголовном деле — старший прапорщик. Кроме того, пострадавший менял показания относительно транспортного средства, на котором прибыл, также есть расхождения в показаниях по последствиям для здоровья.

Прокурор посчитал расхождения незначительными. Он сообщил, что обвиняемый сначала признавал свою вину при самом первом задержании, и только после возбуждения уголовного дела изменил свои показания. Он предложил исключить из обвинения мотив «по политической и идеологической вражде» и запросил для Губейко два года лишения свободы в колонии общего режима.

На следующий день, 21 января, судья Виктория Шабуня вынесла именно такой приговор, как и запрашивал прокурор. Также Губейко обязан выплатить 2500 рублей компенсации пострадавшему «Ковалеву».

-50%
-20%
-15%
-50%
-31%
-55%
-40%
-20%