1. Белоруска запустила уникальную платформу помощи бездомным животным. Ее проект оценили даже в ЕС
  2. Герасименя продала на аукционе золотую медаль чемпионата мира
  3. Нацбанк повышает ставку рефинансирования до 8,5%
  4. Олексин рассказал, почему торговал сигаретами через арабскую компанию
  5. В Беларуси ограничили доступ к сайтам про политзаключенных и учебу в Польше
  6. Лукашенко и Алиев встретились в Азербайджане: что обсуждали на переговорах
  7. Дом под Осиповичами, в который въехала ракетная установка, отремонтировали. Военные и жильцы рассказали как
  8. Товар исчезнет с полок? А есть шанс, что вернется? Про запрет по NIVEA — в простых вопросах и ответах
  9. «Ты как будто забываешь, кто ты. Невероятно тупеешь, чудовищно». Честно о том, что происходит в декрете
  10. От документалки про ЖКХ до «организации протестов». Что за блогеры Петрухин и Кабанов, которым дали по 3 года
  11. Минлесхоз объяснил, почему доски в Беларуси подорожали в два раза
  12. Три белоруски попали в популярный «Женский стендап» на ТНТ. Вот кто они
  13. «Побелка деревьев весной — пережиток советского прошлого». Эксперт рассказал все о побелке сада
  14. «Алкоголь — основная причина». Врач рассказывает, почему появляется панкреатит и как его лечить
  15. «Друзья шутят, что я теперь «яжбать». Молодой папа в декрете — о разводе, дочери и трудностях
  16. «С остринкой и иронией». Как белорусский бренд одежды стал конкурировать с известными марками
  17. Умер «песняр» Леонид Борткевич
  18. В Беларуси построят хранилище для отходов с БелАЭС. Выбор площадки все еще идет
  19. «Дети писали: вы крутая!» Татьяна ушла из бизнеса в школу и перевезла семью из Минска в Ляховичи
  20. «В Беларуси не ценил того, что имел». Физик отчислился из БГУ и изучает бозон Хиггса в Германии
  21. Минчанку судят за оскорбление Ермошиной. Глава ЦИК в суд не явилась
  22. В Москве задержали адвоката Юрия Зенковича. Сейчас он в Минске в тюрьме КГБ
  23. Брестским блогерам Петрухину и Кабанову вынесли приговор в Могилеве. Их самих в суд так и не пустили
  24. «Сказали снять». Убирают ли с полок в магазинах запрещенную NIVEA и что об этом думают покупатели
  25. «Гродно Азот»: мы давно не работаем с Helm. Скоро средняя зарплата вырастет до 2 тысяч рублей
  26. «Когда умирают такие люди, говорят, что уходит эпоха». Друзья и коллеги — о «песняре» Леониде Борткевиче
  27. Приговоры, задержания и фотопроект о детях политзаключенных. Что происходит в Беларуси 14 апреля
  28. «Это что вообще такое?» Владелец удивился страховой выплате за легкое повреждение Mercedes S500
  29. «Спросили, связана ли работа с политикой». Как белорусы сейчас проходят украинскую границу
  30. Как наши спецслужбы могут задерживать белорусов в России? Спросили у эксперта


19 января прошло два месяца с момента задержания журналиста TUT.BY Катерины Борисевич, на свободу она не вышла, мера пресечения не изменена, это значит, она продолжает находиться в следственном изоляторе. Сроки продления меры пресечения не разглашаются, поскольку Генпрокуратура считает это тайной следствия. Второй обвиняемый по делу, врач Артем Сорокин, тоже под стражей, несмотря на признания, которые он дважды озвучил для государственного телевидения.

Фото: соцсети
Фото: соцсети

19 ноября 2020 года Катерина Борисевич была задержана. Позже ей и врачу БСМП Артему Сорокину предъявили обвинение в «разглашении врачебной тайны, повлекшем тяжкие последствия» (ч. 3 ст. 178 УК РБ). Поводом стала опубликованная 13 ноября статья, в которой говорилось, что в крови Романа Бондаренко не было алкоголя. Это расходится с версией СК и Александра Лукашенко. Катерина Борисевич и Артем Сорокин находятся в СИЗО № 1 Минска. При этом родные Романа к журналистке и доктору претензий не имеют.

Отметим, что за избиение Романа Бондаренко никто не задержан, более того — до сих не возбуждено уголовное дело, родные не признаны потерпевшими.

Международная правозащитная организация Amnesty International признала Катерину Борисевич и Артема Сорокина узниками совести.

Катерина Борисевич окончила факультет журналистики БГУ в 2007 году по специальности «теле- и радиожурналистика». Работала на радиостанциях «Белорусское радио» и «Еврорадио», девять лет была обозревателем белорусской редакции «Комсомольской правды». С января 2017 года — журналист TUT.BY, писала о судах и уголовных делах: «Дело медиков», «дело Втюрина», «сахарное дело»… Точность формулировок, оперативность, объективность, внимание к деталям и яркие цитаты участников процесса. Катерина — один из лучших судебных репортеров страны, имеет профессиональные награды, в том числе от Генеральной прокуратуры, СК, МВД. Именно ее внимание и упорство позволили не замолчать историю главного инженера МЗКТ Андрея Головача, которому пришлось провести за решеткой 50 месяцев.

Она освещала суд по делу погибшего рядового Коржича. Катерина — один из авторов правового проекта TUT.BY «Если к вам пришли», а также спецпроекта, посвященного 20-летию трагедии на Немиге.

Именно Катерина Борисевич рассказывала на TUT.BY про события вечера 11 ноября во «дворе перемен», когда был избит Роман Бондаренко, говорила с очевидцами, поддерживала связь с родными погибшего.

Она общалась с задержанными и избитыми 9−12 августа 2020 года в Минске, с родственниками погибших, рассказала белорусам историю парня, снявшего видео внутри автозака, следила за судьбой задержанных осводовцев, врачей, узнала подробности про задержанного жителя «двора перемен» Степана Латыпова.

Журналисту Катерине Борисевич и доктору Артему Сорокину предъявлено обвинение в преступлении, которое отнесено к категории менее тяжких, при этом к ним избрана самая строгая мера пресечения. Формально под стражу могут взять по обвинению в преступлении, за которое предусмотрено наказание свыше двух лет лишения свободы.

Но в большинстве случаев в такой ситуации избирается мера пресечения, не связанная с заключением под стражу (подписка о невыезде и надлежащем поведении, личное поручительство, залог или домашний арест). Более того, в последние годы правоохранительные органы и суды подчеркивали, что необходимо шире использовать альтернативные меры пресечения.

Следователь должен мотивировать, почему именно заключение под стражу следует применить к обвиняемому. Узнать формулировку пока мы не можем: адвокаты вынуждены были дать подписку о неразглашении, Генпрокуратура этот вопрос публично не комментировала. Отметим, что ни Сорокин, ни Борисевич ранее не привлекались к уголовной ответственности, являются гражданами Беларуси, имеют постоянное место жительства в стране, работу, положительную характеристику с места работы. У Артема Сорокина трое детей, Катерина Борисевич одна воспитывает дочь (на днях ей исполнилось 18 лет) — все это хорошо известно следствию, однако мера пресечения остается максимально строгой.

-53%
-50%
-20%
-20%
-34%
-50%
-14%
-30%
-30%
0068422