1. У кого на стопе появляется «шишка»? Врач — о вальгусной деформации первого пальца
  2. Биатлонистка Блашко рассказала, как ей живется в Украине и что думает о ситуации в Беларуси
  3. Проверка слуха: Виктора Бабарико отпустили под домашний арест? Адвокат не подтверждает
  4. Поставщики сообщили о сложностях у еще одной торговой сети
  5. «Магазины опустеют? Скоро девальвация?» Экономисты объяснили, что значит и к чему ведет заморозка цен
  6. «Дешевле, чем в секонде». В модном месте Минска переоткрылся благотворительный магазин KaliLaska
  7. Погибшего Шутова признали виновным, Кордюкову дали 10 лет. По делу о выстреле в Бресте огласили приговор
  8. Журналистика не преступление. Как Катерина Борисевич готовила статью о «ноль промилле», за которую ее судят
  9. Жила в приюте для нищих, спаслась после теракта в США. Женщина, которая перевернула российскую «фигурку»
  10. Гинеколог и уролог называют типичные ошибки пациентов на приеме. Проверьте, не совершаете ли вы их
  11. Голосование на сайте ВНС и обвинительный приговор Шутову. Что происходит в стране 25 февраля
  12. Нацбанк ввел изменения для желающих открыть счета за границей, купить недвижимость или ценные бумаги
  13. Беларусь оказалась между Тунисом и Кувейтом по готовности к развитию передовых технологий
  14. Экономист: Есть ощущение, что сменись Лукашенко даже на силовика, часть людей вернется в Беларусь
  15. Глава бюро ВОЗ в Беларуси: «Возможно, в 2022 году мы сможем сказать, что с пандемией покончено»
  16. «Произойдет скачок доллара — часть продуктов может исчезнуть». Вопросы про ограничения в торговле
  17. В Бресте вынесли приговор первой десятке обвиняемых по делу о «протестном хороводе»
  18. Лукашенко поручил госсекретарю Совбеза разработать план противостояния «змагарам и беглым»
  19. «Самая большая покупка — 120 рублей». История Маргариты, которая работает продавцом в деревне
  20. Что сулит Беларуси арест украинской «трубы», которую в 2019 году купил Воробей?
  21. Требования дать «план победы» — это вообще несерьезно. Ответ Чалого разочарованным
  22. Помните дом на Хоружей, где был магазин «Звездочка»? Там капремонт, вот как теперь выглядит фасад
  23. «Стояла такая тишина, что можно было услышать жужжанье мухи». Как Хрущев развенчал культ Сталина
  24. «Они только успели поставить машину на платформу». Минчанин отказался платить за эвакуацию, и вот чем это закончилось
  25. Как сложилась судьба участников групп, известных в 1990-е и 2000-е? Оказалось, очень по-разному
  26. «Хватали всех подряд». Появилось полное видео действий силовиков 11 августа в магазине на Притыцкого
  27. Адвокат Статкевича отказался дать подписку о неразглашении, теперь его могут лишить лицензии
  28. «Политических на зоне уважают». Поговорили с освободившимся после 6,5-летнего срока политзаключенным
  29. В Беларуси начинают делать особые тесты, чтобы проверить иммунитет после вакцины от COVID-19
  30. «Люди с дубинками начали бить машину, они были везде». Судят водителя, который уезжал от силовиков и сбил гаишника

опубликовано: 
обновлено: 
/

«Мы уже неделю „на осадном положении“», — говорят жители Новой Боровой. Милиционеры в деревне Копище и некоторых кварталах в черте Минска обходят квартиры, дежурят в подъездах, переписывают личные данные жильцов, а порой — заглядывают в почтовые ящики. TUT.BY поговорил с обеспокоенными людьми, обратился за комментариями в МВД, а также спросил у адвоката, какие у нас есть права и обязанности в подобных ситуациях.

Обычный день в Новой Боровой: милиция в подъездах

Фото: читатели TUT.BY
Здесь и далее используются скриншоты записей в подъездах Новой Боровой, сделанные в последнюю неделю. Их редакции предоставили жители квартала

Жители Новой Боровой, что в Минском районе, пишут о милицейских патрулях, которые зачастили к ним в последнюю неделю.

Михаил живет в квартале «Форрест», что на улице Амелии Эрхарт.

— Каждый день с самого утра на улицах — люди в форме и «тихари». Беспрепятственно ходят по подъездам и закрытым дворам, возможно, у них есть чипы. Обзванивают квартиры по домофону, периодически закрывая его камеру рукой. К жильцам, у которых в окнах висит хоть что-то, отдаленно напоминающее БЧБ, настойчиво пытаются попасть в квартиры.

По словам этого и других собеседников TUT.BY, интересуются милиционеры и просто жителями на входе в подъезд. Прямо там пытаются узнать, как человека зовут, в какой квартире живет, кто в ней прописан, есть ли у него авто, а в авто — видеорегистратор.

— Милиционеры объясняют свои расспросы причинами, не внушающими доверия. То составлением журнала жильцов, то проведением профилактической работы, — Михаил добавляет, что обстановка в подъездах во время таких рейдов нервозная, дети пугаются.

Жители квартала «Форрест» прислали в редакцию видео, снятое вечером 19 января в доме по адресу ул. Амелии Эрхарт, 1 — видно, как силовики осматривают почтовые ящики в подъезде.

— Сначала милиционеры ходили по этажам, звонили в квартиры. Потом спустились и начали вытаскивать содержимое почтовых ящиков. В подъездах к людям с расспросами при этом не приставали, — рассказывают местные.

В Новой Боровой рассказывают: хозяев квартир, в которых висят флаги, стараются всеми правдами и неправдами «выкурить» из дома.

Жительница квартала Юлия рассказала Onliner.by: в щитке у ее квартиры отключили электричество, чтобы вынудить хозяйку выйти в тамбур. В итоге оформили протокол по 23.34.

Неизвестный, который представился сотрудником уголовного розыска, объяснил: «Мне же надо было вас как-то выманить… Я же не стал выпиливать дверь».

Житель улицы Авиационной Алексей рассказал, когда звонили к нему самому, то милиционеры прикрывали камеру домофона пальцем, а в квартире его друга сотрудники заклеили дверной глазок изолентой. Позже тот самый друг информацию об изоленте опроверг.

Соседям тоже неспокойно. Что в остальной части Копища?

Повышенный интерес милиция проявляет не только к жителям Новой Боровой, но и всей деревни Копище Минского района.

Собеседники с улиц Подгорной, Михайлашева и Лопатина рассказали, что к ним тоже приходят в квартиры — для «переписи».

— На прошлой неделе на улице Подгорной, 19а/1 по квартирам ходили трое сотрудников милиции Минского района. Звонили во все двери, — рассказывает местный житель Руслан. — Сказали, что это информирование населения в связи со случаями хищения данных пластиковых карт. Что-то даже рассказали об этом. Но потом стали спрашивать фамилии, имена, отчества, телефоны, место работы, дату рождения. Все это записывали. Я поинтересовался, зачем им столько информации, сказали — для отчета.

В сообщениях жители перечисляют и другие объяснения милиции: «проверяем, живут ли в вашем доме иностранцы», «в квартале — грабители», «я ваш новый участковый».

Фото: читатели TUT.BY

В квартиру на улице Лопатина пришли под предлогом традиционной проверки зарегистрированного оружия.

— Мой муж охотник, в семье есть ружье. Участковый по этому поводу приходит примерно раз в год. Недавно опять позвонил — еще раз нужно проверить. Пожалуйста. Но на следующий день пришел неизвестный нам сотрудник милиции в форме — сказал, для профилактической беседы, — рассказывает читательница TUT.BY. — Муж дверь открыл, но в квартиру не пустил. Милиционер достал какой-то листочек, спросил место работы, номер телефона. Про оружие ничего так и не узнал, не смотрел ни сейф, ни документы.

Фото: читатели TUT.BY

Жительница улицы Подгорной в Копище Надежда полагает, что обходы квартир могут быть связаны с многочисленными флагами, которые накануне Нового года и Рождества кто-то вывесил на столбах.

— Вот уже дней десять мы в «осаде». Именно нам звонили в домофон под таким предлогом: мол, соседи вызывали по поводу иностранцев, которые живут в нашем доме. Я посоветовала к тем, кто вызывал, и обращаться, а у меня в квартире иностранцев нет, и повесила трубку.

Странности в Vogue. Начали с вопросов о пропавшей девушке, закончили вопросами о журналистах

Сообщения о странных вопросах милиции приходят также из некоторых кварталов в черте Минска.

В два дома жилого комплекса Vogue, что на Макаенка, недавно приходила девушка, представившаяся милиционером (удостоверение показывала). Начинала разговор с «поиска пропавшей 16-летней девушки», потом переходила к вопросам о жителях ЖК, в том числе о журналистах TUT.BY. Местные вспоминают, что визиты были 12 и 16 января.

— Представилась, сказала, что из ГУВД. Сначала милиционер расспрашивала о якобы пропавшей 16-летней девушке из Малиновки, которая может жить в нашем доме, показала ее фото. Я предложила его переснять, чтобы потом присматриваться, но она не разрешила, — рассказывает жительница Vogue Наталья про один из визитов. — Потом она стала расспрашивать, как мне вообще этот жилой комплекс. «Очень нравится», — отвечаю. Потом перешла к расспросам о соседях, в том числе про журналистку, которая живет рядом. Спрашивала, где она работает, как часто бывает дома. Уже знала, что у девушки есть собака. Консьерж внизу рассказала мне потом, что милиционер расспрашивала, кто финансирует вечерние прогулки в квартале. Та испугалась и вызвала председателя. Сотрудница милиции также предлагала поговорить, кто здесь ярый «бэчебэшник».

В другом доме квартала милиционер также уточняла, живет ли в конкретной квартире журналистка.

Обход милиционером Vogue подтвердила и наша читательница в сообщении в редакцию.

— Спрашивали, кто ленточки вешает. Недалеко от дома есть мемориал Бондаренко — интересовались, кто его спонсирует.

Фото: читатели TUT.BY

Лебяжий, где «все это уже было»

В квартале Лебяжий интересу милиции уже не удивляются. В квартиры домов на проспекте Победителей, 125 и 127 силовики часто стучались в ноябре и декабре.

— В наших домах квартиры обходили по два-три человека, некоторые с дубинкой за поясом, — рассказывает местная жительница Елена. —  Звонят в дверь, потом стучат. Выбирали не те квартиры, где висят флаги, а все подряд — если на этаже шесть дверей, то шли по всем. Лично к нам приходили восемь раз, но мы не открывали, опасаемся. У соседей спрашивали имена, номера телефонов, кто проживает в квартире. Некоторые люди отправляли за этой информацией в товарищество собственников, а кто-то ссылался на коронавирус. С января активные проверки прекратились.

Есть единичные сообщения и об «отработке жилфонда» на улицах Кулибина и Янки Брыля в Московском районе Минска, а также на Гинтовта в Первомайском.

А вот таким массовым был приход милиционеров в подъезд «Минск-Мира» 17 января.

Мы спросили пресс-секретаря МВД Ольгу Чемоданову, с чем связаны обходы квартир, а также попросили прокомментировать особенно странные случаи: отключение электричества в щитке и осмотр почтовых ящиков в Новой Боровой, а также вопросы милиции в квартале Vogue о журналистах TUT.BY, которые там живут. Как только ведомство пришлет свои ответы, мы их опубликуем.

А что говорит адвокат?

На наши вопросы о правомерности действий милиции во время «поквартирных обходов» ответил Евгений Маслов, управляющий партнер, адвокат бюро «Маслов, Гашинский и партнеры».

— Имеет ли право милиция собирать личные данные, обходя квартиры в домах? Спрашивать про место работы и о том, кому принадлежат авто? Заполнять при этом анкеты?

— На основании Закона «Об органах внутренних дел» сотрудники милиции имеют право требовать от граждан предоставить сведения о личных данных, требовать личные документы и иные сведения, если есть информация о возможном совершении правонарушений или преступлений, — говорит Евгений Маслов. — Гражданин вправе потребовать от сотрудника милиции разъяснить причины и основания заявленных требований о предоставлении личной информации.

Но адвокат добавляет, что для получения анкетных сведений нет никакой необходимости устраивать поквартирный обход:

— Анкетные сведения о проживающих в доме можно получить, направив запросы. Например, в жилищно-эксплуатационную службу, где будет информация и о тех, кто снимает квартиры, а также в другие регистрирующие органы — МРЭО ГАИ, ФСЗН. Существует и система «АС-паспорт».

Адвокат считает, что в последнее время такие обходы — «один из элементов профилактики протестных выражений».

— Таким образом сотрудники силовых структур дают понять, что вся информация о лицах, выражающих свое гражданское мнение, им станет известна.

При этом собеседник напоминает, что милиционер обязан представиться, предъявить служебное удостоверение и разъяснить причину, по которой ему необходимо получить информацию.

Фото: читатель TUT.BY

— Имеет ли право гражданин не предоставлять личную информацию милиционеру, не впустить его в квартиру? Может ли отказаться общаться?

— Сейчас отказ от предоставления такого рода информации может повлечь за собой административное задержание. Его объяснят проверкой по факту совершения неким неустановленным лицом административного правонарушения. Например, нарушение Закона «О массовых мероприятиях» из-за флага в общем тамбуре дома или во дворе. В случае отказа проследовать для разбирательства в органы внутренних дел в отношении гражданина могут составить протокол за неповиновение законному требованию должностного лица, — говорит Евгений Маслов.

В то же время неприкосновенность жилища гарантируется Конституцией Республики Беларусь.

— В рамках административного процесса или действий по профилактике правонарушений сотрудники милиции не имеют права без согласия проживающих в квартирах лиц, с применением силы, то есть с повреждением запорных устройств, входить к ним, — говорит Евгений Маслов. — Но впоследствии в отношении человека, который отказался открыть двери и предоставить требуемую информацию, может быть составлен административный протокол за неповиновение законному распоряжению сотрудника милиции. Но такой протокол будет составить проблематично, потому что сотруднику милиции не будет известно, если не представиться, кто конкретно ему в квартире не открыл дверь.

Но есть и такой момент: по Закону «Об органах внутренних дел» сотрудники милиции имеют право входить беспрепятственно, при необходимости с повреждением замков, в любое время суток в жилье (и не только), осматривать его, если преследуют подозреваемых или обвиняемых в совершении преступлений.

А также — если есть достаточные основания полагать, что в квартире совершается или совершено преступление, находится подозреваемый (обвиняемый), скрывшийся от органа, ведущего уголовный процесс, или тот, кто уклоняется от отбывания наказания и других мер уголовной ответственности. Также сотрудники милиции могут беспрепятственно входить в жилье людей под превентивным надзором.

— Как можно оценить поведение милиционеров, которые с согласия жильцов заходят в квартиру, чтобы уточнить какие-то моменты о преступлениях, а начинают задавать вопросы, пытаясь установить мнение о политических событиях? Это превышение полномочий?

— Эти действия нельзя оценить как превышение служебных полномочий, однако каждый должен знать, что у него есть закрепленное Конституцией право не давать никаких пояснений в отношении себя, — объясняет Евгений Маслов. — При этом сотрудник милиции не вправе требовать высказать какое-то мнение или отношение к общественно-политическим событиям или просить дать оценку действиям официальных властей, соседей. Так как сотрудник милиции находится в квартире без законных поводов и оснований, можно в корректной форме попросить покинуть его квартиру. Если милиционер отказывается, следует об этом сообщить в дежурную службу 102.

Адвокат напоминает, что статья 202 Уголовного кодекса прописывает ответственность за незаконное вторжение в дом вопреки воле людей, которые там живут. Уголовное наказание может быть таким: вплоть до ареста на три месяца.

— Что можно сказать про действия милиционеров, которые выключают свет в квартирах, чтобы человек оттуда вышел?

— Эти действия находятся за пределами предоставленных законом полномочий сотрудникам милиции в рамках профилактики правонарушений и преступлений и подрывают авторитет правоохранительных органов, — говорит адвокат. — Если такие факты есть, можно жаловаться в территориальные подразделения органов внутренних дел — там должны дать оценку действиям сотрудников.

— Можно ли проверять почтовые ящики, как на видео из Новой Боровой?

— Это нарушение конституционного права на защиту от незаконного вмешательства в личную жизнь и от посягательства на тайну корреспонденции. Такое возможно, если проводится оперативно-разыскное мероприятие — контроль почтовых отправлений. Это делают только с санкции прокурора и только при наличии оснований полагать, что совершено преступление и эти сведения необходимы, чтобы пресечь или раскрыть уже совершенное преступление.

Адвокат добавляет, что по статье 203 Уголовного кодекса незаконное нарушение тайны переписки, почтовых и иных сообщений граждан — это преступление, за него предусмотрена ответственность — вплоть до двух лет лишения свободы.

-20%
-15%
-10%
-15%
-14%
-30%
-20%
-15%
-10%
0072407