1. Ультрамарафонец из Витебска установил табличку у истока Витьбы. Вы знаете, где это?
  2. Лукашенко о госинвестпрограмме: Удивляет потеря отдельными членами правительства реалий, в которых мы живем
  3. Алимбекова заняла восьмое место в индивидуальной гонке на этапе КМ по биатлону
  4. Лукашенко заинтересовался пеллетами для отопления домов. Что это и сколько стоит?
  5. «Прозревают люди уже после стройки». Архитектор — о выборе проекта дома и цене строительства
  6. «Хотели дать понять, что с людьми так нельзя». Пятерых мужчин судят за поврежденное авто семьи милиционера
  7. «Мы уже неделю „на осадном положении“». Как жителей минских многоэтажек обходит милиция
  8. ЕС: Санкции в отношении Беларуси пока не дали никакого эффекта
  9. «Перевернуть страницу» нельзя, психика так не работает". Психиатр, отсидевший «сутки», о том, что мы переживаем
  10. У меня в венах тромбы? Сосудистый хирург отвечает на шесть частых вопросов
  11. Шахтеры, которые ушли в стачку, ответили на обещания «Беларуськалия» взять их обратно на работу
  12. В Беларуси делают полуколичественные тесты на антитела к коронавирусу. Объясняем, что это такое
  13. Выросла на ферме и вышла замуж за парня, с которым встречалась 10 лет. Лучшая биатлонистка прямо сейчас
  14. В Островце мужчину отправили в колонию за оскорбление Лукашенко и Караева в телеграм-чате
  15. «Около двух месяцев нигде не участвую». Борисовчанки утверждают: их судили за акции, где их не было
  16. Стали известны планы по строительству жилья на 2021 год. Что, где и сколько?
  17. Посмотрели, на сколько за год подорожал один и тот же набор товаров. Разница в цене удивляет
  18. «Танцевала, показывая, что ей все сойдет с рук». В суде по делу о надписях на щитах выступил военнослужащий
  19. Жителя Минского района оштрафовали на 870 рублей за красно-белые жалюзи
  20. Уже год в столице работает музей Lego, но знают о нем не все. Взглянули на коллекцию минчан
  21. Где жили и отдыхали руководители Беларуси до Лукашенко
  22. «Пуля повредила мой спинной мозг». История тренера по кроссфиту на коляске
  23. «Лукашенко меня не обувал, чтобы я сейчас переобулась». Анжелика Агурбаш об отношении к ситуации в стране
  24. С 21 января дорожает автомобильное топливо
  25. Авария на теплосетях в Московском районе: жители без горячей воды и тепла, занятия в школах отменили
  26. Заправки для электрокаров стали платными. Пользователи жалуются, но вовсе не на цены
  27. В Москве задержан боец Алексей Кудин, ему грозит отправка в Беларусь и суд за августовские события
  28. Совещание у Лукашенко и «дело Бабарико» в Верховном суде. Что происходит в Беларуси 21 января
  29. «200 гостей гуляли два дня». Как сложилась судьба новобрачных, которых искали читатели TUT.BY
  30. «Даже по московским меркам это элитное жилье». «А-100» презентовала квартал у площади Победы


Суд Октябрьского района 31 декабря осудил 20-летнего минчанина Глеба Готовко за события 14 июля сразу по четырем статьям Уголовного кодекса. Его обвинили в том, что он участвовал в стихийной акции после регистрации кандидатов в президенты, где толкнул ногой в бок сотрудника минского ОМОНа и оказал неповиновение старшему лейтенанту ОМОНа, а также в том, что уклонился от мероприятий по призыву на воинскую службу. Его признали виновным по четырем статьям Уголовного кодекса и назначили ему наказание в виде четырех лет лишения свободы в условиях общего режима. Также суд постановил взыскать с обвиняемого три тысячи рублей в пользу потерпевших сотрудников ОМОНа. Об этом сообщает лишенный регистрации правозащитный центр «Весна».

Фото: ПЦ "Вясна"
Фото: ПЦ «Весна»

Напомним, 14 июля проходила регистрация кандидатов в президенты, во время которой было отказано в регистрации Валерию Цепкало и Виктору Бабарико. К вечеру по всей стране прошли стихийные собрания против необоснованных отказов в регистрации претендентам в кандидаты, заручившимся большой поддержкой населения на этапе сбора подписей за свое выдвижение в кандидаты. В Минске митинги закончились столкновениями с сотрудниками ОМОНа из-за произвольных задержаний участников мирного протеста.

В чем обвинили минчанина?

Согласно обвинению, вечером 14 июля Глеб Готовко принимал активное участие в несанкционированном массовом мероприятии на улице Зыбицкой в Минске. В ходе него минчанин, игнорируя законные требования сотрудников правоохранительных органов, применил насилие в отношении одного из милиционеров, после чего оказал активное сопротивление при задержании.

В сентябре 2019 года он был отчислен из одного из университетов, а в марте 2020 года военным комиссаром одного из районов Минска ему была вручена повестка для явки в военкомат в апреле. Однако в указанное в повестке время парень не явился, сославшись на страх заразиться COVID-19.

«Был доволен, что распределили на службу водителем в спецназ». Что говорит обвиняемый?

20-летний минчанин на суде признал вину только по ст. 435 Уголовного кодекса (Уклонение от мероприятий по призыву на воинскую службу), по остальным инкриминируемым статьям он вину не признал.

Глеб Готовко рассказал на суде, что 22 апреля не явился в военкомат, получив повестку под подпись, из-за того, что боялся скученного пространства в казарме, хотя был доволен тем, что был распределен на службу водителем спецназа в Марьиной Горке. Опасения за свое здоровье были вызваны высоким уровнем заболеваемости COVID-19. Также обвиняемый пояснил, что незадолго до этого взаимодействовал с контактом первого уровня. Каких-либо документов об этом он не имеет, поскольку впоследствии у этого человека не подтвердился коронавирус. Готовко воспринимал угрозу заразиться COVID-19 как реальную для своего здоровья в совокупности с отсутствием адекватных мер по нераспространению пандемии со стороны государства. О хронических заболеваниях дыхательной системы суду рассказала его мама. Обвиняемый акцентировал внимание суда на том, что 15 июня, когда снизилась статистика заболеваемости, он явился в военкомат для участия в мероприятиях по призыву.

По событиям 14 июля Глеб в суде рассказал, что ему было интересно, почему люди плотно стояли в сцепке на Немиге, поэтому он подошел посмотреть поближе. Когда же часть людей стала смещаться в сторону из-за задержаний сотрудниками ОМОНа, он зацепился ногой за бордюр и его потянуло вперед. Сотрудники задержали его возле лестницы на спуске от собора. Задержание, по словам обвиняемого, было болезненным: сотрудники заломили ему руку, схватили за ноги и руки и в таком положении понесли в спецтранспорт.

Готовко настаивал, что он не применял насилия к сотрудникам ОМОНа и никакого сопротивления не оказывал. О совместных действиях с кем-либо, по словам обвиняемого, Готовко не договаривался и ничего об этом не знал.

Что говорят потерпевшие? «Отношение к сотрудникам милиции было уже тогда плохое»

Потерпевшими по делу признаны прапорщик Алексей Мисюченко и сотрудник минского ОМОНа Дмитрий Черник.

В суде Мисюченко рассказал, что вечером 14 июля около Зыбицкой, 27 он разрывал сцепку участников несанкционированного массового мероприятия, выхватывая самых активных граждан. По словам потерпевшего, участники выкрикивали лозунги: «Позор», «Фашисты», «Милиция с народом», свистели. Сотрудники ОМОНа получили команду разрывать сцепку не из середины, а с края.

Алексей Мисюченко пояснил, что в один момент Готовко левой ногой в прыжке ударил его в бок, после чего обвиняемый не удержался на ногах и упал, сам же потерпевший устоял. Мисюченко только спустя несколько дней обратился в третью больницу.

«Болел бок. Отношение к сотрудникам милиции было уже тогда плохое, поэтому сказал врачу, что получил повреждение в быту из-за того, что не знал, каких взглядов придерживается врач и как отнесется ко мне», — рассказал сотрудник.

По словам Мисюченко, он давал показания на стадии предварительного расследования после того, как ему показали видеозапись инцидента. Судья Руденко спросил у него: обращался ли потерпевший с заявлением в Следственный комитет по факту причинения ему телесных повреждений. На это прапорщик сказал, что следователь сам вызвал его по телефону в Следственный комитет. Потерпевший заявил иск на две тысячи рублей, не обосновывая своих моральных и физических страданий. Обвиняемый иск не признал.

Фото: ПЦ "Вясна"
Глеб Готовко 14 июля. Скрин МВД

Второй потерпевший, старший лейтенант Дмитрий Черник, внятно не смог рассказать, что происходило вечером 14 июля возле собора на Немиге. Из его показаний на суде было непонятно, совершил ли обвиняемый какое-либо преступление в его отношении. По его словам, обвиняемый вырывался, кричал, оказывал неповиновение, при этом он не видел, чтобы Готовко совершал насилие. Защита обвиняемого попросила Дмитрия Черника пояснить, чем отличается неповиновение от сопротивления, ведь именно он составлял рапорт о неповиновении. Судья Руденко снял вопрос с мотивировкой о том, что оценка действий обвиняемого будет дана потом судом. Черник, как и предыдущий потерпевший, не обращался с заявлением в Следственный комитет. Он пояснил, что его вызвали в РУВД на следующий день после инцидента.

Потерпевший заявил иск на одну тысячу рублей, пояснив это тем, что в его адрес «много грязи, дискомфорт в семье из-за того, что ему приходится разъяснять семье, друзьям и родственникам, почему я так работаю». Потерпевший подчеркнул, что обвиняемый проявил явное неуважение к сотрудникам ОМОНа.

Свидетельствуют шесть сотрудников ОМОНа

Со стороны обвинения были допрошены семь свидетелей: шесть сотрудников ОМОНа и ведущий специалист отдела по призыву военкомата, со стороны защиты только два — мама и друг обвиняемого.

По делу был допрошен сотрудник милиции Евгений Дудкин (потерпевший по делу за 14 июля Антона Лакишика, которого осудили по ст. 364 УК на три года колонии), который пояснил, что толпа вела себя агрессивно, потому что стояла в сцепке и не собиралась расходиться. Инструктаж об обстановке в городе, по словам свидетеля, проводил начальник штаба ОМОНа Мирончик. Также были допрошены сотрудники ОМОНа Виталий Кулик и Алексей Вовенский.

Третий свидетель обвинения — сотрудник ОМОНа Александр Куцко — рассказал, что физической силы к сотрудникам протестующие не применяли, только при задержании мешали задерживать активных участников несанкционированного митинга, толкали, дергали за руки. Куцко заявил, что из-за того, что его коллеги были в медицинских масках, он не может пояснить, кто мог пострадать. Хотя во время предварительного следствия свидетель подробно описал обвиняемого и его поведение, во что тот был одет. В суде же не смог воспроизвести и половины от «рассказанного» следователю.

Свидетель Штоп из минского ОМОНа уже подробно описал одежду и прическу человека, похожего на обвиняемого, который, по его словам, наносил удар потерпевшему Мисюченко. При этом защита отметила, что свидетель не описал нанесение удара потерпевшему, на что судья эмоционально отреагировал: «Как не описывал? Все описал!»

Также в суде был допрошен еще один сотрудник ОМОНа Сергей Антончик, который рассказал, что 14 июля среди митингующих были те, кто благодарил сотрудников за вежливое обращение. При этом он сам не видел ни обвиняемого, ни его ударов.

В суде друг обвиняемого Леонид рассказал, что его задерживали вместе с Глебом: подошли два сотрудника ОМОНа, спросили, пойдут ли они сами или их нести на руках. При помещении его в спецтранспорт сотрудники ОМОНа сообщили коллегам: «Этот тихий». Но там свидетеля все равно избивали дубинкой, после чего он увидел обвиняемого с ссадиной на лице.

Как доказывали совершение преступления по статье 342 УК?

В материалах дела была справка Минтранса, согласно которой ущерб от действий участников несанкционированного мероприятия 14 июля составил 72 рубля. Задержка в движении троллейбусов составляла до 25 минут, также последствием происшествия стала потеря некоторых рейсов. Назывались несколько троллейбусов — № 9, 13, 44.

Как предлагали наказать минчанина?

Государственный обвинитель Завадич предложил суду следующие виды наказаний по инкриминируемым деяниям Готовко:

  • по ст. 435 УК — арест на 3 месяца;
  • по ст. 342 — лишение свободы на один год;
  • по ст. 363 — лишение свободы на три года;
  • по ст. 364 — лишение свободы на четыре года.

В итоге прокурор предложил наказать 20-летнего Глеба Готовко четырьмя годами лишения свободы.

Адвокаты минчанина же просили суд полностью оправдать обвиняемого. Что касается ст. 435 УК, которая вменяется Готовко, то адвокаты обратили внимание: в данной ситуации имеет место исключительное обстоятельство — пандемия и реальная опасность заразиться COVID-19 в скученной казарме: «Заболела треть Госдумы России, президент Макрон, президент Лукашенко, и обвиняемый мог заболеть».

Кроме того, адвокаты привели в качестве довода наличие на сайте Petition петиции министру обороны о переносе призыва в связи с пандемией. Поэтому защитники Готовко просили применить правило, указанное в примечании к ст. 435 УК, согласно которой обвиняемый может быть освобожден от ответственности при наличии исключительных обстоятельств.

По ст. 342 УК адвокаты Готовко заняли позицию, что есть указание о том, что эта статья применяется тогда, когда нет признаков более тяжкого преступления. Обвиняемому же вменяется насилие в отношении сотрудника. Поэтому по ст. 342 УК минчанин должен быть оправдан.

По словам адвоката, свидетели «полета обвиняемого с вытянутой ногой» появились только после просмотра видео, которое непонятно откуда взялось, — про это сказали и потерпевшие, и свидетели. Запись относится к недопустимым доказательствам. Эксперт не увидел удара, но его увидел следователь и рассказал об этом допрашиваемым.

«Мы должны верить эксперту, потому что на видео нет удара», — аргументировала защита.

Также рапорты сотрудников не содержат данных ни о насилии, ни о сопротивлении. Адвокат просил акцентировать внимание на рапортах, составленных по горячим следам, более того, есть постановление об административной ответственности.

Поэтому адвокат просил оправдать Готовко по ст. ст. 363 и 364 УК за отсутствием состава преступления.

А что решил суд?

Суд Октябрьского района Минска 31 декабря осудил 20-летнего Глеба Готовко по четырем статьям УК:

  • по ст. 435 УК — лишение свободы на один год;
  • по ст. 342 — лишение свободы на два года;
  • по ст. 363 — лишение свободы на три года;
  • по ст. 364 — лишение свободы на четыре года.

По совокупности наказаний судья Руденко назначил Готовко четыре года лишения свободы в условиях общего режима. Также суд постановил взыскать с обвиняемого три тысячи рублей в пользу потерпевших сотрудников ОМОНа.

-40%
-10%
-23%
-33%
-20%
-70%
-10%
-10%
-20%
0071694