/ / / / /

Каким бы сложным ни выдался 2020-й, каждому из нас есть за что его благодарить. Кто-то никогда не забудет семейные моменты — люди, несмотря на пандемию и ситуацию в стране до, во время и после президентских выборов, рождались, влюблялись, женились, — кто-то навсегда запомнит эмоции и атмосферу, с которыми мы прожили этот год. А мы никогда не забываем людей — и сегодня хотим рассказать вам, с чем входят в 2021-й «протестные лица» этого года: простые белорусы из регионов, которые заставляли нас переживать, вдохновляться, плакать, восхищали и удивляли своей смелостью и позицией. Не все те, кого помнит TUT.BY, захотели «снова светиться в СМИ», не все они сегодня в Беларуси. Но ни один из них не пожалел о том, что с ним было в 2020-м.

81-летняя Галина Филипповна из Гродно, которая прославилась после встречи с Сергеем Тихановским: «Живу с мыслями о победе»

Жительница Гродно 81-летняя Галина Филипповна Андрейчик 29 мая после встречи с Сергеем Тихановским в областном центре неожиданно стала «звездой» стримов. А 4 июня, во время назначения нового правительства, Александр Лукашенко вдруг высказался в числе прочего и о пожилой гродненке. «Правда, на некоторых посмотрели в Гродно, так они хорошо устроились. „Лукашенко плохой“ — а сами живут во дворцах! Какая-то 80-летняя женщина кричала, орала. Прислали мне фотографию: особняк сына и ее особняк на одной площадке. Чего тебе не хватает?» — возмущался президент. Ну, а вечером в программе «Панорама» на канале «Беларусь 1» даже вышел сюжет и с дрона показали дом, где живет 81-летняя Галина Филипповна.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY
Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

Пожилая женщина его тогда посмотрела и была удивлена, что журналисты госканала во время подготовки сюжета к ней не зашли поговорить. Она бы и им, и президенту сразу же объяснила, откуда деньги на «особняк».

Галина Филипповна говорит, что с того момента в ее жизни внешне мало что поменялось. Правда, уточняет, здоровье от переживаний из-за событий в Беларуси пошатнулось.

— Ой, однажды ноги отказали, так я переволновалась. Сын думал, что все — умираю, но выкарабкалась. Но здоровье, конечно, уже не то — плохо хожу уже. И если бы не эти проблемы, то выходила бы каждый день на площадь, а так приходилось все смотреть в интернете. Вот здесь моя жизнь сильно изменилась, кстати. Если раньше новости я смотрела нечасто, то сейчас и утром, и вечером перед компьютером сижу и все читаю.

Галина Филипповна говорит, что после того первого раза, когда над домом летал квадрокоптер, кто-то над домом ее семьи еще два раза (и почему-то ночью) поднимал аппарат.

— Не понимаю, что это было и почему именно ночью. Кто-то думал, что у меня здесь люди собираются? Или я не сплю и что-то делаю. Шум, собаки лают, квадрокоптер летает над домом. Потом все успокоилось и жизнь вернулась в нормальное русло. В гости ко мне так никто и не пришел, чтобы узнать и про дом, и про деньги. Так и живу. А вообще, конечно, сильно переживаю из-за того, что происходит в стране. После выборов было страшно и волнительно. Потом переполняла гордость за наших людей. Я вижу, что белорусы за эти дни стали одной нацией, одной семьей, которые потом будут все жить дружно. Я каждый день думаю о том, что Беларусь должна стать страной, где правит демократия. Со всеми проблемами мы справимся, ведь, посмотрите, как все друг друга поддерживают, стоят локоть к локтю. Конечно, такие подъемы сменяются депрессией, когда я вижу очередные разгоны акций и то, как относятся к людям. Но все же живу с надеждой на победу.

Галина Филипповна говорит, что после ее «минуты славы» интерес к ее персоне поутих. Она, как и раньше, продолжила переписываться с Сергеем Тихановским, но признается, что давно уже не получала от него писем, хоть свои исправно ему отправляет.

— Может быть, я слишком резко все пишу и они не проходят цензуру. Не знаю, но вот уже больше двух месяцев ответы я от него не получаю. А вообще мне, конечно, не хватает общения. Хочется еще с кем-то обсудить ситуацию в стране, — признается Галина Филипповна.

Подполковник милиции из Лиды Юрий Махнач: «Сейчас все хорошо, но сначала было тяжело»

Подполковник милиции из Лиды, командир роты ППС Лидского РОВД Юрий Махнач 17 августа записал свое обращение к силовикам, где рассказал о том, как готовили правоохранителей к выборам, кто отдавал приказы о жестких разгонах, а также об избиениях людей в Лиде. Он рассказывал, что еще в июне ему от замначальника Лидского РОВД Дениса Авраменкова поступил приказ разгонять мирный пикет в Лиде. Туда вышли, по словам Махнача, мирные люди — пенсионеры, мужчины, женщины, с детьми и колясками, которые ничего плохого не делали. Он отказался выполнять приказ начальства.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY
Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

18 августа Юрий Иванович вышел на работу и подал рапорт на увольнение. После того как рапорт был написан, подполковник милиции встретился на улице с лидчанами, которые пришли его поддержать. Встреча длилась 15 минут. Собравшиеся благодарили милиционера, вспоминали события предыдущей недели, показывали Юрию Ивановичу свои побои, жаловались на действия сотрудников — и пытались понять, зачем все это было нужно.

Уволили подполковника в итоге по статье за прогулы.

О том, что ушел со службы, Юрий Иванович не жалеет.

— Это было непростое решение. Я бы мог сидеть и делать вид, что ничего не происходит. Но отдавать приказы, которые расходятся с буквой закона, я не стал. Не все в этом мире оценивается деньгами и «теплыми» должностями. Есть офицеры, для которых честность, порядочность, уважение к людям превыше всего. А необоснованное задержание людей, издевательства, унижение, избиение — это последнее, что может быть. Я уверен, что смерти людей после незаконного применения физической силы и специальных средств потом не останутся нерасследованными, а виновным в этом все же не получится избежать ответственности. Но сейчас доверие к милиции и ее авторитет, к сожалению, стремится к нулю. Я даже не представляю, что необходимо сделать, чтобы как-то реабилитироваться в глазах людей, — рассуждает Юрий.

Что касается изменений в жизни после увольнения, то он говорит, что «сейчас все хорошо» — но сначала было, признается, тяжело.

— Но потом я взглянул на мир по-другому. Понял, что жизнь не стоит на месте и надо двигаться вперед. После озвучивания моей позиции и последующего увольнения я ощутил огромную поддержку от разных людей. Тех, с которыми вырос, с кем ходил в школу, бойцов, с которыми проходил срочную службу в спецназе в войсковой части 3214. Представляете, люди после стольких лет нашли меня и поддержали! Даже мой классный руководитель говорила слова поддержки: она сказала, что рада, что когда-то учила и воспитывала меня — и я вырос таким. Я был очень тронут.

 — А семья поддержала ваше решение уйти со службы?

— Родные знали, что я всегда отстаивал права людей, старался повышать имидж сотрудника милиции. Для меня это было важно, и семья всегда в этом меня поддерживала. После событий 9−11 августа мы были в шоке. Поэтому, конечно, близкие поддержали мое решение уйти. После этого у меня, кстати, появилось больше времени для семьи, для решения каких-то накопившихся вопросов. Каких-то конкретных мер к трудоустройству пока не принимал, хотя было много предложений от разных организаций. И они, эти предложения, поступают до сих пор. Сейчас у меня есть кое-какие подработки, которые меня вполне устраивают. При желании и наличии рук, которые растут откуда надо, можно зарабатывать на более или менее достойное существование, — улыбается Юрий.

Фельдшер из Лиды Павел Палейчик: «Не мог трудоустроиться по своей специальности, но сейчас все уже хорошо»

Лидский фельдшер Павел Палейчик 22 апреля на встрече с Сергеем Тихановским рассказал о проблемах на местной станции скорой помощи. Потом он был осужден на 7 суток, а вскоре с ним не продлили контракт и Павел остался без любимой работы. Тогда на помощь семье фельдшера пришли простые белорусы: краудфандингом собрали для медика за два дня более 20 тысяч рублей.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY
Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

В июне Павел надеялся, что его история как фельдшера на этом не закончится, но он временно нашел себе подработку — устроился в такси. Как рассказал Павел газете «Народная Воля», пять месяцев он не мог трудоустроиться по своей специальности, но сейчас все уже хорошо.

— Взяли на работу в один частный медицинский центр, филиал которого есть и в Лиде. Поэтому мне не надо будет переезжать в Минск, буду работать здесь и помогать семье. Никаких вопросов у руководства центра не было по поводу того, почему пришлось уволиться из больницы. Прошел двухнедельную стажировку и с 21 декабря оформился официально. В центре буду заниматься забором анализов.

Он также рассказывает, что тех денег, которые собрали для него и его семьи неравнодушные белорусы, хватило, чтобы пережить трудный период.

— А еще я всегда старался помимо основной работы иметь и дополнительную. Поэтому таксистом работал и тогда, когда был фельдшером, и когда остался без работы. Даже сейчас в свободное время не собираюсь от этого отказываться, ведь семье дополнительный доход не повредит, — рассказал Павел.

Евгений Ковалевский, владелец кафе «Света 80%», сейчас — безработный: «2020 год меня расстроил»

В деревне Лучиновка под Витебском, на трассе Р21, работало кафе-мотель «Сова». Перед выборами кто-то написал на стене «За Свету». Лозунг закрасили. После выборов появилась новая надпись — «Света 80%». Власти потребовали ее убрать. Но хозяин заведения, витебский предприниматель Евгений Ковалевский неожиданно для них «восстал»: решил узаконить это название — и подал соответствующую заявку. В кафе зачастили представители различных госорганов — от санстанции до КГК. В конце концов владелец решил закрыть заведение.

Фото: Алесь Пилецкий, TUT.BY
Евгений Ковалевский. Фото: Алесь Пилецкий, TUT.BY

— 2020 год меня расстроил, — признается Евгений Ковалевский. — Проблемы у меня начались не 9 августа, а раньше, когда дальнобойщикам в связи с коронавирусом запретили останавливаться возле кафе-мотеля. Им выписывали штраф по 500 евро, если они заезжали не на те стоянки. Конечно, посетителей стало в разы меньше, выручка упала.

А теперь я и вовсе остался без работы: кафе закрыто уже более трех месяцев, с 15 сентября. При этом различные инспекторы преследуют меня даже после того, как заведение закрылось. Оно не работало месяц, а в нем хотели провести очередную проверку. На меня составили протокол за воспрепятствование проверяющим, суд дал мне штраф 15 базовых величин (405 рублей). А через неделю после суда пришло уведомление, что назначена новая проверка…

Тем временем на «протестном» кафе на трассе периодически появляются новые надписи.

— Например, «Свобода или смерть», «Сила в правде», — рассказывает Евгений. — Кто это пишет, я не знаю. Я же не буду стоять возле кафе и охранять его.

На новый 2021 год у предпринимателя нет каких-либо особых пожеланий лично для себя:

— Я жду только одного — чтобы власть сменилась.

Егор Емельянов, бывший милиционер, сейчас — фитнес-тренер: «Верни меня в тот день, когда увольнялся, я бы поступил так же»

36-летний сотрудник Департамента охраны, капитан милиции из Новополоцка Егор Емельянов утром 11 августа подал рапорт на увольнение, а затем опубликовал в своем инстаграме пост, что уходит со службы на фоне массовых протестов в Беларуси после президентских выборов 9 августа. В тот же день его задержали, Егор провел в ГОВД почти двое суток. Публикацию в соцсети расценили как нарушение ст. 23.34 КоАП. Однако суд оправдал Егора, и его отпустили на свободу.

Фото: личный архив
Егор Емельянов. Фото: личный архив Егора Емельянова

— Год расстроил. Весной — эпидемия COVID-19, а потом — августовские события. Это психологические травмы, которые до сих пор переживают белорусы. И коронавирус, и выборы сильно изменили нашу привычную жизнь. Спокойно жить, расслабиться мы не можем до сих пор.

Егор Емельянов не жалеет, что уволился из милиции:

— Верни меня в тот день, я бы поступил так же.

Довольно скоро после увольнения мужчина переехал из Новополоцка в Минск и устроился тренером в один из фитнес-клубов.

— Я окончил Академию фитнеса, и в сентябре, когда в Минске открывался новый клуб, меня пригласили туда тренером. Я согласился, ведь такие хорошие предложения бывают раз в жизни. Мне нравится тренировать людей, видеть результат нашей совместной работы. А поскольку я сам веду здоровый образ жизни, то для меня это и хобби, и работа. Так что у меня сейчас все хорошо, только не хватает рядом семьи — жены и двоих детей. Зарабатываю я сейчас больше, чем раньше, но много денег уходит на аренду жилья. Но надеюсь, что со временем мы снова будем все вместе.

Егор рассказывает, как распорядился деньгами, которые читатели TUT.BY перевели ему после увольнения из милиции:

— За час на карту пришло 30 тысяч рублей. Позже собралась сумма под 40 тысяч. Я выплатил свой контракт — 5 тысяч рублей. И помог отдать деньги за контракт еще четырем уволившимся сотрудникам из своего бывшего отдела, а также сотруднику Новополоцкого ГОВД. Оставшиеся деньги перевели с женой на лечение двум больным девочкам.

На новый год у Егора Емельянова такие пожелания:

— Как и многие, я хочу, чтобы в нашей стране наступил порядок, ведь мы можем и хотим развиваться. 99% моих знакомых в Минске — за новые выборы и мирные перемены. И я не понимаю, почему до сих пор ничего не меняется, почему продолжается насилие, почему каждое воскресенье приходится дрожащими руками открывать новости в интернете. В новом году хочется, чтобы люди у власти задумались и чтобы начался диалог.

Ольга Бритикова, бывшая работница «Нафтана», сейчас — профсоюзный деятель: «Я, как и многие, открыла себя как гражданина страны»

Начальник отдела реализации нефтепродуктов ОАО «Нафтан» Ольга Бритикова — одна из активисток протестного движения на этом предприятии. Многим она запомнилась еще в августе — когда уверенно озвучила требования заводчан властям на встрече с тогдашним главой КГК Иваном Тертелем. В начале декабря Ольгу, проработавшую на «Нафтане» 16 лет, уволили — в связи с лишением ее доступа к государственной тайне.

Ольга Бритикова. Фото: «Вестник «Нафтана»

По мнению Ольги Бритиковой, 2020-й был годом «открытий, потерь, обретений»:

— 2020-й был сложным годом для белорусов. Но в целом для нас он стал годом открытий. Я, как и многие, открыла себя как гражданина страны. Раньше такого яркого ощущения, что мы — граждане Беларуси, не было.

Горько, что это был год потерь. Мы не можем забыть утраты, которые начались с августа. Это смерти, о которых нам известно, и искалеченные судьбы, о которых нам еще предстоит узнать, ведь многие вещи откроются позже. Но вместе с тем это и год обретений: мы, белорусы с активной гражданской позицией, нашли друг друга.

Ольга говорит, что пока не ищет новую работу:

— Сейчас готовлю иск по поводу увольнения. Занимаюсь профсоюзными делами, много общаюсь с людьми. Я по-прежнему остаюсь заместителем председателя первичной ячейки Белорусского независимого профсоюза.

Бывший начальник отдела крупного завода не скрывает, что ей надо некоторое время, чтобы справиться со стрессом:

— Я живу в Новополоцке, «Нафтан» у нас — градообразующее предприятие. И лишиться работы на этом заводе — большая потеря, ведь в нашем городе не такой большой рынок труда. К тому же я очень люблю «Нафтан», свою работу. Ее утрата — конечно же, стресс. Но видя то давление, которому подвергались и подвергаются работники «Нафтана», я не могу сказать, что увольнение стало для меня неожиданностью. Вместе с тем, если посмотреть на то, что сейчас происходит в Беларуси, мы видим, что у людей есть другие проблемы в жизни и они страшнее, чем потеря работы.

Ольга верит, что наступающий год принесет перемены:

— Сегодня у нас сместились приоритеты. Если раньше можно было, к примеру, мечтать о путешествиях, то сейчас все желания связаны с тем, как дальше будет развиваться страна. Мы хотим жить в мирной, свободной, независимой Беларуси. В стране, где не нарушают права человека, где соблюдают законы, где не избивают людей. Это — составляющие одной нашей большой мечты для Беларуси 2021 года.

Брестский музыкант протеста Александр Ивачев, который играл для протестующих «Священную войну»: «Так хочется вернуться и увидеть родные лица»

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY
Александр Ивачев на балконе своей квартиры на улице Советской в Бресте

Брестский музыкант протеста Александр Викторович Ивачев два месяца находится в вынужденной эмиграции. В Польшу он уехал в конце сентября, опасаясь преследования за свою гражданскую позицию.

Вопросы у силовиков к музыканту возникли после акций протеста 9 и 10 августа. Когда колонны демонстрантов шли под окнами квартиры Александра Викторовича на улице Советской, он открывал балконную дверь и исполнял «Священную войну», а также другие военно-патриотические песни, советские романсы. После этого 12 августа к нему подошли сотрудники милиции и провели в Брестский РОВД, где в грубой форме «попросили» не играть больше «Священную войну». После «профилактической беседы» Александра Викторовича отпустили. В тот же день он пришел домой и сделал себе баннер «Музыка з народам!», который повесил на балкон. До отъезда он продолжал свои домашние концерты по воскресеньям.

Свой рабочий инструмент — электрофортепиано — Александр Викторович взял с собой.

— Я без музыки жить не могу. Ехал на машине, поэтому перевез и фортепиано, и два ящика нот. Все с собой. Первое время был в Варшаве, потом уехал в Германию. Там остановился на квартире у друзей. Меня душевно приняли! Жить в переездах мне несложно, я в молодости был хиппи, — смеется музыкант.

В Германии Александр Викторович давал для друзей домашние концерты на фортепиано и общался с представителями общественной организации, которая объединяет немецкие города-побратимы Бреста Равенсбург и Вайнгартен. Позже комитет по развитию партнерских отношений этих городов направил брестским властям обращение с требованием остановить насилие. К ним также присоединился и нидерландский Куворден.

После Александр Викторович вернулся в Польшу. Сейчас планирует посвятить себя общественной работе в белорусской диаспоре: хочет на волонтерских началах помогать белорусам, которые вынуждены были покинуть родину. Вскоре к нему присоединится друг, который точно так же вынужденно уехал из Бреста: он уже пересек границу, но пока на карантине. Когда 10 суток истекут, Александр Викторович с товарищем переедут на съемную квартиру.

— В Варшаве я на улице пока не играл. Во-первых, только вернулся из Германии. Во-вторых, здесь много ограничений из-за коронавируса. Вот товарищ мой приедет, может, с ним будем выходить на улицу и душу музыкой отводить. Он барабанщик, а я пианист, — мечтает брестчанин.

Александр Викторович говорит, что пока не собирается возвращаться в Беларусь, но надеется, что его вынужденная эмиграция надолго не затянется.

— Жуткая тоска по Бресту!.. Так хочется вернуться и увидеть родные лица. Хочется опять играть под своим балконом на фортепиано. Хочется увидеть улыбчивых брестчан, художников, музыкантов на Советской улице…

Фермер-агитатор Михаил Новик: «После 9 августа меня стали ненавидеть»

Фермер и гражданский активист Михаил Алексеевич Новик до выборов в составе агитбригады объехал с туром в поддержку Светланы Тихановской несколько деревень Пружанского района. После выборов он никуда не уехал, живет и работает там же — в агрогородке Лососин Пружанского района.

Главное, что изменилось в его жизни с августа, — увеличилось поголовье скота. Если в начале августа в его подсобном хозяйстве было пять коров, то теперь четырнадцать. Рост — это всегда хорошо, но есть нюансы, вздыхает Михаил Алексеевич. Во-первых, землю возле дома фермеру не дают, а ему она очень нужна для развития своего хозяйства. Во-вторых, начали разбирать старый колхозный сарай, в котором на зиму иногда оставлял своих коров Михаил Алексеевич.

— Пустырь за моим домом, там соток 5−7, никак не используется, а мне их не дают. Землю свою еще в собственность не оформил, поэтому строить пока ничего не могу. Часть моих коровок стоят на улице, часть завожу в хлев, — объясняет фермер.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY
Михаил Алексеевич Новик во время агитационного тура по Пружанскому району. Август 2020-го

9 августа Михаил Алексеевич был наблюдателем. В день голосования на участок его не пустили. Однако прожженного белорусского демократа это не остановило. Фермер «сел в засаду», чтобы проследить, как будут перевозить бюллетени после закрытия участка. План был хорош, но что-то пошло не так:

— В 20.00 сел в засаду перед школой, чтобы выход видно было хорошо. Когда увидел, что от участка отъезжает машина, я полетел за ней. Водитель развернулся и поехал назад. Я его уже догнать не смог и потерял комиссию.

В расстроенных чувствах Михаил Алексеевич поехал к знакомому наблюдателю в Ружаны. На тех участках, которые они обошли, протоколы не вывешивали, рассказывает фермер.

— Я организовал наблюдение в Ружанах, Ковалях, Колозубах и Ворониловичах. На наших участках Светлана Тихановская не победила. В наших деревнях никаких возмущений не было. Тут большинство поддерживает Александра Лукашенко, — объясняет Михаил Алексеевич.

Отношения с односельчанами у единственного на несколько деревень оппозиционера и до выборов были не очень, а после так и вовсе стали хуже некуда.

— Я для всех враг. Мне говорят: «Вы ходите по улицам и вносите смуту».

— А вы ходите и вносите?

— Нет, конечно. Тут же нема где ходить. Меня недолюбливают за то, что открыто высказываю свою позицию, агитирую, просвещаю. Вот неделю назад в Лососине даже угрозы были за то, что я якобы «поддерживаю каких-то сумасбродов». В мой адрес исходит неприязнь. Захожу в магазин, а мне все: «Фашист пришел». До выборов у меня был тут авторитет и уважение, а теперь какая-то ненависть. Моя машина сейчас на ремонте, так когда иду по деревне и «голосую» — водители даже не останавливаются.

По словам фермера, такое отношение со стороны односельчан его задевает, но он не отчаивается:

— Господи, да если бы я был слабый духом, я бы этим разве занимался?!

Наблюдатель из Бобруйска, который объяснял Лидии Ермошиной, что он не «имитирует общественный протест»

Фото из личного архива Андрея Карелина.
Фото из личного архива Андрея Карелина.

Помните 29-летнего контент-маркетолога из Бобруйска Андрея Карелина, который никогда не интересовался политикой, но в 2020-м и подписи за возможного кандидата в президенты Виктора Бабарико собирал, и наблюдателем на избирательном участке был, и записал видеообращение к главе Центризбиркома Лидии Ермошиной?

Андрей Карелин и сейчас, в декабре, вовлечен в происходящее. Говорит, что невозможно после всего, что прочувствовал на себе и увидел, занимать нейтральную или выжидательную позицию.

Например, после эпизода с регистрацией его как независимого наблюдателя и работы избирательного участка у него один вывод: «Доверия к системе подсчета голосов никакого нет».

Андрей приводит цифры явки на избирательный участок № 73 в Первомайском районе Бобруйска, где он был независимым наблюдателем. По подсчетам комиссии, на участке за 5 дней досрочного голосования бюллетени получили на 264 человека больше, чем зафиксировал бобруйчанин и еще один независимый наблюдатель.

— Учитывая то, что на участке всего 1972 избирателя, по нашим подсчетам, явка составила 13,64%. Комиссия отчиталась о 27,03% проголосовавших, центризбирком — о явке в Могилевской области 49,92%.

А еще глава комиссии заранее предупредила: в основной день выборов Андрей как наблюдатель пусть даже не приходит — мол, все места заняты. Предложение независимого наблюдателя об открытом подсчете голосов председатель комиссии отклонила. 

Андрей говорит, что вместе с другими независимыми наблюдателями подавал жалобы в различные структуры, и некоторые нарушения со стороны комиссии даже были признаны, но в итоге предоставленные комиссией цифры все равно признали достоверными.

9 августа участие Андрея в политической жизни страны не закончилось — он включился в активизм.

— За следующие полтора месяца в Бобруйске оформили как минимум 245 административных дел по ст. 23.34 КоАП — за несанкционированные мероприятия. По крайней мере, столько их рассмотрели в суде, — говорит Андрей. — Мы, волонтеры, в октябре предложили провести пресс-диалог между силовиками и журналистами, главными вопросами которого были бы: «Почему так внезапно и жестко задерживают людей? Почему закрыто судят в изоляторе? Почему вместо предупреждения или символического штрафа за первое в жизни нарушение отправляют на сутки?» Милиция отправила нас с этим предложением в прокуратуру и Следственный комитет, прокуратура — в Следственный комитет, а СК ответил, что такой диалог со СМИ нецелесообразен. Так о каком диалоге с обществом может идти речь, если даже с журналистами этот диалог «нецелесообразен»?

Следующими показательными эпизодами 2020 года Андрей Карелин считает то, что он и еще несколько бобруйчан пожаловались в милицию на один телеграм-канал, в котором разглашались их личные данные и, по мнению обратившихся, имело место разжигание ненависти. Милиция, говорит бобруйчанин, ответила ему, что телеграм-канал — иностранный ресурс и не сетевое издание, а в размещении той информации нет состава преступления. Андрей пытался попасть на прием к начальнику УВД Бобруйска, но не смог до сих пор.

— Чего я жду от 2021-го? Того, что власти исполнят хотя бы одно обещание о проведении диалога — реального, а не этих междусобойчиков. Я даже не жду, а надеюсь на это. Потому что все эти выходы на улицу — это же результат того, что диалога нет. И все мои обращения — это такой «замер температуры», который показал, что чиновники, силовики говорить с людьми не настроены. Так что при нынешнем положении вещей диалога не будет.

Врач из Гомеля, уволенный и выселенный после суток: «Верю, что вернусь в медицину. Не сейчас, а уже в новой Беларуси»

Изменения произошли и в жизни 27-летнего врача-фтизиатра гомельской туббольницы Николая Козича, который как-то устроил после окончания смены одиночный пикет.

Напомним, 26 октября Николай решил, что больше молчать не может. Точнее, такое решение он принял еще раньше, когда в сентябре с женой, мамой и семьей сестры вышел в Жлобине на воскресную акцию протеста — и попал на 8 суток в ИВС. Отсидел, освободился, вышел на работу, а в один из дней после смены стал у проходной больницы с плакатом «Жыве Беларусь». Через несколько минут Николая забрали люди в форме. На этот раз суд дал ему 15 суток.

После этого Николая, несмотря на то, что он являлся молодым специалистом (до окончания срока обязательной отработки ему оставалось еще 8 месяцев), уволили. В этот же день вручили уведомление о том, что он обязан в трехдневный срок освободить комнату общежития, в которой проживает с женой. Так Николай остался без работы и без жилья.

И что же теперь?

Теперь у Николая новая работа и новое жилье.

— Жизнь изменилась в лучшую сторону. С жильем нам помогли совершенно незнакомые люди, которые откликнулись после публикации (кстати, они были не единственными, кто предложил нам помощь). Первое время мы жили в предоставленной квартире. Но потом, поскольку мне и жене нужна была регистрация, мы в спокойном режиме нашли другую квартиру. Работаю я сейчас менеджером в небольшой компании. Коллектив отличный, работа интересная. Но я, конечно, верю, что вернусь в медицину. Не сейчас, а уже в новой Беларуси, — говорит Козич.

Свое увольнение Николай счел незаконным — и обратился по этому поводу в суд. Вопрос о взыскании средств за обучение пока остается открытым. На днях из университета ему пришло письмо с просьбой объяснить причину увольнения. Вероятно, предполагает Козич, будут требовать выплатить сумму за оставшееся неотработанное время — это, по подсчетам Николая, около трех тысяч долларов.

О том, что выходил на акции протестов, говорит уволенный врач, он не пожалел ни разу. Признается, были предложения уехать — отказался.

— Я люблю свою страну. Безумно горжусь своим народом. Люди продолжают борьбу с несправедливостью, беззаконием и насилием, даже несмотря на все репрессии, угрозы для здоровья и жизни. Как можно таких людей оставить?

Хореограф из Гомеля, которая три недели выходила на одиночный пикет: «Спрашивали: «Зачем вы там сидите?», а я отвечала, что жду счастья»

В сентябре каждый вечер на протяжении трех недель гомельчанка Анастасия Ембулаева приходила к цирку и выражала свой протест. Но милиционеры долгое время не решались ее задержать: девушка не выкрикивала лозунгов, не размахивала флагами, не ходила с толпами или плакатами — просто сидела с поднятой вверх «викторией».

Фото: Елена Бычкова
Фото: Елена Бычкова

Анастасия тогда объясняла, что выходит для того, чтобы заставить людей задуматься о происходящем в стране.

— Люди проходят, видят меня и задаются вопросом: а что происходит? И это уже очень хорошо — значит, они начинают узнавать что-то, думают, рассуждают, — рассказывала Настя. — Есть те, кто за перемены, есть те, кто против, есть и те, кто равнодушен. Это их позиция — и с ней надо считаться. А у меня вот такая: я против лжи, насилия и того ужаса, который сейчас творится. И я показываю, что я такая есть.

Потом Анастасией, конечно же, интересовалась милиция. Патрульные каждый раз переписывали ее данные, но не задерживали. Похоже, тогда еще не могли придумать за что. Тогда на Анастасию решили надавить на работе — она молодой специалист-хореограф, и у нее сейчас отработка в одной из сельских школ искусств.

— Позвонили с работы и сообщили, что им, в свою очередь, звонили из облисполкома и требовали разобраться с моим поведением. Я объяснила директору школы, что я ничего не нарушаю, а моя позиция — это моя позиция и изменить ее я не могу.

Также, вспоминает Анастасия, в какой-то момент на нее пытались повлиять через родственников, которые работают в бюджетной сфере «на разных должностях» — их, говорит Настя, «вызывали на ковер» на беседу.

Когда про девушку написали в СМИ, гомельчане стали приходить к цирку, чтобы посмотреть на смелую Анастасию, — и вот уже тогда ее задержали.

— Но ничего не могли мне предъявить. Спрашивали: «Зачем вы там сидите?», а я отвечала, что жду счастья, — улыбается Настя. — Потом меня пугали тем, что мне могут сейчас вменить уголовку — организацию массовых беспорядков. Якобы люди вокруг меня собирались. Но какая организация? Я объяснила, что я просто сижу, а кто и зачем там рядом собирается — это не мое дело.

Тогда в РОВД Настю продержали пару часов, провели беседу и выпустили.

Сегодня Анастасия уже не сидит у фонтана, но говорит, что позиции своей осталась верна и в белорусском протесте не разочарована.

— Люди подустали — и это естественно. Но я уверена, что многие этим летом поняли, что белорусы созрели и молчать уже не будут никогда, как бы им при этом ни угрожали. Думаю, что большинство из нас загадают в Новый год одно желание: чтобы в нашей стране наконец наступили спокойствие и свобода.

-40%
-10%
-23%
-33%
-20%
-70%
-10%
-10%
-20%
0071694