108 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Изучаем весенний автоконфискат. Ищем посвежее, получше и сравниваем с ценами на рынке
  2. «Белорусы готовы работать с рассвета до заката». Айтишницы — о работе и гендерных вопросах
  3. Студентка из Франции снимала Минск в 1978-м. Показываем фото спустя 40 лет
  4. «Хлеба купить не могу». Работники колхоза говорят, что они еще не получили зарплату за декабрь
  5. Оперная певица, которая троллит чиновников и силовиков. Кто такая Маргарита Левчук?
  6. Россия анонсировала в марте совместные с Беларусью учения. В том числе — под Осиповичами
  7. На 1000 мужчин приходится 1163 женщины. Что о белорусках рассказали в Белстате
  8. «Танцуем, а мое лицо прямо напротив ее груди». История семьи, где жена выше мужа (намного!)
  9. На овсянке и честном слове. История Марины, которая пришла в зал в 33 — и попала в мировой топ пауэрлифтинга
  10. Акции в честь 8 Марта и заседание МОК по Беларуси. Онлайн дня
  11. Минздрав опубликовал свежую статистику по коронавирусу: снова 9 умерших
  12. Еще 68,9 млн долларов. Минфин в феврале продолжил наращивать внутренний валютный долг
  13. Автозадачка с подвохом. Разберетесь ли вы в правилах остановки и стоянки на автомагистралях?
  14. Оловянное войско. Как учитель из Гродно преподает школьникам историю с солдатиками и солидами
  15. BYPOL выпустил отчет о применении оружия силовиками. Изучили его и рассказываем основное
  16. «Очень сожалею, что я тренируюсь не на «Аисте». Посмотрели, на каких велосипедах ездит семья Лукашенко
  17. «Молодежь берет упаковками». Покупатели и продавцы — о букетах с тюльпанами к 8 Марта
  18. Где поесть утром? Фудблогеры советуют самые красивые завтраки в городе
  19. Как заботиться о сердце после ковида и сколько фруктов нужно в день? Все про здоровье за неделю
  20. Стачка — за разрыв договора, профсоюзы — против. Что сейчас происходит вокруг «Беларуськалия» и Yara
  21. Суды над студентами и «Я — политзаключенная». Что происходило в Беларуси и за ее пределами 7 марта
  22. Я живу в Абрамово. Как неперспективная пущанская деревня на пару жителей стала «модной» — и передумала умирать
  23. На воскресенье объявлен оранжевый уровень опасности
  24. На ЧМ эту биатлонистку хейтили и отправляли домой, а вчера она затащила белорусок на пьедестал
  25. «Можно понять масштаб бедствия». Гендиректор «Белавиа» — про новые и старые направления и цены на билеты
  26. Что критики пишут о фильме про белорусский протест, показанном на кинофестивале в Берлине?
  27. «Прошло минут 30, и началось маски-шоу». Задержанные на студенческом мероприятии о том, как это было
  28. Первый энергоблок БелАЭС включен в сеть
  29. «Ушло вдвое больше дров». Дорого ли выращивать тюльпаны и как к 8 марта изменились цены на цветы
  30. «Если вернуться, я бы ее не отговаривал от «Весны». Разговор с мужем волонтера Рабковой. Ей грозит 12 лет тюрьмы


9 декабря суд Центрального района рассмотрел жалобу защитника Катерины Борисевич на заключение ее под стражу. Журналисту и доктору, которые проходят обвиняемыми по делу о разглашении медицинской тайны, избрали самую строгую меру пресечения, несмотря на то, что у них есть несовершеннолетние дети, Катерина одна воспитывает дочь. Судья Татьяна Оковитая постановила оставить жалобу без удовлетворения. Таким образом, Катерина остается в СИЗО. Точный срок избранной меры нам неизвестен, поскольку с адвокатов взяли подписку о неразглашении. Исходя из практики, можно предположить, что речь идет о двух месяцах, то есть до 19 января 2021 года.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Катерина Борисевич Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Рассмотрение жалобы проходило в закрытом режиме. Публично было оглашено только решение, саму Катерину в суд не доставили, и на оглашение даже не подключили ее по скайпу. На процессе присутствовали защитники Михаил Боднарчук и Андрей Мочалов, а также прокурор. Защита просила избрать в отношении Катерины Борисевич меру, не связанную с заключением под стражу.

Гендиректор «ТУТ БАЙ МЕДИА» Людмила Чекина и известный адвокат Дмитрий Горячко направили в суд ходатайство, в котором указывали, что готовы дать личное поручительство Борисевич о том, что она, находясь на свободе, не будет препятствовать следствию. Однако судья Татьяна Оковитая оставила жалобу без удовлетворения.

Напомним, Генеральная прокуратура возбудила уголовное дело по ч. 3 ст. 178 УК (Разглашение врачебной тайны, повлекшее тяжкие последствия, санкция статьи предусматривает до 3 лет лишения свободы со штрафом и с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью или без лишения права на работу и профессию), следствие ведут сотрудники прокуратуры. Обвинение предъявлено журналисту Катерине Борисевич, которая готовила статью о Романе Бондаренко, и доктору Артему Сорокину, который оказывал ему медицинскую помощь.

Разглашение врачебной тайны уголовным законом отнесено к категории менее тяжких преступлений, при этом к фигурантам избрана самая строгая мера пресечения — заключение под стражу.

Формально под стражу могут взять по обвинению в преступлении, за которое предусмотрено наказание свыше двух лет лишения свободы. Но в большинстве случаев в такой ситуации избирается мера пресечения, не связанная с заключением под стражу (подписка о невыезде и надлежащем поведении, личное поручительство, залог или домашний арест). Более того, в последние годы правоохранительные органы и суды подчеркивали, что необходимо шире использовать альтернативные меры пресечения.

Следователь должен мотивировать, почему именно заключение под стражу следует применить к обвиняемому. Узнать формулировку пока мы не можем: адвокаты вынуждены были дать подписку о неразглашении, Генпрокуратура этот вопрос публично не комментировала.

Артем Сорокин. Фото с личной страницы в Facebook
Артем Сорокин. Фото с личной страницы в Facebook

Отметим, что ни Сорокин, ни Борисевич ранее не привлекались к уголовной ответственности, являются гражданами Беларуси, имеют постоянное место жительства в стране, работу, положительную характеристику с места работы. У Артема Сорокина трое детей, Катерина Борисевич одна воспитывает несовершеннолетнюю дочь — все это хорошо известно следствию, теперь и суду, однако мера пресечения остается максимально строгой.

Крупнейшие редакции независимых СМИ и журналистские организации обращались в Генеральную прокуратуру с просьбой избрать Катерине Борисевич меру пресечения, не связанную с заключением в СИЗО, однако и эти доводы были проигнорированы. Редакция БелаПАН получила ответ за подписью начальника управления Генпрокуратуры Сергея Куратника. В нем указывается, что обращение об освобождении Борисевич изучено и приобщено к материалам дела, однако оставлено без рассмотрения, поскольку БелаПАН не является участником уголовного процесса.

По предъявленному обвинению Борисевич и Сорокина могут удерживать под стражей до шести месяцев.


Генеральная прокуратура возбудила уголовное дело по ч. 3 ст. 178 УК — разглашение врачебной тайны, повлекшее тяжкие последствия. Что же такое «тяжкие последствия» относительно ст. 178 УК? В комментарии к Уголовному кодексу отмечается, что «под тяжкими последствиями понимаются, например, такие последствия, которые привели к увольнению лица с занимаемой должности, к разводу, самоубийству, заболеванию психической болезнью и т.п.». Как мы видим, перечисленные последствия имеют непосредственное отношение к лицу, о диагнозе которого узнала общественность.

Что же о «тяжких последствиях» сообщает Генеральная прокуратура? «Деяния названных лиц (врача и сотрудника TUT.BY. — Прим. ред.) повлекли за собой тяжкие последствия, выразившиеся в повышении напряженности в обществе, создании атмосферы недоверия к компетентным государственным органам, побуждении граждан к агрессии и противоправным действиям».

Важный момент: уголовным законом статья 178 отнесена к преступлениям против уклада семейных отношений и интересов несовершеннолетних, то есть не против общества и не против государства.

Артем Сорокин после задержания дважды появился в эфире государственных телеканалов. Он заявил, что признает вину, раскаивается в содеянном, хочет вернуться домой к семье и на работу. Также доктор призвал своих коллег не участвовать в акциях, а вернуться к обычной работе. После задержания доктора и журналиста по всей стране прошли акции в их поддержку под названием «Ноль промилле».

Несмотря на публичное покаяние, Сорокин продолжает удерживаться в следственном изоляторе — сначала в СИЗО КГБ, после в СИЗО № 1. Дело Сорокина вызвало волну возмущения в медицинском сообществе. Катерину Борисевич в сюжетах госТВ не показывали.

Белорусские и международные правозащитники признали Артема Сорокина и Катерину Борисевич политзаключенными, а дело против них — политически мотивированным.

-20%
-10%
-10%
-50%
-10%
-10%
-10%