149 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Не до покупок. В Беларуси заметно сократился розничный товарооборот
  2. В Беларуси рванули цены на курицу, свинину, картошку, сладости, пиломатериалы и туристические услуги
  3. Мужчина, который попал на видео с медвежонком, о случившемся: «Хотел как лучше, а вышло, что виноват»
  4. Как власть услышала народ — и решила отомстить, суетливо и неразборчиво. Мнение
  5. «Шахтер» выдал абсолютно лучший старт в чемпионате Беларуси по футболу за свою историю
  6. «Банк умыл руки». Помните историю с изъятием ценностей из ячеек Белгазпромбанка? Спросили, вернули ли их
  7. Как вовремя заметить предвестники алкоголизма? Главное о здоровье за неделю
  8. «Переболел COVID-19 и вернулся». История 92-летнего фельдшера, без которого в деревне никак
  9. Почему начало глаукомы легко пропустить? Врач рассказывает про опасное заболевание глаз
  10. Мы вам — факт о стране, а вы нам ее называете. Тест: Беларусь, Туркменистан, КНДР или США?
  11. Белорусская и российская стороны высказались о задержании Зенковича и Федуты. Какие вопросы остались
  12. Что происходит с ИП, которым хотят поднять налоги и взносы: теряют рынок, падает товарооборот
  13. Лукашенко обвинил американские спецслужбы в подготовке покушения на него и сыновей
  14. Свежая статистика по COVID-19 в стране: сколько новых случаев коронавируса за сутки
  15. Госдеп назвал ложными заявления о причастности США к попыткам устранения Лукашенко
  16. «Врач говорил: «Вам лучше второго ребенка родить». История Юрия, воспитывающего ребенка с аутизмом
  17. «Мы не гоняемся за сложными рецептурами». На Белинского открылась кондитерская Mousse
  18. Склепы с останками ребенка и взрослого обнаружили при прокладке теплотрассы в центре Могилева
  19. Тима Белорусских о дочери: «Она скрывалась ради образа мальчика с разбитым сердцем»
  20. Захарова: Запад хотел «перекрыть» информацию о готовящемся в Беларуси перевороте заявлениями Праги
  21. Автозадачка на выходные. Попробуйте разгадать секрет тайного знака японских водителей
  22. Школьный друг Виктора Бабарико уже 10 месяцев в СИЗО КГБ. Вот что рассказывает об этом его брат
  23. «Свое надо есть, из нашей земли, а не какое-то заморское». Лукашенко порассуждал о борьбе с вирусами
  24. Врач объясняет, когда выпивать два дня — это уже запой и как быстро человек может спиться
  25. На «Гомсельмаше» рассказали про 400 вакансий, приглашение россиян на работу и зарплаты выше 3600 рублей
  26. От выстрелов под Лиозно до погреба в Гомельской области. Как «покушались» на Лукашенко
  27. Где в Беларуси численность населения падала, а где росла? Посмотрели статистику по регионам
  28. В прокате — «Чернобыль» Данилы Козловского. Что с ним не так?
  29. «Два раза смотрел потом». Лукашенко прокомментировал «шпионский» фильм «Манкурты»
  30. В ФСБ России рассказали подробности «дела о планировавшемся в Беларуси перевороте»


9 декабря в Бресте начался суд над 34-летним Дмитрием Щурко. Его обвиняют в краже милицейской рации во время акции протеста 20 сентября.

Во время разгона акции протеста 20 сентября силовики выстрелили один раз в воздух

Обвиняемый — житель Бреста. Ранее к уголовной ответственности не привлекался, образование профессионально-техническое, воспитывает двоих детей: восьми и двух лет.

Инцидент, за который судят Дмитрия Щурко, произошел 20 сентября. В это время на углу улиц Советской и Гоголя собрались участники акции протеста. К ним подъехал микроавтобус с силовиками, начались задержания. По версии обвинения, мужчина воспользовался тем, что милиционеры отвлеклись на участников демонстрации, и достал из подсумка бронежилета одного из них радиостанцию. Похищенную рацию он унес домой. Через день его вызвали в отделение милиции, где он вернул оборудование. В УВД ущерб оценили в 890 рублей.

«Из подсумка ее никто не выхватывал»

Брестчанин виновным себя не признал. Суду он рассказал, что 20 сентября приехал на Советскую прогуляться:

— В районе магазина Colin’s подъехал бус без опознавательных знаков. Из него вышли люди без опознавательных знаков в черной форме. По людям [демонстрантам] сразу было видно, что они напуганы: они, как и я, не видели, кто находится перед ними. Далее часть людей организовались в стенку защищаться. Получилось так, что я оказался прижат к зданию этой стенкой и нападавшими.

Возле магазина завязалась потасовка. Силовики подбежали к Дмитрию, сказали ему «лежать» и попытались скрутить.

— Я попросил помощи, меня освободили. После чего я увидел на плитке лежащую рацию. Ни у кого из подсумка ее никто не выхватывал. Рация лежала на плитке, — повторяет обвиняемый.

Он говорит, что поднял ее с плитки для того, чтобы «приобщить к уголовному делу против налетчиков».

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY
Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

После этого Дмитрий отошел от места задержания и сказал в радиостанцию: «У меня ваша рация». Ему никто не ответил. С улицы Гоголя брестчанин пошел на рынок, купил новую майку, так как старую порвали во время потасовки, и уехал домой.

Через день Дмитрию позвонили из уголовного розыска и сказали подойти в милицию. В райотделе брестчанин вернул рацию. Затем его допросили, задержали и отправили в ИВС Ленинского РОВД.

В суде мужчина пояснил, что красть рацию он не собирался. С тротуара он ее подобрал для того, чтобы использовать в качестве доказательства преступлений неизвестных, которые задерживали мирных демонстрантов. Такого уголовного дела, конечно, не возбуждалось, а сам Дмитрий до звонка из уголовного розыска ни в милицию, ни в СК, ни в прокуратуру с заявлением не обращался.

— Не успел, — объяснил брестчанин. — Я находился в небольшом шоке, консультировался, как возбудить дело о нападении, попытке похищения. Я в этом не специалист, мне нужно было время. Я и не знал толком, куда ее [рацию] возвращать, — рассказал Дмитрий.

«Такой шеврон на колхозном рынке стоит 3 рубля»

На первом судебном заседании также изучили письменные материалы дела. Среди них был диск с видеозаписями. На одном из роликов видно, как человек, похожий на Дмитрия, отбегает от толпы, где проходят задержания. В поднятой руке он держит радиостанцию. Также по записям видно, что у силовиков на рукавах были нашивки ОМОНа.

— Да, был шеврон, но такой на колхозном рынке стоит 3 рубля, — сообщил суду Дмитрий.

На этом судья объявил перерыв до 18 декабря. На следующем заседании заслушают свидетеля — сотрудника ОМОНа.

Дмитрию, если его признают виновным в краже, грозят общественные или исправительные работы, штраф, арест, до трех лет ограничения или лишения свободы.

-15%
-10%
-10%
-10%
-10%
-20%