108 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. На воскресенье объявлен оранжевый уровень опасности
  2. Россия анонсировала в марте совместные с Беларусью учения. В том числе — под Осиповичами
  3. Оловянное войско. Как учитель из Гродно преподает школьникам историю с солдатиками и солидами
  4. «Очень сожалею, что я тренируюсь не на «Аисте». Посмотрели, на каких велосипедах ездит семья Лукашенко
  5. Студентка из Франции снимала Минск в 1978-м. Показываем фото спустя 40 лет
  6. Что критики пишут о фильме про белорусский протест, показанном на кинофестивале в Берлине?
  7. Где поесть утром? Фудблогеры советуют самые красивые завтраки в городе
  8. Первый энергоблок БелАЭС включен в сеть
  9. «Ушло вдвое больше дров». Дорого ли выращивать тюльпаны и как к 8 марта изменились цены на цветы
  10. BYPOL выпустил отчет о применении оружия силовиками. Изучили его и рассказываем основное
  11. На 1000 мужчин приходится 1163 женщины. Что о белорусках рассказали в Белстате
  12. Минздрав опубликовал свежую статистику по коронавирусу: снова 9 умерших
  13. Минское «Динамо» в третий раз проиграло питерскому СКА в Кубке Гагарина
  14. Изучаем весенний автоконфискат. Ищем посвежее, получше и сравниваем с ценами на рынке
  15. «Молодежь берет упаковками». Покупатели и продавцы — о букетах с тюльпанами к 8 Марта
  16. На овсянке и честном слове. История Марины, которая пришла в зал в 33 — и попала в мировой топ пауэрлифтинга
  17. Стачка — за разрыв договора, профсоюзы — против. Что сейчас происходит вокруг «Беларуськалия» и Yara
  18. «Кошмар любого организатора». Большой фестиваль современного искусства отменили за сутки до начала
  19. «Прошло минут 30, и началось маски-шоу». Задержанные на студенческом мероприятии о том, как это было
  20. «Танцуем, а мое лицо прямо напротив ее груди». История семьи, где жена выше мужа (намного!)
  21. «Можно понять масштаб бедствия». Гендиректор «Белавиа» — про новые и старые направления и цены на билеты
  22. Как заботиться о сердце после ковида и сколько фруктов нужно в день? Все про здоровье за неделю
  23. На ЧМ эту биатлонистку хейтили и отправляли домой, а вчера она затащила белорусок на пьедестал
  24. «Хлеба купить не могу». Работники колхоза говорят, что они еще не получили зарплату за декабрь
  25. «Белорусы готовы работать с рассвета до заката». Айтишницы — о работе и гендерных вопросах
  26. «Если вернуться, я бы ее не отговаривал от «Весны». Разговор с мужем волонтера Рабковой. Ей грозит 12 лет тюрьмы
  27. Автозадачка с подвохом. Разберетесь ли вы в правилах остановки и стоянки на автомагистралях?
  28. Еще 68,9 млн долларов. Минфин в феврале продолжил наращивать внутренний валютный долг
  29. Суды над студентами и «Я — политзаключенная». Что происходило в Беларуси и за ее пределами 7 марта
  30. Я живу в Абрамово. Как неперспективная пущанская деревня на пару жителей стала «модной» — и передумала умирать


/

На встрече со студентами журфака БГУ председатель Совета Республики Наталья Кочанова заявила, что журналистов задерживают на несанкционированных акциях так же, как других участников, потому что они работают без аккредитации, а значит, все по закону. Дело в том, что журналисту, который работает на зарегистрированное в Беларуси СМИ, не требуется никакой специальной аккредитации, чтобы освещать массовые мероприятия, и неважно, санкционированы они властями или нет. Более того, у акций протеста нет обозначенных организаторов, поэтому непонятно, кто должен был выдать журналисту специальное разрешение на работу.

— Я вам так скажу: журналистика — это не преступление, — заявила Наталья Кочанова на встрече со студентами журфака, которые интересовались, почему журналистов задерживают на акциях протеста и наказывают штрафом или административным арестом. —  Привлекают к ответственности журналистов ровно так, как и других людей, которые участвуют в несанкционированных мероприятиях. И если это мероприятие не санкционировано, вы знаете, что любой журналист может освещать то или иное действо, когда он аккредитован. Если он не аккредитован, он не имеет права освещать это действо — это раз. А во-вторых, то, о чем вы говорите, когда задерживаются журналисты, равно, как и другие люди (…), это не сегодняшнего дня законы. Это законы не 2020 года, не 2019 года, это законы, которые действуют у нас в стране уже много лет. Есть мероприятия, которые должны быть санкционированы, и определены места, где проводятся такие мероприятия. Поэтому если журналист, или госслужащий, или еще кто-то вышел на несанкционированное мероприятие, он будет привлечен к ответственности, это в соответствии с нашим законом.

Давайте посмотрим, что на самом деле говорит закон. Аккредитация как право на ежедневную работу требуется только от корреспондентов иностранных изданий, удостоверение они получают в Министерстве иностранных дел (статья 35 закона «О СМИ»). При этом последние месяцы были задержаны и отправлены на сутки журналисты зарегистрированных в Беларуси СМИ: Onliner, «Новы Час», белорусская «КП», БелаПАН, «Наша Ніва» и другие. Журналисты белорусских СМИ никакой аккредитации даже в теории получить не могут, у них есть удостоверение, где указаны личные данные, издание, должность. Иногда аккредитация выдается на определенные мероприятия (например, на концерт, заседание в парламенте) его организаторами, но на акцию протеста ее никто никогда никому не выдает, непонятно даже, к кому по логике Кочановой стоило бы обращаться журналистам за таким специальным разрешением.

Для работы на массовых мероприятиях никакая аккредитация от «организаторов» и не требуется. Статья 10 закона «О массовых мероприятиях» четко разъясняет, какие документы должны быть при себе у журналиста:

  • документ, удостоверяющий личность
  • служебное удостоверение журналиста СМИ (для сотрудника белорусского издания)
  • документ, подтверждающий аккредитацию журналиста иностранного средства массовой информации в Республике Беларусь (для сотрудника иностранного издания).

Также уточняется, что журналист на акции должен иметь «ясно видимый отличительный знак представителя средства массовой информации».

В законе не уточняется, какой именно должен быть отличительный знак. Как правило, журналисты работают в жилетах «Пресса», на шее висит бейдж «Пресса» (по желанию может быть и то, и другое). Это требование относится ко всем журналистам, независимо от того, на какое издание они работают — государственное или частное, белорусское или иностранное, независимое или провластное.

Так журналисты ОНТ работали на женском марше 5 сентября. Андрей Александров (справа)
Так журналисты ОНТ работали на женском марше 5 сентября

Внимательные зрители могли заметить, что журналисты государственных телеканалов иногда это требование игнорируют: работают без жилетов и без бейджей, на одежде у них нет никаких отличительных знаков, зачастую вместо крупных видеокамер используют небольшие фотоаппараты, на микрофонах нет логотипа телеканала. Были ли привлечены к ответственности за это журналисты госСМИ? Нет. Получают ли они специальную аккредитацию от «организаторов» акций протестов? Нет.

Законы, которые регулируют работу журналистов в этой части, приняты не в 2020 и не в 2019 году, как правильно заметила глава верхней палаты парламента. Закон «О СМИ» принят в 2008 г., Закон «О массовых мероприятиях» — в 1997 г. Но в них вы не найдете ни слова о том, что журналисты белорусских СМИ обязаны получать аккредитацию на несанкционированные мероприятия, будь то воскресный марш протеста или шествие сторонников Лукашенко.

-20%
-10%
-20%
-20%
-20%
-30%
-10%