154 дня за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
Коллапс с водой в Минске
  1. Поцелуй молодой пары попал на фото TUT.BY. Что с ней стало спустя три года?
  2. «Трупный яд попал к соседям через доски в полу». История Леонида, который убирает дома после смерти
  3. Мингорисполком назвал две версии аварии на водопроводе в Чижовке
  4. «Нельзя отворачиваться от друга, чьи глаза закрываются в последний раз». Как пережить смерть любимого питомца
  5. 35 лет после Чернобыля. История женщины, родившей сына в апреле 1986-го
  6. Покупатель с 50 тысячами долларов — король на рынке квартир в Минске. А королю не нужно спешить
  7. Новые выборы уже в этом году и права человека. Парламентская ассамблея Совета Европы приняла резолюции по Беларуси
  8. Украина вводит спецпошлину на белорусские автобусы и грузовики
  9. Следственный комитет объявил в розыск Герасименю и Опейкина
  10. Самая красивая пара современной «фигурки»: выиграли ЧМ и счастливы вместе вне льда
  11. Мингорисполком отказал организаторам в проведении «Чернобыльского шляха»
  12. Провизор дает шесть простых советов, которые помогут вам сэкономить на лекарствах
  13. Как самому недорого создать эффектный сад без помощи ландшафтного дизайнера. Вот простые советы
  14. Убита телохранителем, погиб от рук племянника. Как глав государств убивают на посту
  15. Путин ответил на предложение Зеленского встретиться
  16. Вводят новшества по валютному рынку. Что они означают для белорусов
  17. Усилить защиту силовиков, ужесточить наказание за экстремизм. Какие изменения в УК поддержали депутаты
  18. СМИ выяснили, кто может быть четвертым фигурантом по «делу о госперевороте»
  19. МИД недоумевает по поводу заявления Литвы о возможной аккредитации посла США в Беларуси
  20. В подвешенном состоянии. История многодетной семьи из Бреста, которая готовится на три года отправить папу на «химию»
  21. Почему из-за прорыва всего одной трубы сотни тысяч минчан остались без воды? Разбираемся
  22. Минчанка рассказала, как за неделю вырастила на балконе грибы и получилось ли на этом сэкономить
  23. В Оршанском РУВД в кабинете нашли тело сотрудника милиции. СК проводит проверку
  24. «Все границы перешли!» Путин о «попытке госпереворота и убийства Лукашенко» в Беларуси
  25. «И линии нарисуем, и достойно ответим». В Москве прошла встреча Лукашенко и Путина
  26. Прогноз от властей: каким будет курс доллара в ближайшие три года
  27. Все умеют считать деньги — свои. А как насчет общих денег из кошелька страны? Проверим?
  28. Пособие на погребение снова сократилось. В ФСЗН рассказали, сколько оно сейчас составляет
  29. Внимание: синоптики предупредили о резком ухудшении погоды
  30. Посмотрели, что происходит сегодня в Чижовке, где вчера случилось коммунальное ЧП


/

В начале ноября возле 1-й больницы в центре Минска задержали несколько десятков медиков. Среди них — ведущий научный сотрудник РНПЦ онкологии им. Н. Н. Александрова Александр Минич. На процессе коллеги отзывались о нем как об уникальном специалисте. Приговор суда — 13 суток. На сутках доктор заболел коронавирусом и после освобождения «выпал из медицины» еще на две недели. О днях за решеткой, своей работе и публикации данных на сайте про «непутевых детей отчизны» врач рассказал TUT.BY.

Фото: 103.by
Александр Минич. Фото: 103.by

Суд

Кандидата медицинских наук Александра Минича судили по статье 23.34. Небольшой диалог, который произошел на заседании, сделал этот процесс одним из самых обсуждаемых.

— Александр Анатольевич — мой заместитель, он высококвалифицированный специалист, единственный и опытный лапароскопический хирург. Выполняет малоинвазивные операции высокой сложности. И если он будет находиться в заключении, нам его некем заменить, — сообщил на заседании заведующий лабораторией онкоурологической патологии РНПЦ им. Н. Н. Александрова Александр Ролевич.

— Кто-нибудь умеет еще делать такие операции? — уточнила судья Анастасия Ачалова.

— На таком уровне, как он это делает, нет, — ответил свидетель Ролевич.

— Ну, а в принципе? — продолжила судья.

— Это как высшая и любительская лига. В принципе, можно, но уровень будет не тот, — добавил заведующий лабораторией.

Александр Минич эту беседу слышал. Про свою уникальность рассказывает так: лапароскопические операции в их отделении начали делать лет 20 назад. В лапароскопии врач достигает нужного результата при меньшем разрезе, в итоге человек быстрее восстанавливается. Технически эти операции более сложные и требуют от хирургов специальных навыков.

— После первых таких операций в течение последующих 10 лет лапароскопические операции в нашем отделении выполнялись крайне редко, — отмечает медик.

Почему? В то время не было достаточно литературы в этой области, финансовых возможностей стажироваться за границей у опытных специалистов, а также не хватало необходимых инструментов и оборудования.

— Получив диплом, я работал урологом. Так случилось, что в 2011 году в результате серьезной болезни у меня чуть не погиб брат. Благодаря помощи друзей мы смогли отправить его в Израиль. Мы с мамой поехали с ним как сопровождающие, — вспоминает собеседник. — Зная на хорошем уровне английский, в Израиле я познакомился с коллегами-урологами, имеющими большой опыт лапароскопических операций. В течение четырех месяцев пребывания в Израиле я смог пройти стажировки по лапароскопической урологии в четырех клиниках. Позже, вернувшись в Беларусь, стал использовать новые знания. При этом продолжил изучать особенности лапароскопических операций: стажировался в других странах, в том числе и в Израиле.

Фото: Радыё "Свабода"
Минск, 7 ноября 2020 года. Фото: «Радыё Свабода»

В РНПЦ им. Александрова, рассказывает собеседник, нет такого, что какой-то вид операций делает только один врач. Доктор всегда может подстраховать коллегу.

— Но если на моем счету сейчас сотни таких операций, то у других специалистов их десятки, — объясняет Александр Минич и переходит к примеру. —  Меня задержали в субботу, а в понедельник я должен был проводить лапароскопическое удаление почки беременной пациентке. Из бусика, пока у нас еще не забрали телефоны, я позвонил коллеге и попросил в случае необходимости меня заменить. Коллега справился. Не скажу, что это была какая-то суперсложная операция, но у нас такое делали впервые. И, если бы что-то шло не так, у меня было бы больше опыта, чтобы выйти из нестандартной ситуации.

Сутки

За 13 суток Александр Минич успел сменить три адреса. Побывал в и ИВС на Окрестина, и в Могилеве, и в СИЗО в Жодино. Ничего ужасающего, говорит, в тюрьме с ним не происходило.

Фото: TUT.BY
Снимок используется в качестве иллюстрации. Фото: TUT.BY

— В камеру на Окрестина мы заехали группой докторов: шесть человек на шесть нар. Нам дали матрасы и подушки. Постельное белье не выдали, зато в кране была горячая и холодная вода, — описывает обстановку собеседник. — Позже меня перевели в трехместную камеру, и тоже с докторами. Жестокости к нам никто не проявлял, но требовалось соблюдать правила: днем матрасы должны быть скручены, лежать на шконке нельзя, при выходе на коридор стоять лицом к стене с руками за спиной.

В Жодино медик изначально попал в восьмиместную камеру. Мужчин здесь, правда, было 14. Потом его переселили в более комфортные условия: в камеру, где даже с его приходом оставались свободные «кровати».

— В отличие от первой камеры, тут была еда, книги, горы туалетной бумаги, средства гигиены, — перечисляет медик. — Для себя я так и не понял, как в одно время в одном месте могут быть две настолько разные камеры. Кстати, в Жодино каждое утро два часа играли патриотические песни типа «Любимую не отдают». Я относился к этому спокойно, но многие воспринимали это как пытки.

Все, с кем Александр находился за решеткой, были «политическими». В Могилеве, рассказывает, когда зашел в камеру, кто-то из ребят пошутил: «Всегда хотел с врачом посидеть». Здесь же случился один трогательный момент. Несколько мужчин, с которыми сидел медик, получили письма от незнакомых девушек из Могилева. Видимо, предполагает, горожанки узнали их фамилии из списков задержанных и решили передать слова поддержки.

— Из всех сотрудников, с которыми мы сталкивались, персонал могилевской тюрьмы был самым корректным, — улыбается специалист. — Здесь нас впервые сводили в душ и каждый день выводили на прогулку.

В тюрьме Александр заболел. От кого он заразился, точно не знает. Пятеро его сокамерников были простывшими. У нескольких из них в какой-то момент пропало обоняние.

— Родственники на всякий случай передали мне жаропонижающее. Лекарства нам на руки не отдавали, поэтому я просил охранников приносить мне мои же таблетки, — рассказывает медик. — Кстати, в тюрьме есть правило, что в камере одному оставаться нельзя: или выходим все, или никто. В один из дней, когда я почувствовал озноб и находиться на улице мне было бы некомфортно, сокамерники тоже отказались от прогулки.

Свобода

Александр освободился 20 ноября. ПЦР-тест показал, что у него COVID-19 — и на две недели медик отправился на больничный.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Минск, 14 сентября 2020 года. Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

— Как вы считаете, почему врачи так активно выходят?

— Выходят далеко не все врачи. В основном, те, кто готов говорить — это востребованные профессионалы. Люди, которые были на стажировках за границей, понимают, как должна быть устроена медицина, и хотят что-то изменить, — рассуждает собеседник. — Я не отношусь к докторам, которые с детства мечтали работать в медицине. В 1991-м я заканчивал школу. Как раз была перестройка, мы предполагали, что вскоре заживем, как за границей, а какие профессии там самые высокооплачиваемые? Юристы и врачи. Учился я хорошо, и родители посоветовали мне идти в медицинский. Тогда мы не ожидали, что снова окажемся в Советском Союзе, где врачу платить не нужно. Но это случилось, и мы продолжили так жить. А в этом году у нас впервые появился шанс что-то изменить, в том числе и в медицине.

В итоге Александр стал одним из медиков, которые подписали письмо против насилия и фальсификации выборов.

— Его подписали несколько тысяч человек. Заметку об этом сделал телеграм-канал «Белые халаты». В числе подписавших они указали Александра Мрочека (экс-директора РНПЦ «Кардиология». — Прим. TUT.BY), Никиту Соловья (главный внештатный инфекционист комитета по здравоохранению Мингорисполкома. — Прим. TUT.BY), меня, — перечисляет собеседник. — Позже, видимо, за эту подпись меня «пропесочили» на сайте про «переобувшихся непутевых детей отчизны». Якобы родина нас воспитала, дала нам все, а мы, злодеи, ее предали. К слову, на все свои стажировки — а их были десятки — от государства я не получил ни одного рубля. В медицинских кругах над этим сайтом все смеялись и называли его доской почета.

— Кстати, о почете. Как думаете, вашим коллегам удалось убедить судью, что вы уникальный врач, и как-то повлиять на ваше наказание?

— Не думаю, что к врачам нужно относиться как-то иначе, чем к другим людям. Мирно выходить на улицу, чтобы показать свое несогласие — это наше конституционное право, — отмечает собеседник. — Если с точки зрения нынешней власти — это нарушение закона, хорошо, мы готовы ответить. Но возникает вопрос об избрании меры наказания. Она колеблется от предупреждения до максимальных 15 суток. Есть вариант присудить штраф. Зачем тогда изолировать от работы тех, кто служит на благо общества? Соизмеримо ли это с тем, что мы сделали? Мне кажется нет.

— После того, что с вами случилось, не планируете уезжать из страны?

— Не могу сказать, что я глубокий патриот, но когда с моим братом случилась беда, домой я вернулся с четким пониманием: я хочу сделать медицину в Беларуси лучше. Хотя бы на том отрезке, куда дотянутся мои руки. И я рад, что мои коллеги и руководство меня в этом поддерживают.

-20%
-10%
-8%
-20%
-35%
-40%
-25%
-10%
-50%