1. «Настроения упаднические». Работники «Белмедпрепаратов» сообщают об увольнениях из-за политики
  2. «В больнице плакал и просил прощения». Поговорили с женой Виктора Борушко, которому дали 5 лет колонии
  3. На «Гомсельмаше» рассказали про 400 вакансий, приглашение россиян на работу и зарплаты выше 3600 рублей
  4. Переговоры с Мишустиным и новые законы. Что происходит в Беларуси 16 апреля
  5. Туктамышеву называют новой примой российского фигурного катания. Только взгляните, как она хороша
  6. «Это недопустимо». Григорий Василевич — об идее ограничить возраст для голосования 70 годами
  7. «Переболел COVID-19 и вернулся». История 92-летнего фельдшера, без которого в деревне никак
  8. «Мы не гоняемся за сложными рецептурами». На Белинского открылась кондитерская Mousse
  9. Врач объясняет, когда выпивать два дня — это уже запой и как быстро человек может спиться
  10. «Вы будете петь вместе с ангелами, и твой голос будет звучать, как всегда, ярко». В Минске простились с Леонидом Борткевичем
  11. Суд приговорил музыканта Тиму Белорусских к двум годам «домашней химии»
  12. Премьер-министр России в Минске: налоговая интеграция и анонс встречи Лукашенко и Путина
  13. Как скручивают пробеги у машин из Европы: вопиющие примеры и советы специалистов
  14. В выходные чуть потеплеет, на следующей неделе — похолодание и дожди
  15. «Однажды ночью мой грузовик ограбили». История Натальи, которая в 40 лет стала дальнобойщицей
  16. «Попытка восстановить легитимность». Эксперты — о «заигрывании с Баку» и будущей встрече с Путиным
  17. «Падает мотивация платить налоги». Белорусы плохо разбираются в бюджете. Вот к чему это может приводить
  18. Где в Беларуси численность населения падала, а где росла? Посмотрели статистику по регионам
  19. «Оказалось бы, что Минск — древний азербайджанский город». Бывший президент Армении раскритиковал Лукашенко
  20. Белорус заочно получил пожизненное за убийство французских миротворцев. Рассказываем, что известно
  21. Девушка Роналду — модель с невероятными формами. Вы удивитесь, узнав, чем она занималась до встречи с ним
  22. БГУ не продлевает контракт с Еленой Лаевской (ее сын Дмитрий защищает Виктора Бабарико)
  23. Вместо Земфиры — Моргенштерн. Организаторы «Вёски» — о возврате билетов и новом лайнапе
  24. «Я решил отвечать соразмерно». Байден заявил, что выбрал мягкий вариант санкций против России
  25. Курсы доллара и евро заметно упали. Что происходит на валютном рынке
  26. «Белнефтехим» рассказал, насколько подорожает топливо до конца года
  27. Врач — о симптомах хламидиоза и том, как им можно заразиться
  28. В прокате — «Чернобыль» Данилы Козловского. Что с ним не так?
  29. Склепы с останками ребенка и взрослого обнаружили при прокладке теплотрассы в центре Могилева
  30. Дух захватывает. Что видно с крыши в центре Минска, где сегодня презентовали высотный огород?


/

Вечером 29 ноября истек срок, в течение которого журналисту TUT.BY Катерине Борисевич должны были предъявить обвинение и выбрать меру пресечения. Поскольку на свободу ее не отпустили, можно сделать вывод, что Катерина находится в статусе обвиняемой и остается под стражей. Следствие взяло с адвокатов подписку о неразглашении в самом широком значении, поэтому, на какой срок избрана самая строгая мера пресечения, нам неизвестно. Исходя из практики, можно предполагать, что на два месяца, то есть до 19 января 2021 года.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Катерина Борисевич Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Генпрокуратура возбудила уголовное дело по факту разглашения врачебной тайны, повлекшего тяжкие последствия (ч. 3 ст. 178 УК). Речь идет о состоянии погибшего Романа Бондаренко. Катерина была автором статьи, где указывалось, что в его крови не было алкоголя. Родственники Романа претензий СМИ и медперсоналу не высказывали, мать дала согласие на распространение информации о состоянии сына.

27 ноября в Генеральную прокуратуру были направлены характеристики и обращения от ведущих независимых СМИ с просьбой избрать Катерине Борисевич меру пресечения, не связанную с заключением под стражу. Также переданы копии дипломов и грамот, которые Катерина получала от Генеральной прокуратуры, Следственного комитета, МЧС и других ведомств за освещение деятельности правоохранительных органов в Беларуси и правовое просвещение граждан.


Журналисты за решеткой. Катерина Борисевич, которая обожает цветы и не выносит несправедливости


Уголовное дело возбуждено по ч.3 ст. 178 УК, это преступление отнесено к категории менее тяжких. В 2019 году на «историческом» совещании Лукашенко с силовиками подчеркивалась необходимость чаще избирать альтернативные меры пресечения (подписка о невыезде и надлежащем поведении, личное поручительство, залог, домашний арест), не связанные с заключением под стражу.

По закону прокуратура вправе как направить дело для расследования в следственные органы (Следственный комитет или Комитет государственной безопасности), так и самостоятельно проводить предварительное следствие — «в целях обеспечения всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств уголовного дела» (ст. 34 УПК), последнее бывает крайне редко, но дело в отношении медика и журналиста расследуют именно сотрудники Генеральной прокуратуры, как следует из сюжета СТВ.

Артем Сорокин. Фото с личной страницы в Facebook
Артем Сорокин. Фото с личной страницы в Facebook

Фигурантом уголовного дела является также врач-анестезиолог Артем Сорокин. На телеканале СТВ был показан сюжет, в котором он признает вину по всем пунктам, оглашенным Генпрокуратурой в сообщении о возбуждении уголовного дела, и призывает коллег вернуться к работе. Напомним, что после задержания Артема и Катерины по всей стране прошли акции солидарности «Ноль промилле», в том числе среди медработников.

Фото: читатель TUT.BY
Фото: читатель TUT.BY

Разглашение врачебной тайны, повлекшее тяжкие последствия, наказывается лишением свободы на срок до трех лет со штрафом и с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью или без лишения. Вообще по факту разглашения врачебной тайны дело возбуждается по заявлению потерпевшего, поскольку это является делом частного обвинения (ч. 1 ст. 178 УК). Но если речь идет о наступлении тяжких последствий (ч. 3 ст. 178 УК), а именно такой формулировкой оперирует Генпрокуратура, то в этом случае это уже дело публичного обвинения, и правоохранительные органы, в том числе прокуратура, могут возбудить дело и без заявления потерпевшего, как и произошло в данном случае.


«Коллектив находится на очень тонкой грани». Коллеги — о враче, которого подозревают в разглашении медтайны


Что же такое «тяжкие последствия» относительно ст. 178 УК? В комментарии к Уголовному кодексу отмечается, что «под тяжкими последствиями понимаются, например, такие последствия, которые привели к увольнению лица с занимаемой должности, к разводу, самоубийству, заболеванию психической болезнью и т.п.». Как мы видим, перечисленные последствия имеют непосредственное отношение к лицу, о диагнозе которого узнала общественность. Что же о «тяжких последствиях» сообщает Генеральная прокуратура? «Деяния названных лиц (врача и сотрудника TUT.BY. — Прим. ред.) повлекли за собой тяжкие последствия, выразившиеся в повышении напряженности в обществе, создании атмосферы недоверия к компетентным государственным органам, побуждении граждан к агрессии и противоправным действиям».

Катерина находится в СИЗО № 1 на улице Володарского в Минске, так называемой Володарке, где бытовые условия хуже, чем в СИЗО КГБ, где почти неделю пробыла журналист. От заключенных, которые прошли Володарку, нам известно, что там проблемы с перенаселенностью, в камерах сыро, одежда сохнет несколько суток, еще одно испытание — курильщики, которых в камерах, как правило, большинство, и курят они здесь же, запах в камерах соответствующий. У нас пока нет данных о том, что Катерине передают письма в СИЗО № 1 (в СИЗО КГБ она получила всего одно письмо), хотя достоверно известно, что десятки людей уже отправили ей письма и открытки.


Ты виноват уж тем, что неугоден власти. Зачем прессуют прессу


Об условиях в женских камерах на Володарке подробно рассказывала юрист Лилия Власова, она была под стражей полтора месяца:

— В камере содержалось 10 человек, здесь я провела три недели, до дня освобождения. Условия были жесткие. В небольшой комнате находится 10 железных нар в два этажа, туалет и умывальник с холодной водой, дневного света не было. Кроме решетки, окна забиты железными жалюзи, которые не пропускают дневной свет и затрудняют доступ воздуха. Подъем в 6 утра, с этого времени и до отбоя в 22 часа запрещено лежать, можно ходить и сидеть на кровати. Мне по состоянию здоровья было разрешено лежать. В камере был телевизор, который транслировал только белорусские каналы и НТВ. Десять человек в одной комнате спали, ели, стирали, мылись и ходили в туалет.

Восемь из десяти женщин курили, иногда я чувствовала, что задыхаюсь, приходилось воздух «ловить» в маленькой щелке жалюзи. Потеряла обоняние, до сих пор не чувствую запахов. Когда познакомились, сокамерницы пожалели меня и стали курить меньше. Отказаться от сигарет они не могут, потому что для них покурить и выпить кофе — единственная радость. Всем заключенным выдают персональные кружки. Когда-то эти кружки были эмалированные, но эмаль износилась, у меня была кружка с ржавым дном. Я попросила ее заменить, но принесли такую же, сказали, что лучше нет. Муж несколько раз пытался передать пластмассовую кружку — не брали. Выбора не было, пила из того, что было, и старалась не смотреть на ржавчину.

Мы просим читателей и героев, о которых писала Катерина, писать ей письма. Ей очень нужна ваша поддержка! Письма нужно отправлять по адресу: СИЗО-1, 220 030, г. Минск, ул. Володарского, 2 (Борисевич Екатерине Анатольевне).

Катерина Борисевич более 10 лет работает журналистом, отмечена профессиональными наградами, в том числе от правоохранительных органов Беларуси, специализируется на освещении правовых тем, она писала о многих резонансных уголовных делах.

Фото: соцсети
Катерина Борисевич Фото: соцсети

Белорусская ассоциация журналистов требует немедленно освободить Катерину Борисевич. Обращаясь в первую очередь к Генеральной прокуратуре, БАЖ призывает сосредоточиться на поиске виновных в смерти Романа Бондаренко (дело расследует Генпрокуратура), а не преследовать журналиста, которая подготовила материал, и врача, который дал комментарий по социально важной теме, не нарушив права родственников погибшего.

Международная правозащитная организация Amnesty International признала журналистку TUT.BY и врача-анестезиолога больницы скорой медицинской помощи узниками совести. Белорусские правозащитные организации признали Борисевич политзаключенной.

-10%
-10%
-10%
-20%
-11%
-80%
-80%
-25%
-17%
-10%
0070970