1. «Леха, выходи». В России на акциях в поддержку Навального рекордное число задержаний за 10 лет
  2. Порье нокаутировал Конора Макгрегора
  3. 555 долларов за «квадрат». Под Минском построили частный дом из мапидовских панелей. Вот он какой
  4. В Беларуси произошли массовые прорывы теплосетей. Неужели все так плохо?
  5. Балаба: Минский ОМОН готов к возможным весенним акциям протеста
  6. Милиция так и не смогла найти, кто повредил мотоцикл байкера, который лихо уходил от погони ГАИ во время протестов
  7. В 2020-м году — семилетний антирекорд по покупке квартир. Эксперты рассказали, что происходит
  8. «Поток ринувшихся к границе превратил окраину Бреста в «прифронтовую полосу». Как нашим уже пытались запретить выезд
  9. Умер Ларри Кинг
  10. И ездить не стыдно, и налог платить не надо. Подборка крутых автомобилей старше 1991 года выпуска
  11. Прощальная служба Кондрусевича, акции и «экскурсия под конвоем». Что происходит 24 января
  12. Без жестких диет. Совет Елены, которая много раз пробовала похудеть и наконец сбросила 21 кг
  13. В России ищут 80 вагонов для поставки бронетранспортеров БТР-80 в Беларусь. Разбираемся, в чем дело
  14. История о том, как простой парень спас семью из пожара, получил медаль «За отвагу» — и как сложились их судьбы
  15. За восемь дней задержали более 500 человек: по БТ показали «социально-возрастной портрет» протестующих
  16. В квартирах хотят запретить держать некоторых животных. В планах — и ограничения по контактным зоопаркам
  17. «Муж старше моей мамы на два года». История пары с большой разницей в возрасте
  18. 18-летней Софии, которая расписала щиты военных, дали два года колонии. Ее другу — полтора
  19. На продукты, лекарства и детские товары подняли НДС. Рассказываем, что может заметно подорожать
  20. ТВ-горки и стенки канули в прошлое. Дизайнеры рассказали, какие полки и TV-тумбы в тренде
  21. Перед жительницей Петербурга, получившей удар в живот, извинились — и руководство полиции, и сам полицейский
  22. Белорусские биатлонистки финишировали пятыми в эстафете
  23. «В акциях участвует немногочисленное количество человек». Милиция сообщила о 100 задержанных в субботу в Минске
  24. Новый КоАП вводит правило «первого раза» для водителей: за какие нарушения сначала не будет штрафа
  25. За сутки умерли 10 пациентов с коронавирусом. Минздрав озвучил последние цифры о COVID-19
  26. «Куды ідзеш, Беларусь?» Тадеуш Кондрусевич провел «прощальную службу» в Минске. Как это было
  27. «Ответила: «Да». Ролик, где минчанин делает предложение, набрал около семи миллионов просмотров
  28. История врача, который два раза переболел ковидом и четыре раза был задержан — но не теряет оптимизма
  29. «Не уверен, что он сам в этот колодец бы прыгнул». Родители о гибели 10-летнего мальчика в Пуховичском районе
  30. В Беларуси готовятся нанести удар по коррупции. Что хотят изменить


/ /

15 сентября Ивану Пушнякову исполнилось 18 лет, а через два месяца, говорит, на него свалилось все и сразу. Утром 12 ноября, вспоминает, к ним в дверь позвонили «люди в масках», после обыска его маму Ольгу Филатченкову, сотрудницу БГУИР, «увезли на беседу». «Вечером адвокат сообщила, что мама остается в СИЗО КГБ, — возвращается к тем событиям Ваня. — Ей предъявлено обвинение по ч. 1 ст. 342 Уголовного кодекса (Организация и подготовка действий, грубо нарушающих общественный порядок, либо активное участие в них)».

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Ваня

Ваня студент-первокурсник, учится в БГУИР. «Я не отличник, но и не аутсайдер», — коротко рассказывает о себе. К привычному списку дел, где раньше основной заботой были только пары и подготовка к ним, теперь добавились домашние хлопоты, финансовые моменты и вопросы, связанные с маминым арестом.

— Никогда не думал, что мне придется собирать кому-то передачи в изолятор, — улыбается молодой человек. — Хорошо, что помогла тетя Лена. Это мама моей бывшей одноклассницы. Она составила список нужных вещей, а я уже ходил по магазинам, покупал. Тяжелее всего было найти шампунь в прозрачной бутылке. А еще зеркальце, чтобы простое, без всяких финтифлюшек.

С Ваней мы встречаемся в редакции TUT.BY. Два часа назад у него закончились пары. С учебы он переключается на историю мамы — Ольги Филатченковой, ассистента кафедры «Программного обеспечения информационных технологий» БГУИР. На днях правозащитники признали ее политзаключенной.

—  Маме 41 год, она очень разносторонний человек. Любит путешествовать, с детства занимается танцами и вокалом. Посещает открытые лекции, много читает, — перечисляет увлечения Ольги сын. — В БГУИР, который она сама когда-то оканчивала, мама работает третий год. Не могу сказать, что до этих выборов она активно интересовалась политикой, но этим летом решила стать независимым наблюдателем. Почему? Наверное, потому что ситуация в стране из ряда вон выходящая и что-то должно поменяться.

Ольга — одна из сотрудников БГУИР, кто поддержал забастовку, объявленную Светланой Тихановской. Как и насколько активно педагог в ней участвовала, сын говорит, что не знает. Кроме того, Ольга снялась в видеобращении, где преподаватели и работники вуза высказались по поводу задержаний и преследования студентов и сотрудников университета, а также насилия в стране.

— Маму задел арест Дмитрия Мазуро (студента БГУИР, который провел за решеткой 38 суток. — Прим. TUT.BY). Она не учила этого парня, но когда стали хватать студентов, она, как преподаватель, не могла сидеть в стороне, — рассказывает Иван. — Если честно, дома мы не нагружали друг друга политикой. Смотрели сериалы, играли в настолки, старались проводить время вместе.

— А сами вы участвуете в студенческих акциях?

— В этом году на меня навалилось поступление, первый курс, личные переживания. Сейчас мне нужно немного разобраться в себе, поэтому я не могу так, как мама, выражать свою гражданскую позицию.

«Мама разбудила, сказала: в дверь звонят люди в масках и жилетах»

Родители Ивана в разводе. Ваня, рассказывает, что живет с мамой и 7-летней сестрой Машей, и добавляет, что с папой у всех хорошие отношения.

Фото в редакцию прислал Иван
Ольга Филатченкова. Фото в редакцию прислал Иван

— 12 ноября, примерно в 10.30, меня разбудила мама. Сказала: в дверь звонят люди в масках и жилетах. Я перепугался, мама тоже. Она звонила на работу, дедушке с бабушкой, и в «Весну» (лишенный аккредитации правозащитный центр. — Прим. TUT.BY), — возвращается к тем событиям молодой человек. — Дедушка с бабушкой — пенсионеры и живут рядом, поэтому они вскоре пришли. Дед посмотрел постановление и сообщил, что мы должны открыть.

Всего, продолжает Иван, силовиков было четверо. Один из них — руководитель, представился сотрудником КГБ, другие себя не называли. В документе, который показали Филатченковым, указывалась статья 342 УК РБ.

— Мне кажется, во время обыска искали какие-то документы, — делится предположениями молодой человек. — Силовики, например, очень дотошно просматривали книжный шкаф, а в бельевые особо не вглядывались. Видел, что изъяли мамину рабочую тетрадь, куда она делала пометки, когда была независимым наблюдателем, а также раздаточные материалы, связанные с наблюдательными делами. Забрали наши с мамой ноутбуки и телефоны. Мы просили оставить мою технику, она мне нужна для учебы, нам ответили: раз мы живем в одной квартире, то должны изъять и ее.

Обыск, говорит Иван, длился около четырех часов, после этого Ольгу «увезли на беседу».

— Сразу, как только они вошли в квартиру, мы спросили: «В каком статусе находится мама?» Нам пояснили, что по делу проходит только квартира, а после обыска сообщили: мама задержана, — описывает происходящее Иван. — Как сын я был взволнован и напуган. Спрашивал: «Куда вы ее везете? На сколько? Для чего?». На все вопросы мне отвечали одно: с вами свяжутся. Хорошо, что у мамы был адвокат. Вечером защитник сообщила: мама остается в СИЗО КГБ. В этот понедельник, когда мы с дедушкой понесли маме передачу, узнали, что ее перевели в СИЗО № 1 на Володарского.

В вечер маминого задержания, продолжает Ваня, позвонил папа. Сказал, что дети всегда могут на него рассчитывать. Бабушка с дедушкой предложили внукам переехать к ним.

— Пока силовики звонили в дверь, мама успела написать доверенность, чтобы Маша жила у ее родителей, — объясняет ситуацию Иван. — Маша переехала, а я остался. Тут мне спокойнее. Сестре мы говорим, что мама в командировке… Меня очень накрывает, когда я нахожусь рядом с Машей. Давит от того, что мы знаем правду, но ей не говорим. Она часто спрашивает, а когда мама вернется, а почему она пишет, а не звонит, и мы все время ей что-то придумываем. Она бегает, улыбается, а у меня внутри сумбур.

Особенно тяжело, продолжает Ваня, было первые полторы недели. Ложишься спать, не можешь уснуть, уснул — просыпаешься.

— А потом я начал получать от мамы письма, стало спокойнее, — говорит он. — Пишет, что она в порядке, и о том, что, похоже, бросит курить. Это меня радует. В еде она непривередлива, поэтому не жалуется. Рассказывает о сокамерницах и о том, что начала читать Булгакова.

— А вы ей про что пишете?

— Про то, что у нас все нормально, что переживаем и держимся.

«Самое тяжелое — сильно не скучать»

Человеку, который видит Ваню впервые, он кажется потерянным. Сам парень с этим не соглашается. Говорит: «Просто я очень спокойный». А вообще, они с дедушкой решили, что, как мужчины, должны взять на себя заботу о семье.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

— Стараемся держаться с холодной головой, — шутит Ваня. — Я загрузил себя домашними делами, учебой — это помогает абстрагироваться. В ноутбуке, который у меня изъяли, были подготовленные к защите работы, отчеты, сейчас все это нужно переделывать. Адвокат написала заявление, чтобы мою технику все-таки вернули, но пока безрезультатно. Спросил у приятелей, может, у кого-то есть свободный ноут, оказалось — нет. Конечно, учиться в БГУИР без своего ноутбука — тот еще квест, но ребята выручают. На лабораторных по программированию подсаживаюсь к однокурсникам. В этой ситуации я даже плюс нашел, если чего-то не понимаю с кодом, можно тут же спросить у товарища.

Хозяйские дела, шутит Ваня, его не пугают. К тому же после задержания мамы откликнулось немало небезразличных людей.

— А что у вас с деньгами, все-таки вы не работаете?

— С оплатой учебы подстрахует папа, на жизнь и коммуналку хватает сбережений, плюс я занимаюсь с детьми английским, — улыбается молодой человек. — Ключевое — адвокат. С этим пока выручают родственники, знакомые, мамины студенты и их родители. Было трогательно, когда некоторые из них набирали, говорили: знаем, что ты стеснительный, сам не попросишь, поэтому звоним.

— Как в 18 лет вы со всем этим справляетесь?

— Помогают люди вокруг, — отвечает Ваня. — Самое тяжелое — сильно не скучать. Вспомнилось, как, бывало, мама включит посудомоечную машинку, а я только несу свою тарелку на кухню. Она начинала причитать. Меня это бесило, а сейчас понимаю, что без этого грущу.

Если вы хотите поддержать Ваню, вот его почта — pushnyakov.ivan@gmail.com.

-20%
-5%
-60%
-35%
-30%
-10%
-10%
-15%
-20%
-40%
0071674