Поддержать TUT.BY
Коронавирус: свежие цифры


/

В конце августа экс-министр внутренних дел Юрий Караев заявлял, что на протестах пострадали более 130 сотрудников милиции. Детальной статистики по полученным травмам не было. Караев обращал особое внимание на «многочисленные переломы в результате наездов автомобилей». По всей Беларуси сейчас идут суды, где потерпевшими выступают милиционеры. Мы собрали данные о том, какие повреждения были зафиксированы у сотрудников и какие наказания в итоге назначил суд.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Три года колонии за насилие в отношении участкового, телесных повреждений нет

Владимир Шустов — индивидуальный предприниматель в Могилеве, в прошлом — командир подразделения ОМОНа и сотрудник Службы безопасности президента. Недавно суд признал его виновным в насилии в отношении участкового милиционера и приговорил к 3 годам лишения свободы.

В суде Шустов рассказал, что вечером 10 августа вместе с взрослым сыном поехал в центр города, чтобы выпить пива. В это время у площади Звезд рядом с кинотеатром «Родина» экипированные в бронежилеты, шлемы и прочую амуницию сотрудники милиции разгоняли находившихся там людей. Один из них схватил сзади за горло ни в чем не повинного, по мнению Шустова, парня и стал душить. Это возмутило бывшего омоновца. В суде он настаивал, что ни на кого не нападал, но при этом получил дубинкой по голове.

Оступившись и падая вперед, коснулся головой туловища участкового милиционера Александра Шмаенкова. Затем, пытаясь удержаться, ухватился за его ноги. Из-за этого милиционер упал на ягодицы. Следствие признало участкового потерпевшим. Он, в свою очередь, заявил, что говорил Шустову и другим собравшимся гражданам покинуть площадь, при этом он никого не бил, а Шустов неожиданно ударил его головой в бронежилет, а потом захватил руками ноги. Данных о том, что участковый Шмаенков получил телесные повреждения, нет. Заявление он написал в ночь с 11 на 12 августа. Тем временем 10 августа в больнице скорой помощи обследовали Владимира Шустова, у него диагностировали сотрясение головного мозга, он написал заявление об избиении, однако результаты проверки до сих пор неизвестны.

Прокурор Мария Ивутина заявила, что считает вину Шустова в применении насилия к Шмаенкову как к представителю власти доказанной, и просила назначить бывшему бойцу ОМОНа 5 лет колонии общего режима. Судья Елена Литвина вынесла обвинительный приговор — 3 года лишения свободы.

Это не единственный случай, когда участник протеста, получивший травмы при столкновении с силовиками, оказался на скамье подсудимых. В Слуцке к 3 годам лишения свободы приговорили 29-летнего Романа Кораневича: его признали виновным в сопротивлении сотруднику милиции при выполнении им обязанностей по охране общественного порядка, сопряженном с применением насилия. Инцидент произошел 10 августа. Сотрудник слуцкой милиции Иван Гончаревич, проходивший по делу потерпевшим, заявил, что Кораневич, убегая, ударил его тяжелым предметом в голову. Обвиняемый на это пояснил, что бросил наотмашь камень, попавшийся под руку, цели причинить вред милиционеру не было.

Два года колонии, у потерпевшего милиционера — ожог сетчатки глаза

22-летнего жителя Бобруйска Егора Храменю признали виновным в насилии в отношении сотрудника милиции (ст. 364 УК) и приговорили к 2 годам лишения свободы, пишет Bobr.by. Молодой человек работал электросварщиком на «Белшине», ранее судим не был. В обвинении отмечено, что вечером 9 августа Храменя ударил патрульного Дмитрия Сакуна и распылил ему в лицо перцовый газ из баллончика.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

В суде молодой человек заявил, что вину признает частично. На следующий день после задержания он написал явку с повинной. По его словам, 9 августа он приехал на площадь, чтобы встретиться с друзьями, интернета в тот день не было. Неожиданно услышал крики, увидел сотрудников милиции в форме, они зашли на площадь со стороны дворов. Люди стали убегать, Егор с друзьями тоже. Но поскольку у него была травма, быстро бежать он не смог. Дальше застал еще одну волну разгона. Во дворе увидел парня на земле, которого коленом удерживал милиционер Сакун. Храменя заявил, что распылил газ из баллончика в его сторону, поскольку опасался, что следующим задержат его. В суде он заявил, что не бил правоохранителя, газовый баллончик носил с собой давно, в целях самообороны.

Милиционер Дмитрий Сакун в суде пояснил, что действительно удерживал одного из задержанных коленом, когда тот лежал лицом вниз на тротуаре. Неожиданно почувствовал удар в левое ухо, обернулся — в глаза распылили газ.

— Меня доставили в больницу, я получил ожоги сетчатки, также зафиксирован ушиб ушной раковины.

На очной ставке потерпевший говорил, что не может утверждать, что «ударил и распылил газ один и тот же человек, так как не видел, кто и чем наносил удар». В суде он прямо указал на Храменю. Лечение Сакуна обошлось в 249 рублей, его оплатила семья обвиняемого. В суде потерпевший заявил иск о компенсации морального вреда — 5 тысяч рублей, суд в итоге постановил взыскать 1 тысячу.

— Я не мог выполнять служебные обязанности, не мог передвигаться на личном транспорте, не мог спать три дня, — пояснил он в суде. — То, что перенесли мои родители… Мама каждый день плакала.

Гособвинитель Ирина Ходневич запросила для обвиняемого 4 года лишения свободы (максимальная санкция по ст. 364 УК — до 6 лет лишения свободы), судья Антон Дудаль приговорил Храменю к 2 годам колонии.

Похожее дело рассматривали в Гомеле. 29-летнего Сергея Ефимова признали виновным в том, что 9 августа он подбежал к сотруднику ОМОНа, распылил перцовый газ ему в лицо из газового баллончика и ударил в голову. По данным правоохранителей, сотрудник милиции не задерживал Ефимова. На помощь пострадавшему подбежали двое коллег и пытались задержать гомельчанина, тот пытался вырваться, распылял газ и нанес одному из сотрудников «не менее девяти ударов в область головы и туловища». Сергей Ефимов полностью признал вину, заявил, что в содеянном раскаивается. Потерпевшими по делу признали трех сотрудников ОМОНа, двое заявили иски на компенсацию морального вреда — 700 и 800 рублей. Приговор суда — 3 года лишения свободы.

И недавний процесс в Минске: айтишнику Павлу Манкиненко, который распылил газ в лицо омоновцам, дали 4 года лишения свободы. В обвинении отмечено, что вечером 5 сентября Павел оказал сопротивление сотрудникам милиции Юрию Чиркову и Валентину Козловскому при выполнении ими охраны общественного порядка во время несанкционированного массового мероприятия, распылив в лицо сотрудникам перцовый газ из баллончика не менее двух раз, «причинив потерпевшим химический ожог». Кроме того, в материалах дела указано, что во время этой борьбы милиционеры «получили не менее восьми кровоподтеков в области колена, уха, плеча, кисти и предплечья». Павла пытались задержать силовики, когда он стоял с БЧБ-флагом у мемориала убитому Александру Тарайковскому. На суде молодой человек вину признал, заявил, что раскаивается, и попросил у милиционеров прощения. Потерпевший Чирков заявил иск 1,5 тысячи рублей, так как «из-за действий обвиняемого две недели должен был носить лангету». Второй потерпевший иск заявлять не стал и попросил суд не лишать Павла свободы, ограничиться «домашней химией». Судья Андрей Млечко поддержал позицию гособвинения и постановил отправить айтишника в колонию.

Два с половиной года «домашней химии» пенсионеру за пинок омоновцу, травм нет

Пенсионер Юзеф Немеро вышел на свободу из зала суда, под стражей он провел почти два месяца. Его признали виновным в активном участии в митинге, грубо нарушающем общественный порядок (ст. 342 УК) и насилии в отношении бойца ОМОН (ст. 364 УК), сообщал правозащитный сайт Spring96.org.

По материалам дела, 6 сентября Немеро участвовал в марше в Гродно, выходил в составе колонны на проезжую часть, вдохновлял других на участие в акции протеста. Кроме того, дал пинок в область ягодицы сотруднику ОМОН, чем нанес ему моральный и нравственный вред, а также испачкал его форму.

Фото: TUT.BY
Иллюстративный снимок. Фото: TUT.BY

Пенсионер настаивал, что был обычным участником акции, никого ни на что не вдохновлял. Инцидент с милиционером произошел из-за того, что он не смог сдержаться, когда тот тащил за волосы женщину.

Потерпевший омоновец выступал в суде под вымышленным именем, за ширмой — «в целях безопасности». Он заявил, что не тащил девушку по асфальту, что это был парень с длинными волосами, который упал на землю, и милиционер наклонился, чтобы его поднять, и в этот момент почувствовал удар ногой в область ягодицы. Телесных повреждений у потерпевшего не было. Но по его словам, был моральный дискомфорт и испачканная форма. Милиционер заявил иск о компенсации морального ущерба — 1 тысячу рублей.

Прокурор Сергей Петрашко заявил в суде, что «протест Немеро был направлен на свержение и дискредитацию действующей власти». И просил приговорить его к 2 годам колонии и штрафу 200 базовых величин. Судья Ольга Бекушева назначила два с половиной года «домашней химии», пенсионер также должен выплатить потерпевшему 500 рублей.

В Слониме местный житель также оказался на скамье подсудимых после того, как решил заступиться за девушку, которую при разгоне митинга избивали силовики. Максим Кучинский был задержан, на следующий день ему дали 7 суток ареста за участие в несанкционированном митинге. Одновременно было возбуждено уголовное дело по факту насилия в отношении сотрудника милиции (ст. 364 УК). По данным правозащитного сайта Spring96.org, один из свидетелей со стороны обвинения показал в суде, что видел, как Кучинский обхватил потерпевшего, сотрудника милиции Максима Герасимчика, и они вместе упали, Кучинский надорвал рубашку милиционера. Судебно-медицинская экспертиза телесных повреждений не выявила, ущерб в 3 рубля за надорванную рубашку обвиняемый погасил. Потерпевший заявил в суде иск о возмещении морального вреда — 1 тысячу рублей, суд удовлетворил это требование в полном объеме. Гособвинитель Виктор Русакевич запросил для Кучинского 2 года «домашней химии», такой приговор и вынес судья Александр Ярмолик.

Бросил горящую бутылку в сторону милиционеров — пять лет лишения свободы

В Барановичах осудили местного жителя Виктора Куприка. По материалам дела, 10 августа он хотел облить сотрудников милиции легковоспламеняющейся жидкостью, предположительно — растворителем. Бросил горящую бутылку в сторону сотрудников милиции, однако она до них не долетела. Потерпевшими по делу проходили три сотрудника: Рафаил Габайдулин, Никита Ожель и Вадим Ивашко. Претензий к обвиняемому не предъявляли, иск не заявляли. Гособвинитель Светлана Пасемко запросила для Куприка максимальный срок по ст. 364 УК — 6 лет лишения свободы. Судья Оксана Литвинчик приговорила мужчину к 5 годам колонии.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

В Жабинке за коктейль Молотова подростку дали 2,5 года «домашней химии». Судом установлено, что вечером 11 августа в центре города 17-летний Елисей Кузнецов бросил бутылку с горючей жидкостью и зажженной тряпкой в милицейский ГАЗ. Бутылка разбилась возле машины, вспыхнувшее пламя повредило обшивку, никто не пострадал. В отношении подростка было возбуждено уголовное дело по статье 295−3 УК (Незаконные действия в отношении предметов, поражающее действие которых основано на использовании горючих веществ) и 364 УК (Угроза применения насилия в отношении сотрудников органов внутренних дел).

60-летний житель Жлобина 10 августа, являясь участником акции протеста, бросил в милиционера три бутылки — две стеклянные и одну пластиковую. Одна из них попала в голову инспектору ДПС, который стоял в оцеплении. Удар бутылкой привел к ушибленной ране в теменной области, экспертиза установила легкие телесные повреждения. Пресс-служба МВД опубликовала видео раскаяния обвиняемого, указывалось, что мужчина был в состоянии алкогольного опьянения. Суд приговорил его к 4 годам лишения свободы (ст. 364 УК).

Два года колонии велосипедисту за то, что отказался остановиться и оказал сопротивление

В октябре в Минске вынесли приговор 27-летнему велосипедисту Андрею Королене — 2 года колонии, один из потерпевших просил не лишать его свободы. В августе его жестко задерживали сотрудники ГАИ. По версии следствия, парень ехал без зеркал и звукового сигнала, а когда сотрудники ГАИ потребовали от него остановиться, пытался скрыться, при задержании оказал сопротивление. В отношении Королени Следственный комитет возбудил уголовное дело по ст. 364 УК (Насилие в отношении сотрудника органов внутренних дел), потом действия парня переквалифицировали на ч. 2 ст. 363 УК (Сопротивление сотруднику органов внутренних дел, сопряженное с применением насилия или с угрозой его применения), телесных повреждений у потерпевших инспекторов не было.

Первый процесс по ст. 363 УК после выборов прошел в Молодечно, где вынесли приговор Павлу Пескову и Владиславу Евстигнееву за сопротивление сотрудникам ОМОНа с применением насилия в ходе потасовки с силовиками на акции 19 июня, на которой омоновец достал пистолет. Судья Виктория Полещук признала обоих виновными и наказала их лишением свободы в колонии общего режима: Пескова — на три года и три месяца, а Владислава Евстигнеева — на три года. Именно такое наказание для молодечненцев у судьи и просил прокурор Сергей Габрукович. В суде прозвучало, что омоновцы получили телесные повреждения в виде царапины на коленях и локте, не повлекшие за собой кратковременного расстройства здоровья и значительной потери трудоспособности, также было повреждено форменное обмундирование.

В Борисове осудили 20-летнего футбольного фаната Евгения Петраченко за стычку с милицией во время протестов. По данным МВД, Петраченко «вместе с другими демонстрантами провоцировал стоявших в оцеплении правоохранителей, сначала ругался в их адрес нецензурной бранью, а затем и вовсе напал на старшего сержанта милиции: ударил по ноге металлическим турникетом и несколько раз кулаками по лицу». Евгений вину не признал. Он получил 3,5 года заключения. Примечательно, что гособвинитель запросил меньший срок, чем в итоге назначила судья Татьяна Деревянко.

Суды по делам, где потерпевшими выступают милиционеры, продолжаются. Многие из уже осужденных заявили, что с приговорами не согласны и намерены их обжаловать.

-25%
-10%
-10%
-10%
-20%
-15%
-10%
-43%