Гродненцу Дмитрию Житько 26 лет. Он работал монтажником и строил новую ветку метро в Минске, но не смог увидеть ее торжественного открытия с участием Александра Лукашенко 6 ноября, так как уехал из Беларуси и попросил убежища в Латвии. Его историю послушал Hrodna.life.

Фото: из личного архива Дмитрия

«Бойцы в масках кричали, что все, кто выходит на улицу, — проплаченные»

Дмитрия с другом задержали вечером 10 августа в Минске. Они возвращались домой из торгового центра. Дома Дмитрия ждали жена и грудной ребенок. Центр города был перекрыт ОМОНом. Дмитрий подошел к силовикам спросить, как безопасно попасть домой. Через два блокпоста (около 300 метров) его с другом пропустили, но на третьем задержали.

«Все было перекрыто, автобусы не ходили. Мы просили у милиции помощи. У нас был чек, доказывающий, что мы были в магазине. Нас сначала пропустили. На третьем блокпосту к нам подошли силовики и предложили пройти в автозак для проверки личности, а оттуда перевели в микроавтобус с тонированными стеклами. Там нас положили на пол и стали бить. Бойцы в масках кричали, что все, кто выходит на улицу, — проплаченные».

Фото: из личного архива Дмитрия
Фото: из личного архива Дмитрия

«Таким униженным я себя еще никогда не чувствовал»

После этого Дмитрия с другом доставили на Окрестина.

«Провели нас через „коридор“, где сотрудники били дубинками. После всех задержанных выставили около стены и стали избивать. Как я понял, мест в камерах не было. Нас с другими задержанными, около 75 человек, держали в прогулочном дворике под открытым небом. За 2,5 суток на всех нам дали одну буханку хлеба и четыре литра воды».

13 августа у Дмитрия был суд. Его осудили по 23.34 КоАП (Участие в несанкционированном массовом мероприятии). Многим задержанным в тот день давали по 15 суток ареста. Дмитрию дали 14.

«Я никогда не видел такого зверства. В один момент я заплакал. Боялся, что больше не увижу семью. Пока были во дворике, в туалет нас не выводили. Только в последнюю ночь раскидали по камерам — погреться. Таким униженным я себя еще никогда не чувствовал».

После суда Дмитрия перевели в слуцкий ЛТП. Там он пробыл сутки. 14 августа его, как и других задержанных, отпустили.

«В Слуцке было нормально, кормили и никаких издевательств. По освобождении я подписал бумагу о том, что больше не буду участвовать в массовых мероприятиях — хоть я и не участвовал. На выходе из ЛТП встретили волонтеры, записали мои данные и историю, а потом довезли до Минска».

Два месяца на больничном и уголовное дело

После освобождения Дмитрий обратился к медикам. У него диагностировали гематомы и кровоподтеки, ЧМТ, травмы спины, коленного и локтевого сустава, кисти, ушиб паховой области и бронхит (он считает, из-за долгого нахождения на бетонном полу).

На больничном, говорит Дмитрий, он был два месяца. Пока лечился, ему стали звонить следователи. Дмитрий говорит, что его хотели сделать фигурантом уголовного дела о массовых беспорядках в Минске.

Фото: из личного архива Дмитрия

«Сначала давили на друга, чтобы он дал показания против меня. Потом и на меня стали давить. Называется, в магазин сходили… Раньше политику я вообще старался стороной обходить и не выступал против Лукашенко».

Лагерь для беженцев

В сентябре Дмитрий начал писать на электронные адреса посольств стран Европейского союза, чтобы ему помогли с визой для выезда всей семьей из Беларуси. Откликнулась Латвия.

«В посольстве я рассказал свою историю, предоставил все медицинские справки и протоколы. Нам помогли с визами. И в конце октября мы выехали из Беларуси. На границе у латвийских пограничников попросили политического убежища. Все отнеслись к нам с пониманием и доставили в лагерь для беженцев. Там уже было более десятка пострадавших белорусов из разных городов».

Дмитрий говорит, что условия в лагере для беженцев нормальные. С питанием помогают волонтеры, а также государственные службы.

Фото: из личного архива Дмитрия
Дмитрий в Латвии. Фото: из личного архива

«Лагерь — это что-то похожее на общежитие в Минске. В этом месте нам придется быть около шести месяцев, пока не рассмотрят наше дело. Мы не голодаем. Главное, что не на улице. Хотелось бы быстрее выйти на работу, но беженцы на начальном этапе не могут это делать.

Также надеюсь, что в ближайшее время мы вернемся домой. У меня в жизни было всякое, но я не был участником протеста и ничего противозаконного не делал в тот день. Думаю, в такой ситуации оказались многие белорусы».


Напомним, на днях Александр Лукашенко высказался про уехавших за границу белорусов.

«Кто-то захотел уехать — пусть уезжает, не надо никого держать. Вот сегодня пришла информация из Латвии. Некоторые туда уехали, позвали их туда. И где они сейчас живут в этой стране? В какой-то резервации за два с половиной доллара в день. Где миллионы, которые обещали, или хотя бы тысячи долларов? — отметил Александр Лукашенко. — Поэтому пусть люди попробуют. Когда они попробуют это все, они сделают соответствующие выводы».

Напомним, в конце октября в МВД заявили, что с начала осени в Польшу выехали около 10 тысяч белорусов, в Украину — 3 тысячи, в Литву и Латвию — не более 500. Если сравнить эти данные с данными Белстата о международной миграции, то получается, что за два неполных месяца года за границу уехало в несколько раз больше человек, чем за весь прошлый год.


Полгода без работы

С начала президентской кампании в Беларуси политического убежища в Латвии попросили около 20 белорусов. Соискатели убежища живут в лагере Муцениеки и получают пособие — 21 евро в неделю (3 евро в день). Также беженцам помогают в лагере с питанием и вещами волонтеры Красного Креста и местная диаспора белорусов.

«Сейчас латвийское правительство рассматривает вопрос о получении статуса беженца для 20 человек из Беларуси, — рассказывает волонтер Дайнис Дейгелис. — Приехало больше людей, но не все просили убежища. За последние несколько месяцев визы соответствующей категории были выданы приблизительно 120 белорусам. Многие переезжают работать в Латвию. Люди, у которых нет средств, живут в центре для беженцев. Там предоставляется социальная помощь от латвийского Красного Креста. Волонтеры помогают с документами и вещами. Беженцам помогают и с медпомощью и интеграцией в Латвии».

Дайнис говорит, что дело каждого беженца рассматривают в течение трех месяцев. Если они получают статус беженца, то могут работать только после 6 месяцев пребывания в Латвии.

«Мы как волонтеры считаем, что это очень плохо. Беженцы хотят работать, тем более белорусы. Сейчас волонтеры ведут переговоры с правительством Латвии, чтобы дать возможность беженцам работать после трех месяцев пребывания в стране».

-50%
-40%
-5%
-50%
-10%
-40%
-80%
0071582