/

Анастасия — студентка 1-го курса МГЛУ, точнее была ею. В конце октября девушка узнала о своем отчислении. Из Беларуси уезжать она не собирается, поэтому думала о восстановлении и параллельно искала возможность дистанционно учиться в других вузах мира. В ночь со вторника на среду ей пришло приглашение из университета Гамбурга. В ближайшие месяцы учебу она продолжит там.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Минск, 5 сентября 2020 года. Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Анастасия родом из Вилейки. Девушка хорошо знает английский, поэтому этим летом поступила в лингвистический. Вуз планировала закончить с дипломом учителя иностранных языков, но все пошло не совсем так. Настя не отрицает: в университете она выходила на мирные акции. В начале осени получила за это выговор, а 30 октября ее пригласили в деканат.

— Декан сказал, что за регулярное нарушение внутреннего распорядка университета меня отчисляют, — описывает происходящее девушка. — В частности, за 26 октября. В этот день мы с ребятами ходили по коридорам, хлопали в ладоши и кричали: «Далучайся» и «забастовка». Это, как пояснил декан, был призыв к незаконному поведению.

В приказе на отчисление из МГЛУ, который ранее присылали в редакцию TUT.BY студенты иняза, 15 фамилий. В документе указаны общие для всех причины отчисления. Звучат они так: «за ненадлежащее исполнение обязанностей обучающимися, проявившееся в грубом нарушении приказа ректора университета от 24.09.2020 № 226 и Правил внутреннего учебного распорядка, 26 и 27 октября 2020 года». В случае с Настей есть один нюанс.

Фото в редакцию прислала героиня материала
Анастасия. Фото в редакцию прислала героиня материала

— 26 октября мы с другими студентами ходили на акцию к юрфаку БГУ. В какой-то момент нас стал оттеснять ОМОН, меня зажали, и оказалось, у меня в легкой форме повреждено ребро, но ничего серьезного, без смещений, — вспоминает Анастасия. — В тот же день я обратилась к медикам, сообщила о случившемся замдекана и предупредила, что ухожу на больничный.

30 октября в кабинете декана, вспоминает собеседница, она не обратила внимания на дату 27 октября в приказе.

— Позже мы с деканом созванивались, я говорила про эту ситуацию, но мне ее так и не пояснили, — рассказывает собеседница. — Еще момент. Приказ об отчислении был подписан 29-го, решение, я так понимаю, принимала комиссия, но меня и других ребят на заседание не пригласили. О том, что мы больше не студенты, узнали постфактум.

По словам Анастасии, после отчисления она планировала восстановиться. Как? С помощью подписей поддержки, которые собирали преподаватели и одногруппники, а также — «характеристик, которые отчисленным писали педагоги».

— Что касается заявления на восстановление, то я его не писала. В нем, как я понимаю, нужно было бы сообщить, что я ошибалась, когда выходила на мирные акции, но я не отказываюсь от своего мнения и не думаю, что делала что-то неправильно, — поясняет собеседница. — Опять же, в вузе оставляют ребят, которые «халявят» пары, а я вообще не пропускала. У меня вторая смена. Акции никогда не совпадали с занятиями. А если я в свободное время выхожу на крыльцо попеть, я не считаю это причиной для извинений.

«Для душевного спокойствия я все-таки хочу закончить университет»

Настя закончила школу с золотой медалью. Когда сдавала ЦТ, историю Беларуси написала на 98 баллов. С хорошими событиями в жизнь пришли и трудные дни. В августе девушка потеряла маму. Когда студентка оказалась за порогом вуза, родные решили помочь ей продолжить учебу. Родственники предложили вуз-альтернативу в Украине. Была еще идея поступать в Польшу по программе Калиновского. Вот только девушка не хочет уезжать из Беларуси, поэтому два данных варианта ей не особо подошли.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— Летом 2019-го я попала в американский бизнес-лагерь, который проходил в Ратомке. Директор этого лагеря тоже училась в инязе. Я рассказала ей о том, что со мной случилось, она написала пост в Facebook, и разные люди стали предлагать мне помощь. Так, сейчас я занимаюсь на IT-курсах, — говорит Анастасия. — Опять же, в бизнес-лагере я познакомилась с менеджером газеты The New York Times. Он у нас вел лекции и, видимо, обратил на меня внимание как на старательного человека. Прочитав, что я уже не студентка, он решил подготовить мне рекомендательное письмо. Оно пригодилось, когда я искала программы для поступления.

Анастасия просматривала различные программы помощи студентам. Остановилась на Student solidarity.

— Это волонтеры, работающие с университетами в Германии, которые готовы принять ребят, отчисленных из-за политических взглядов, — объясняет Анастасия. — Обучение ведется на иностранном, поэтому из критериев, на которые они больше всего обращают внимание, — это уровень английского. Необходим B2. В понедельник я прошла у них онлайн-собеседование. Затем мне сбросили варианты курсов. Я выбрала два из них, отписалась, а вчера ночью получила ответ: меня готов принять Гамбургский университет. Это 3-месячные онлайн-курсы, где я буду изучать устойчивое развитие экономики.

— А что дальше?

— А дальше экзамен, — улыбается Анастасия. — Насколько я поняла от волонтеров, эти курсы помогут, если в будущем я решусь поступать в какой-то белорусский вуз, — рассказывает собеседница. — К тому же, полагаю, если выучить немецкий, то после них можно продолжить обучение в Германии, но это не мой вариант. Все-таки переезжать я не собираюсь.

— А не думали после IT-курсов, которые вы сейчас проходите, развиваться в этом направлении и уже не поступать в вуз?

— Не думаю, что высшее образование играет в жизни огромную роль, но для своего душевного спокойствия я все-таки хочу закончить университет. Пусть даже мне эта «корочка» и не понадобится.

— А как дела у других ребят, которых, как и вас, 29 октября отчислили из лингвистического?

— Один мальчик уехал в Литву, пару человек уже в Украине, некоторые еще ищут варианты. Мы списываемся в чате, поддерживаем друг друга, сбрасываем программы.

-20%
-25%
-35%
-50%
-30%
-10%
-10%
0070970