Поддержать TUT.BY
Коронавирус: свежие цифры


/

Сейчас более 20 врачей отбывают «сутки» в изоляторах за акции, на которые они выходили в свое нерабочее время. Во время процессов звучало: «этого врача заменить некем», «он высококлассный специалист», но на решение судей это не влияло. Медикам давали максимальное наказание по 23.34 КоАП — от 12 до 15 суток административного ареста. Коллеги задержанных рассказали: как работать в условиях, когда одни сидят, а вторые болеют СOVID-19; сколько операций и приемов можно было бы провести, если бы специалист был на рабочем месте, а не на Окрестина; и как гордятся своими коллегами, которые «такие же звезды в медицине, как Левченко в баскетболе».

Фото: телеграм-канал "Белые халаты"
Онколог-хирург Юрий Ивашкевич на фото — третий слева. Фото: телеграм-канал «Белые халаты»

Незаменимый ведущий научный сотрудник РНПЦ онкологии и медицинской радиологии им. Н. Н. Александрова Александр Минич для судебной системы оказался заменим: за участие в акции солидарности судья Анастасия Ачалова присудила врачу 13 суток.

— Кто-нибудь умеет еще делать такие операции? — спрашивала судья у свидетеля, заведующего лабораторией РНПЦ.

— На таком уровне, как он (Минич) это делает, нет, — отвечал Александр Ролевич.

— Ну, а в принципе?

— Это как высшая и любительская лига. В принципе, можно, но уровень будет не тот, — такой диалог состоялся в суде Московского района 9 ноября.

Пока Александр Минич ждал суда на Окрестина, его друг и коллега, старший научный сотрудник РНПЦ им. Александрова, кандидат медицинских наук Андрей Плетнев был уверен: медиков отпустят. Но вышло иначе.

— С Александром Миничем мы участвовали не в одном международном проекте, делали многие конференции в Беларуси. Он в медицине, как Елена Левченко в баскетболе. Минич — лицо Беларуси среди урологов международного класса, член Европейской ассоциации урологов. В 2017—2018 годах мы организовывали онкоурологическую конференцию под эгидой Национального института рака США (NCI), тогда участие приняли более 20 стран, выступили около 500 спикеров. В 2018 году в нашей стране проходила Евроазиатская конференция по скринингу рака. Это просто запредельные проекты, такой мостик между Беларусью и международными организациями. Минич действительно выдающийся специалист и великолепный хирург. Проходил обучение в Израиле, Германии, Грузии, России. Помимо этого, Александр Анатольевич обучает специалистов на месте, — рассказывает TUT.BY Андрей Плетнев.

Фото из личного архива
Врача Александра Минича коллеги считают уникальным специалистом. Фото из личного архива

Плетнев отмечает: Минич пять лет ездил по зарубежным клиникам, чтобы европейский опыт применить при реконструкции онкоурологического отделения. В этом проекте он участвовал от начала и до конца. Плетнев соглашается на разговор с журналистом, чтобы показать, кто сейчас оказался на Окрестина: «Не наркоманы и проститутки, а высококвалифицированные сотрудники, ведущие кандидаты наук».

— Александр Минич свободно говорит на четырех языках, — добавляет наш собеседник. — Меня трясет от этой ситуации четвертый день, наших сотрудников должны перевести в Жодино, там, говорят, лучше сидеть. Это абсурд — обсуждать, где врачам лучше отбывать наказание: на Окрестина или в Жодино. Люди вышли высказать свою гражданскую позицию, право им гарантировано Конституцией, они же не бегали с боевыми рогатками. Это доктора, интеллигенция.

Во время процесса Александр Минич рассказывал: в день суда у него была запланирована операция.

— Обычно в неделю у нас проходят шесть-восемь операций. Большая часть из них — на почках, ее удаление или частичное удаление, — говорит заведующий лабораторией онкоурологических патологий РНПЦ имени Александрова Александр Ролевич. — Чем нам дорог Александр Анатольевич? Тем, что делает лапароскопические резекции при сложно расположенных опухолях.

Из 15 суток ареста врача 10 приходятся на рабочие дни. Выходит, он мог бы провести 12−16 операций за то время, пока будет находиться в изоляторе.

«Приема нет, доктор на „сутках“»

Сейчас за решеткой «сутки» отбывают более 20 врачей, пятеро из них сотрудники РНПЦ ОМР им. Н. Н. Александрова: Александр Минич, врач-рентгенолог Игорь Готин, врач-онколог-хирург Юрий Ивашкевич, врач-анестезиолог-реаниматолог Валерий Жгировский, биолог Оксана Ковалева. Коллеги задержанных рассказывают: «Обстановка в отделении такая: четверо заболели ковидом, двое в тюрьме». И задаются вопросом: как можно лишать свободы врачей, во-первых, за гражданскую позицию, во-вторых, зная, как не хватает сейчас специалистов в больнице?

— Сегодня Юрий Марианович Ивашкевич должен был принимать пациентов, но приема нет, доктор на «сутках». Заменить его не получилось, только в нашем отделении четыре врача болеют коронавирусом. Конечно, пациентов пытаются направить по другим кабинетам, соответственно, нагрузка у других врачей становится больше, — рассказывает TUT.BY научный сотрудник РНПЦ Дмитрий Микулич. — Ежедневно на прием к Юрию Мариановичу записаны в среднем 25 человек, например, в понедельник — 26 пациентов, во вторник — 23.

Фото из личного архива
Юрий Ивашкевич сделал карьеру в фармакологическом бизнесе, но вернулся в больницу. Фото из личного архива

За акцию солидарности Юрий Ивашкевич получил 12 суток, из них 8 — это рабочие дни. Получается, 200 пациентов не смогут попасть на прием к врачу.

— Эти дни он должен был принимать, делать биопсии под контролем УЗИ. Прием расписан до Нового года, — добавляет Дмитрий Микулич.

Медики объясняют: если нет одного из сотрудников, заведующему приходится снимать врача из отделения, и уже там возрастает нагрузка, а ведь этот врач мог пойти в операционную. Тогда подключают интернов.

— Мы два дня стояли возле Окрестина, ждали Юрия Мариановича, — Микулич решение суда об аресте узнал уже на работе. — У Юрия Мариановича стаж более 30 лет, долгое время занимался патологией щитовидной железы, работал в Минском городском клиническом диспансере. Потом так сложилось, ушел в фармакологический бизнес, добился там высот, но вернулся. Это человек состоявшийся, который перед собой все время ставит новые цели и задачи, ездил на стажировку в Японию, в совершенстве знает английский. Понимаете, у него была прекрасная жизнь, мог бы не возвращаться в больницу, но у него тяга помогать людям, поэтому оставил руководящую должность в фармакологической компании и снова стал обычным врачом. Обидно, что так вышло с человеком, которому не все равно.

«Этого врача ставят на наиболее серьезные и сложные хирургические вмешательства»

На «сутках» сейчас и врач-анестезиолог-реаниматолог Валерий Жгировский, в РНПЦ работает его жена Ирина Михайловна, тоже анестезиолог.

— В день у нас проходит около 100 операций, люди нужны, и если кто-то выпадает из звена, то одному врачу приходится «параллелить» на несколько столов, или снимают врача из реанимации, значит, на него и больше нагрузка ложится. Это определенные риски для врачей, пациентов. Конечно, нельзя сказать, что в РНПЦ полный завал, но выпадение людей нежелательно, — объясняет нюансы работы врачей в РНПЦ врач-анестезиолог-реаниматолог Игорь Хоревич.

Как говорит медик, иногда операции идут по 8−10 часов.

— Что касается Жгировского, это человек с сумасшедшим большим опытом, владеет почти всеми видами анестезии. Как правило, его ставят на наиболее серьезные и сложные хирургические вмешательства. Он может работать на операции на легких, на грудной клетке, на пищеводе, — перечисляет Игорь Хоревич.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Фото носит иллюстративный характер. Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Коллеги Валерия Жгировского рассказывают: у него стаж более 40 лет, проходил обучение в Японии, как и другие задержанные врачи, свободно говорит по-английски. Любит путешествовать на машине, смотреть биатлон, гонки, бильярд.

— Это человек высокого интеллекта, начитан и хорошо разбирается в политике, музыке, искусстве. Очень похож на представителей старой интеллигенции, которая вместо внешних атрибутов выбирает духовную пищу. Он всегда выберет хорошую книгу, хороший спектакль или хороший фильм, — добавляет его коллега.

За решеткой сейчас и врач-рентгенолог Игорь Готин. В понедельник он должен был уйти в отпуск, но ближайшие 15 дней проведет в изоляторе. Его коллега посчитал, сколько бы пациентов принял Готин, если бы не решение суда об аресте.

 — За 10 працоўных дзён мог бы апісаць 250−300 чалавек. У нашым аддзяленні асабістага запісу няма, усе працуюць ад пачатку працоўнага дня і да апошняга пацыента, колькасць пацыентаў лімітуецца толькі часам працы тамографаў, — рассказывает коллега Готина врач-рентгенолог Иван Виктор.

Говорит, последние решения суда у медиков вызвали недоумение и злость.

— Не зразумела, чым абгрунтоўвала сваё рашэнне суддзя, даючы Гоціну, які першы раз трапляе па гэтым артыкуле і да гэтага не меў іншых праблем з законам, максімальна магчымае пакаранне. Тое ж самае тычыцца і іншых дактароў, — недоумевает врач. — 
З РНПЦ у суботу былі затрыманы 10 чалавек. Трох пасля складання пратаколаў адпусцілі да суда (iх пакуль не было), двух затрымалі, і ў панядзелак ім далі штраф 30 базавых. Пяцёра пасля суда ў пастарунку.

Среди тех, кто отбывает наказание в 12 суток, биолог Оксана Ковалева. Работает в молекулярной лаборатории и выполняет исследование, которое позволяет у человека определить тип лимфомы, злокачественная опухоль или нет. А еще в обязанностях Оксаны — принимать и регистрировать материалы для диагностики COVID-19. Пока биолог на Окрестина, ее работу между собой распределили коллеги.

На «сутках» сейчас не только сотрудники РНПЦ онкологии, но также РНПЦ детской онкологии, гематологии и иммунологии, Минского городского онкодиспансера, 3-й больницы, РНПЦ неврологии и нейрохирургии, МНПЦ хирургии, трансплантологии и гематологии, сотрудники минской скорой, частных медцентров.

Врачи РНПЦ ОМР им. Н. Н. Александрова рассказали TUT.BY: они написали ходатайство в поддержку своих коллег, под ним подписались более 500 человек. Мы попросили Комитет по здравоохранению Мингорисполкома прокомментировать сложившуюся ситуацию, там журналиста перенаправили в пресс-службу Минздрава. Мы поинтересовались: будет ли ведомство ходатайствовать об освобождении врачей, обращались ли другие медики в Минздрав за поддержкой? Как только TUT.BY получит ответ, мы его опубликуем.

-5%
-40%
-70%
-25%
-10%
-25%
-40%
-20%