Поддержать TUT.BY
Коронавирус: свежие цифры


/

В суде Центрального района начался суд по делу Натальи Раентовой. В конце августа ее вместе с братом жестко задержали в троллейбусе после женского марша. За участие в акции дали административный арест. Но на свободу Наталья уже не вышла, ей предъявили обвинения в применении насилия к бойцу ОМОНа. По версии следствия, девушка укусила его за левое бедро. На больничном потерпевший не был, но «испытал физическую боль». Свои моральные страдания он оценил в 2 тысячи рублей.

Фото: TUT.BY
Обвиняемая Наталья Раентова Фото: TUT.BY

Согласно материалам дела, вечером 29 августа Наталья и Александр Раентовы приняли участие в субботнем женском марше. Когда собравшихся начал отсекать ОМОН, Наталья и ее брат забежали в троллейбус. Рукой показали другим участникам, чтобы они тоже забегали. Этим они и привлекли внимание силовиков, которые ехали рядом на микроавтобусе без номеров. Брат и сестра проехали остановку, после чего в салон забежали «люди в черном», которые начали их вытаскивать.

Сегодня Наталья отказалась давать показания в суде. Но следствию и суду по административному делу об участии в акции она рассказывала вот что:

— Я испугалась так, что об******, но мне уже было все равно. Хваталась за поручень, у меня было состояние шока. Потом сказали, что я оказала неповиновение (протокол по ст. 23.4 был направлен начальнику Московского РУВД на доработку, но в суд обратно так и не поступил. — Прим. TUT.BY). Если бы ко мне подошли сотрудники в форме, все объяснили — это одно, люди в черных масках — другое, это очень страшно. Я не знаю, найдется ли человек, которому в такой ситуации будет не страшно. Потом они сказали, что я должна была догадаться, что это милиция, говорили «что вы ходите, должны сидеть дома». Я думала, что у нас есть право мирно ходить и гулять по улицам. Но, как выяснилось, сейчас этого права у нас нет.

Фото: TUT.BY
Потерпевший Андрей Хомич. Фото: TUT.BY

Процесс ведет зампредседателя суда Центрального района Татьяна Оковитая. В обвинении отмечено, что Раентова при задержании «хватала руками потерпевшего за туловище, конечности и одежду, совершила укус левого бедра, чем причинила последнему телесные повреждения, не повлекшие за собой кратковременного расстройства здоровья или незначительной стойкой утраты трудоспособности, и физическую боль». Потерпевшим по делу проходит Андрей Хомич, с 2012 года он работает в должности командира отделения 4-й оперативной роты 12 взвода ОМОНа. Хомич и подал рапорт о том, что брат и сестра Раентовы совершили административные правонарушения 29 августа.

В суде омоновец пояснил, что в тот день в составе мобильной группы из пяти сотрудников осуществлял охрану общественного порядка — «работали по несанкционированному митингу». Передвигались на серебристом микроавтобусе без номеров, при этом Хомич указал, что «мы ведем службу открыто». Из пяти сотрудников в форме было только двое, остальные — в гражданском, и все в балаклавах. На вопрос судьи, кто определяет форму одежды, потерпевший пояснил, что это решает командир ОМОНа, а не сами бойцы. Задачи от «старших руководителей», где и как работать на массовом мероприятии, им поступают устно, заявил Хомич. В постовой ведомости никакой конкретики по районам и улицам нет, указано только, что работа в Минске.

Потерпевший настаивает, что при входе в троллейбус сотрудники представились. По его словам, один из бойцов, сказал: «Извините, граждане! Милиция!» На уточняющие вопросы, кто именно и когда представлялся, Хомич точно ответить не может. Но уверен, что Раентовы понимали, что перед ними сотрудники милиции, что они и убежали в троллейбус, чтобы их не задержали. Причину задержания, признался сотрудник, они озвучили уже когда занесли брата и сестру в служебный автобус, в троллейбусе у омоновцев «не было времени озвучить, за что задерживают». По словам потерпевшего, Наталья и Александр громко кричали, обхватывали ногами и руками поручни, обстановка была нервная. При этом вопросов от других пассажиров, по словам Хомича, в сторону правоохранителей не поступало.

У очевидцев того задержания другие воспоминания. Вот что заявляла в суде по административному делу (за участие в акции) пассажирка троллейбуса Марина Таранчук, которую опросили как свидетеля:

— Часть из них были в черной одежде с надписью ОМОН, часть в гражданском. Они не представились, ничего не объяснили, начали с применением силы задерживать Александра и Наталью. Это было страшно. Представьте себе: какие-то неизвестные забегают в троллейбус и начинают таскать людей. Разве вы не были бы в состоянии стресса?

Фото: TUT.BY
Фото: TUT.BY

Сегодня в суде допросили и Александра Раентова. Он заявил, что воспринимал действия людей в черном как бандитские.

— Потому что милиция ходит в форме, ездит на служебном транспорте, обозначенном, сотрудники представляются, то есть нормально работают, — пояснил он. — А здесь были люди в черном, в масках, никаких опознавательных знаков, машина без номеров, это нарушение закона. Уже в микроавтобусе я увидел, что там были люди в форме ОМОНа. Но в троллейбусе я не видел людей в форме. Они зашли задерживать меня. Сестра стояла напротив. Она стала между нами, чтобы защитить меня, она испугалась за мою жизнь, поэтому мы и кричали. Сестра оказалась случайным человеком в этой ситуации. Я не видел, что она кусала кого-то. Уже когда нас занесли в микроавтобус, человек в синей кепке, который сидел рядом с водителем и смотрел фото на моем телефоне, сказал, что она его укусила.

В показаниях, которые Наталья дала на стадии предварительного следствия, она признает, что укус был от страха.

Сотрудник ОМОН пояснил, что сам укус он не видел, но почувствовал боль. Уже в РУВД он заметил след от укуса, вечером обратился в госпиталь МВД, где ему обработали рану. Одежда повреждена не была, больничный милиционеру не открывали, он сразу же вернулся на службу. В суде Андрей Хомич заявил иск о компенсации морального вреда — 2 тысячи рублей.

— Морально пострадал не только я, но и мои близкие. Все эти сообщения в соцсетях, я попал в списки карателей, писали моим близким, родителям. Звонили и днем, и ночью. Поэтому заявляю моральный вред.

Судья повторила вопрос о том, какой моральный вред милиционеру был нанесен действиями Раентовой.

— После ее словесных высказываний, которые она производила, когда была задержана, — продолжил Хомич. — Диалог в транспорте. Предложение взяток и всего остального…

Судья уточнила, понимает ли потерпевший, в чем обвиняют Наталью Раентову — в обвинении нет ни оскорблений, ни попыток дачи взятки.

— Физическая боль, — наконец пояснил свои моральные страдания Хомич. — Я обращался в госпиталь, производил какое-то лечение.

— Вам не кажется, что 2 тысячи рублей чрезмерная сумма? — уточнила у потерпевшего адвокат.

— Нет, не кажется.

Фото: TUT.BY
Фото: TUT.BY

— Потерпевший говорил про соцсети, но я ничего не распространяла, я сидела под стражей, — заявила Наталья Раентова. Сумму в 2 тысячи рублей она считает завышенной.

По предъявленному обвинению, Наталье грозит арест, или ограничение свободы до пяти лет, или лишение свободы до шести лет (ст. 364 УК). Ранее к уголовной ответственности она не привлекалась, окончила Белорусский государственный университет информатики и радиоэлектроники, по специальности "инженер-системотехник", последние годы официально не работала. Потерпевший на вопрос, какое наказание должно быть назначено Раентовой в случае признания ее виновной, ответил, что оставляет этот вопрос на усмотрение суда.

Отметим, что после задержания 29 августа на Наталью и Александра был составлен протокол не только за участие в несанкционированном шествии, но и за неподчинение требованиям милиции (ст. 23.4 КоАП), однако второй протокол был направлен на доработку начальнику Московского РУВД и так в суд и не вернулся, срок привлечения к административной ответственности по этому факту уже истек (по закону, дается два месяца).

-10%
-15%
-10%
-5%
-15%
-13%
-35%
-10%