/

Мы уже писали, что происходит в вузах среди студентов. Но не менее важно и то, что сейчас думают и ощущают преподаватели. Идет ли на них давление со стороны администрации? Как и чем они могут помочь студентам? И хотят ли вообще? Нашли преподавателей БГУ, БГУИР, МГЛУ, БГМУ, БНТУ и БГЭУ, которые согласились рассказать, как переживает протесты их сообщество.

  • Аня ПероваЖурналист TUT.BY

Некоторые преподаватели смогли поделиться информацией исключительно на условиях анонимности, так как реакция на их позицию со стороны администрации уже есть или предполагается, а увольняться не хочется, чтобы остаться помогать студентам. Тем не менее редакции известны имена всех собеседников.

БГУ: «Как будто ничего не происходит»

Сложнее всего найти собеседников было в БГУ: как среди студентов, так и среди преподавателей. Даже те, кто ранее снимался в видеообращениях в поддержку студентов, отказывались общаться сейчас на условиях анонимности. Вероятно, это связано с внутренним ограничением на дачу комментариев «от лица БГУ».

Тем не менее удалось узнать о настроениях преподавателей на факультете журналистики, где, по словам студентов университета, протестные акции среди учащихся одни из самых частых. Похоже, что с преподавателями факультета обратная ситуация. Одна из них, попросив не называть свое имя, заметила: сейчас все ведут себя «как будто ничего не происходит». Женщина назвала это «двоемирием» и «состоянием звенящей тишины», особенно на неделе с 26 октября.

Фото: читатель TUT.BY
Фото: читатель TUT.BY

На факультете журналистики есть преподаватели, которые поддерживают действующую власть, а есть и те, кто ушел в небольшой отпуск с 26-го числа. Некоторые принимают происходящее близко к сердцу и чувствуют себя очень подавленными, разбитыми.

— Наш КПД определенно упал, это точно, — говорит собеседница. — Но часть преподавателей, как я чувствую, сознательно или несознательно, принимает позицию, что ничего не происходит. Хочу верить, что сейчас больше тех, кому сложно, чем тех, у которых все хорошо и которые убеждают, что все «будет как раньше».

Преподавательница журфака призналась, что порой доходит до того, что думаешь, ставить ли лайк студенту: вдруг и за это можно попасть под какую-либо санкцию? «Вчера поставила, так уже была морально готова ко всему», — добавила она.

Евгений Окаев — кандидат химических наук, доцент кафедры аналитической химии химического факультета БГУ. Он согласился поговорить открыто, заметив: «Я решил для себя, что сам ни за что не уйду. Захотят уволить — пусть ищут повод и увольняют».

— Конечно же, общение на темы политики есть. Сделать вид, что ничего не происходит, просто не получается. Ты можешь и не попадать в новости, но новости неизбежно попадают в тебя — во всех смыслах, — уверен собеседник. — Что же до содержания такого общения — кто-то осторожничает, кто-то формулирует свою позицию более откровенно. Но люди говорят об этом практически каждый день.

Сколько преподавателей поддерживает студентов, Евгений точно утверждать не берется:

— Могу отвечать лишь за то, что знаю и видел лично. Активно поддерживают студентов в их политических требованиях немногие, но и о случаях откровенного давления и шантажа мне неизвестно. Большинство преподавателей, как мне кажется, занимает позицию «пассивного сочувствия» протесту — придерживается в целом тех же убеждений, даже высказывает их открыто, но в отношении действий не проявляет особой активности.

Причины этой осторожности, по мнению доцента, чаще всего связаны не с личной безопасностью или страхом не найти работу после увольнения.

— Человек думает: «Ну ладно, выйду я на забастовку, что это означает? За меня будут вести занятия, выполнять мою работу мои коллеги, только и всего». То есть люди боятся не столько за себя, сколько опасаются подвести людей, с которыми работают и которых уважают, — считает Евгений. — А у тех, кто занимает какую-то руководящую должность, большую или меньшую, к этому добавляется еще страх за вверенный коллектив, который часто складывался не один год, за аспирантов, которыми они руководят: «Уволят меня и поставят неизвестно кого, а с ними что будет?»

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Главный корпус БГУ. Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

При этом собеседник знает, что многие 26-го числа не выходили на работу, взяв день за свой счет. А некоторые — в основном это не преподаватели, а научные сотрудники — ушли на больший срок.

— Какого-либо давления со стороны администрации вуза или факультета в отношении лично себя я не заметил, за других говорить не берусь. Хотя моя позиция руководству — и факультетскому, и университетскому — наверняка хорошо известна, в том числе, вероятно, и по публикациям в соцсетях. Думаю, представители администрации, независимо от их взглядов, хорошо понимают, что неприкрытые репрессии против «своих» могут вызвать уже не пассивный, а активный протест со стороны остальных сотрудников.

Судить протестующих студентов Евгений Окаев и вовсе не берется. Преподаватель не считает, что у него есть моральное право поучать, как им отстаивать свои убеждения.

— О моем согласии или несогласии с их линией поведения имело бы смысл говорить, если бы я сам был студентом и находился в том же положении, что и они, — замечает он. — В своем нынешнем положении я могу только поддерживать их морально и защищать чем могу и как могу.

БГУИР: уходы «по собственному» и критика действий всех сторон

Утром 29 октября стало известно, что декан факультета компьютерных систем и сетей Марина Лукашевич написала заявление по собственному желанию с 1 ноября. Так же поступил проректор по учебной работе Валерий Прытков. В тот же день из БГУИР уволили Майю Гаврюченкову — преподавателя с кафедры гуманитарных дисциплин. Она бастует и принимала участие в записи видеообращения.

Мы пообщались со старшим преподавателем кафедры проектирования информационно-компьютерных систем Василием Перевощиковым и с кандидатом технических наук, доцентом кафедры ПОИТ (программного обеспечения информационных технологий), в прошлом заведующим кафедрой электронных вычислительных машин Дмитрием Самалём. Они тоже снимались в обращении, но пока остаются на своих должностях.

Василий старался дистанцироваться от политики и до августа 2020-го принимал все «как есть». Однако, по словам преподавателя, в августе внезапно оказалось, что Беларусь стала самой опасной страной в Европе, где законы не работают:

— После этого для себя я решил, что нужно бороться, ведь кто, если не мы? На мой взгляд, большинство понимают ситуацию в стране и реагируют адекватно: осуждают насилие и переживают за будущее страны.

Дмитрий тоже считает: влиять на ситуацию можно, даже просто четко обозначив свою позицию. Это и прописано, по мнению доцента, в статье 33 Конституции:

— Я же ношу белую ленточку как символ для чего? Не для того, чтобы «продаться» Европе или России. А хотя бы для того, чтобы выразить свое требование к властям по соблюдению нашей Конституции этими же товарищами, которые ее и принимали в 1996 году. Это простейшая, нормальная позиция любого мыслящего человека, живущего в XXI веке в европейской стране. И что мы видим? Что нас стоит арестовывать, бить и притеснять только за сам факт наличия у нас этого требования, как произошло 9 августа прямо на отдельных избирательных участках? Это уже сейчас последовали такие наши действия, как активная забастовка или мирные демонстрации — как ответ на неадекватные акции государственного террора.

Фото: "Радио Свобода"
Фото: «Радио Свобода»

По вопросу забастовки у преподавателей мнения похожи. Василий Перевощиков считает, что стачка для многих не выход, так как университет является единственным их местом работы и они боятся его потерять. Дмитрий Самаль эту версию уточняет:

— Часть людей не подписались под забастовкой, потому что нет конкретики. С одной стороны, романтика и борьба за правое дело. С другой — университет все-таки не завод, специфика работы другая, мы не заводчане, которые все вместе приходят четко в 8 утра, а уходят в 5 дня — у каждого из преподавателей свой график и нужно иметь и синхронизировать четкие алгоритмы предпринимаемых действий. Этот момент сдерживает активных людей, которые готовы сделать шаг, но не понимают: а что дальше? Как бастовать? Что я буду делать? Часть студентов не поддерживает забастовку, а значит — присутствует на лекциях. Администрации надо их чем-то занять, значит будут замены твоих занятий — приходить и «демонстративно сидеть» на заменах? Глупо. Есть сдерживающие факторы и помимо невысоких зарплат. Например, что делать с первокурсниками (которые еще даже первую сессию не прошли и среди которых есть масса несовершеннолетних), куда идти, если «попросят» из служебного жилья в «Магистре», которое у некоторых имеется, и так далее. Без оценок собственных рисков бастовать будут только люди с обостренным чувством справедливости, повышенной эмпатией. Что и происходит по факту. Это все очень достойные люди, естественно, но, увы, таких пока не большинство.

Главный недостаток текущей забастовки, по мнению доцента, заключен в том, что к ней различные телеграм-каналы просто призывали, а конкретики никакой не было. Отметим, что Дмитрий Самаль все же принял участие в забастовке, но убеждал коллег прежде всего открыто уведомить своего работодателя:

— Я настаивал, что если мы объявляем о своей позиции и переходим в активную фазу действий, то мы должны сперва уведомить своего непосредственного работодателя: следующая неделя как минимум будет проходить в «зоне турбулентности». И это должно быть личное сообщение от каждого преподавателя своему завкафедрой — никакой политики, банальная деловая этика.

Что касается количества «солидарных» преподавателей, как и везде, действует закон Парето:

— Около 20% активных преподавателей есть, — предполагает доцент. — Другое дело, что не все из них заявили о забастовке открыто. У нас есть преподавательский чат — это уже 80 человек тех, кто поддерживает инициативы, но даже там это сделала только половина. Соответственно, они же и подписались под видеообращением. Причем сейчас в личных сообщениях многие коллеги вуза сокрушаются, что не знали о нашей инициативе и не были указаны в титрах, хоть и готовы были бы подписаться под видео.

Фото: читатели TUT.BY

По словам Дмитрия, среди преподавателей есть группы «активных», «сочувствующих, понимающих и неким образом содействующих движению», но не выходящих из тени, так как их «болевой барьер пока еще не преодолен».

Василий Перевощиков знает не менее 60 сотрудников и преподавателей БГУИР, которые участвовали в записи видеообращения или подписали согласие с ним. При этом далеко не все имеют телеграм для общения или готовы говорить о своей позиции публично. Всего в БГУИР «более 900 преподавателей», как утверждается на официальном сайте.

На этой неделе (с 26 октября. — Прим. TUT.BY) контроль за посещаемостью серьезно усилили. Преподаватели студентов особо не проверяют (говорят, терять драгоценное время лекций на перекличку больших потоков 100−150 человек просто глупо), а вот руководство на учащихся давит. Правда, в отношении преподавателей администрация тоже ведет «воспитательную» работу: «беседы есть». Например, Василию Перевощикову высылали выдержки из Трудового кодекса, где обращали внимание на ограничения на забастовки:

— На мой взгляд, — добавляет преподаватель, — эти ограничения противоречат Конституции Республики Беларусь, где подобных ограничений не предусмотрено. Я думаю, что в ближайшее время будет еще какое-либо действие с их стороны: вызов на беседу, депремирование или просто приказ об увольнении. Подобная ситуация в университете впервые и, очевидно, администрация не была готова к такому.

Для Василия объявление забастовки стало единственным механизмом как оказаться услышанным:

— Если же реакцией будут увольнения и отчисления вместо поддержки и солидарности, то это скажет только о том, что громкие слова про «престиж работы» и «престиж образования» останутся лишь пустым звуком. Работа в таком университете не будет для меня иметь никакого смысла.

Дмитрий Самаль также добавляет, что в администрации университета адекватные люди, но они оказались заложниками ситуации, выхода из которой практически нет — выполнить политические требования администрация, естественно, не в силах, и даже выражение своих политических взглядов ее членами на стороне, не афишируя их в университете — это практически моментальное увольнение:

— Юридически, конечно, мы нарушаем трудовое законодательство: кроме того факта, что политические забастовки запрещены, мы не можем провести стачку даже по формальным экономическим требованиям. Нам надо было уведомить руководство за две недели, до этого — собрать профсоюз, который у нас проофициальный и из которого все активные люди уже повыходили, одобрить повестку, подготовиться и так далее. Это нереально в текущих условиях. Но, «потерявши голову, по волосам не плачут» — властями не соблюдается ни Конституция, ни Избирательный кодекс, не исполняются процессуальные кодексы (административный и уголовный) — увы, мы тут тоже вынуждены действовать не в юридически чистых рамках.

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY
Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY

Василий считает, что студенты все делают верно: «Любая активность и любой протест сейчас работает». У Дмитрия немного иная позиция:

— По локальным вопросам беседовать с администрацией смысл имеет, их можно обсуждать. И лучше это делать без показательных акций, — советует преподаватель. — Если это превращать в «церемониальный» обмен грамотами, то ректорат вынужден будет действовать сугубо в официальных рамках и это полностью теряет какой-либо смысл. Хотите неформально договориться? Окей, подошли и поговорили в сторонке по-человечески: мол, сейчас планируется мероприятие минут на 20−30, на таких условиях. Даже если просто ставить перед фактом, но заранее — уже будет другое отношение к вам. Взаимное уважение и, если хотите, деловая этика должны присутствовать всегда. Не стоит ассоциировать всех людей, которые не совпадают 100% в своих взглядах с вашими, с главным «гарантом» всего происходящего в стране. Он в любом случае уйдет — это вопрос времени, надо исходить из вопроса, а как мы будем все вместе жить после? Поэтому все наши акции должны быть морально чистыми — я противник тезиса достижения цели любыми средствами. Весь мир неотрывно следит за нашим протестом именно благодаря его чистоте, креативности, эстетике и настойчивости. Очень хочется таким его в истории и зафиксировать.

Василий же уверен: администрация университета почти ни за что не отвечает — это показала встреча студентов с ректором, а также официальная позиция администрации БГУИР, выложенная в социальных сетях в начале сентября.

Однако, по словам Василия, все равно остаются моменты, на которые администрация в состоянии повлиять, но она этого не делает:

  • проводить открытый диалог тогда и таким образом, как этого требуют студенты. Вместо этого закрывается вход на этаж, где ректорат;
  • не ограничивать право студентов собираться на митинги (опять же, указанное в Конституции). Вместо этого спускается приказ о запрете несанкционированных мероприятий и не делается попыток наладить диалог, не звучит просьб со стороны администрации предварительно предупреждать о митингах;
  • поддерживать студентов, которые были арестованы. Вместо этого: отписки и отговорки в стиле «каждый случай нужно рассматривать индивидуально».

Однако не все преподаватели поддерживают студентов. Есть видео случая, когда преподаватель сказал «пошли вон» протестующим.

МГЛУ: забастовка и увольнения преподавателей

Мы уже писали, как обстоят дела с забастовками в этом университете. Как и его учащиеся, сотрудники также заметно активничают. Известно, что преподавателей Анну Аблову, Наталью Дулину и Ксению Каткову уволили. Также распространилась информация об увольнении Юлии Сафроновой, но она пока не подтвердилась.

Аблова снималась в видеообращении преподавателей, Каткова и Сафронова бастовали, Дулина, кроме этого, призывала участвовать в стачке. При этом отчисленных студентов пока нет.

Доцент кафедры итальянского языка Наталья Дулина рассказывала, что под видеообращением подписались около 140 преподавателей и сотрудников. При этом в забастовке участвуют от 20 до 30 из них по разным оценкам. Преподавательница кафедры второго иностранного языка Ксения (имя изменено) считает, что о точном количестве невозможно сказать из-за работы в две смены.

— Большинство преподавателей все же поддерживают бастующих, говорят «какие молодцы». Я тоже бастую, уже несколько дней. Есть пара преподавателей, которые не проводили пары только в понедельник, 26 октября, — объясняет Ксения. — Есть те, кто придерживается итальянской забастовки. При этом многие из моих коллег все же напуганы и нерешительны.

Собеседница говорит, что всегда предлагает свою помощь и просит не замалчивать спорные ситуации, а делиться своими переживаниями, проблемами, чтобы как можно оперативнее мы смогли их решить.

— По рассказам моих студентов, многие преподаватели поддерживают морально. Уже несколько раз собирали деньги на оплату штрафов. Пока случаи давления лично на моих студентов не оказывались, — говорит Ксения. — Мы хотели и до сих пор хотим встречу с администрацией. Даже среди студентов были назначены представители от факультетов. Ребята оставили свои контактные данные. Но администрация сообщила о встрече лишь за два часа до ее начала в официальном телеграм-канале! Ни лично, ни СМС, ни звонком, ни еще как-то, а просто в телеграм-канале. Переговоры провалились.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Елена Лукашанец, профессор кафедры общего языкознания, признает, что 27 октября бастовала, о чем прямо и сообщила пришедшим немногочисленным студентам.

— Сегодня (28 октября. — Прим. TUT.BY) на другом факультете была поточная лекция. Собралось человек, как минимум, 70, и я не смогла их просто так отпустить. Правда, я оговорилась, что я бастую, но провожу забастовку в такой, специфической форме: ссылку на свои презентации с учебным материалом я им дала, а обсуждали мы насущные вопросы высшего образования в нашей стране, говорили о том, каким оно должно быть, на мой взгляд. Я рассказала о своих годах учебы, о том, что у нас было неизмеримо больше свободы (и это в тоталитарном обществе, каким тогда был Советский Союз!).

Елена отметила: этот курс у нее авторский, поэтому ей хочется его подать студентам хорошо, качественно.

— Бессрочной забастовки, как некоторые пишут, я не смогу выдержать: во мне постоянно борются преподаватель и гражданин. Если бы все студенты поднялись, я пошла бы за ними, — уверена преподаватель. — Но самой их увлекать за собой как-то неправильно по-моему.

БГМУ: желание уволиться вслед за отчисленными студентами

Преподаватель, который согласился с нами пообщаться, снялся в видеообращении в поддержку студентов. Юлию Матусевич и Артема Зятикова, которые тоже участвовали в ролике, уже попросили написать заявления по собственному желанию (мы писали об этом здесь и здесь). Поэтому наш собеседник предпочел остаться анонимным, хотя предполагает, что его увольнение — вопрос времени.

При этом он не считает, что после видеообращения были существенные репрессии в отношении преподавателей. Просто с каждым состоялся разговор с руководством университета и его представителями.

— Два преподавателя, которые в очередной раз открыто обозначили поддержку протестующих студентов, под давлением руководства были вынуждены написать заявление на увольнение по соглашению сторон, — описывает ситуацию собеседник. — Зависимости от кафедр здесь не прослеживается. Скорее, все определяется степенью выражения гражданской активности каждого конкретного сотрудника.

Фото: TUT.BY
Вечер отчисления студентов из БГМУ. Фото: TUT.BY

В целом собеседник считает, что еще вряд ли можно говорить о каких-то мерах наказания: прошло еще не так много времени с 1 сентября. Большинство преподавателей не ощутили «особого» отношения к «несогласным», помимо двух названных случаев. Каково при этом общее количество преподавателей, поддерживающих протестующих студентов, сказать сложно.

— Структура университета предполагает расположение кафедр на самых различных клинических и теоретических базах по всему городу. Соответственно, кафедры разрозненные и сотрудники общаются друг с другом очень ограниченно, — объясняет собеседник. — По сведениям отдельных коллег с ближайших кафедр, складывается впечатление, что поддерживают перемены, выступают против правового беспредела и насилия большинство сотрудников. Однако заявить об этом открыто готовы только десятки.

Солидарные преподаватели в первую очередь выражают свою моральную поддержку студентов. К этому можно отнести ту же запись видеообращения преподавателей после первых задержаний студентов БГМУ. Кроме этого, некоторые преподаватели общаются с пострадавшими с целью оказания им психологической помощи.

— У некоторых также есть желание и готовность поддержать незаконно отчисленных материально. А часть преподавателей в связи с прошедшими 28 октября отчислениями студентов настроены очень решительно, вплоть до увольнения из БГМУ в знак протеста, — признается преподаватель.

Собеседник уверен: каждый, кто решил, что в свете происходящей эскалации насилия, правового беспредела, попыток расправиться с несогласными и подавить любые протестные настроения уже не просто не может, а не имеет права молчать и не действовать, был изначально готов к любым сценариям, в том числе увольнениям.

— После некоторых высказываний Лукашенко стало понятно, что репрессии в отношении несогласных будут только расширяться, они будут направлены и против студентов, и против преподавателей с активной гражданской позицией. Я считаю, что сейчас уже невозможно держать нейтралитет. Речь не идет о какой-либо политической борьбе, медики и преподаватели на самом деле очень далеки от этого. Речь идет о борьбе против нарушения базовых прав человека, против насилия, против конвейера сфабрикованных дел в отношении мирных протестующих, против скотского отношения к задержанным в ИВС, против избиений и пыток, против давления на всех, кто посмел думать иначе. И никакие сутки, штрафы, отчисления и увольнения наиболее активную часть преподавателей и студентов остановить уже не смогут.

Также 29 октября мы узнали о петиции, обращенной к ректору БГМУ Сергею Рубниковичу. В редакции есть полный текст документа. На 21.00 четверга под ним подписалось 147 сотрудников университета. Они предъявляют такие требования: отменить приказ об отчислении ряда студентов как дискриминирующий их по политическим и гражданским убеждениям; уволить как не справившихся с работой проректора по воспитательной работе Маркауцана В.П. и начальника отдела по воспитательной работе с молодежью Кибик Н.А.; приступить к формированию в университете атмосферы взаимного доверия и партнерских взаимоотношений.

В случае отказа в удовлетворении требований подписавшиеся оставили за собой право требовать созыва Совета университета, обращаться в республиканские и международные организации, в том числе академические, с ходатайством о приостановлении членства университета в Болонском процессе за грубое попрание принципа академических свобод, а также добиваться иными законными методами и способами отмены незаконного приказа об отчислении студентов, реализации их прав на образование и компенсацию причиненного морального вреда, настаивать на смене руководства университета, оказавшегося не только не способным в сложной ситуации обеспечить нормальную работу университета, но и безграмотными действиями в сложный социально-политический период для государства спровоцировавшими рост протестных настроений в студенческой среде.

БНТУ: нет бастующих преподавателей и объяснительные за видео

О ситуации в университете рассказала преподаватель БНТУ Светлана (имя изменено). В этом вузе также есть запрет на дачу интервью СМИ, поэтому сотрудники опасаются последствий. «На моем факультете все достаточно прогрессивные», — замечает собеседница. По ее словам, примерно 80% кафедры, где она работает, за народ, а 20% — «за прошлое». Ко второй категории в основном относятся завкафедрами и вышестоящие начальники, а также преподаватели пенсионного возраста.

— Но из большинства сторонников перемен реально активных — где-то 20%. К тому же не всегда их протестные действия касаются БНТУ, некоторые преподаватели ходят на общие марши, — отмечает Светлана. — Студентам тоже всячески помогают, поддерживают, отвечают на вопросы.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

— Могу сказать за свою кафедру — практически все за перемены, — говорит преподаватель другого факультета Майк (имя изменено). — Есть один, утверждающий, что он вне политики. Информацией по всему факультету я не обладаю, но ситуация, думаю, схожая. Ведь не может быть, что у нас так, а на соседней кафедре диаметрально противоположно. Разговоры идут довольно часто, но где-то на коридоре или еще где-то в непринужденной обстановке. На занятиях, естественно, занимаемся своими делами.

По словам обоих преподавателей, одна из форм поддержки студентов — не отмечать их пропуски или отпускать с занятий пораньше на акции. Они и сами так делают. Кроме этого, Светлана и еще два преподавателя вместе ходили в РУВД, чтобы попробовать «достать» оттуда студентов без суток и штрафов.

— Преподавателей, которые прямо сказали: «Я бастую», не было, по крайней мере, о них неизвестно. Но были те, кто делал это неофициально, например, заболев или взяв отгул. Примерно половина студентов не вышла на занятия, многие целыми группами, — объясняет Светлана ситуацию со стачками.

Вероятно, это вызвано тем, что руководство университета и до этого вело «репрессивную» политику. Майк с этим столкнулся еще в период сбора подписей за выдвижение кандидатов в президенты. Сейчас же давление от администрации в основном ощутили те, кто снялся в видеообращении в поддержку студентов:

— Деканы вызвали всех, кто снимался, 26 октября и требовали письменную объяснительную по двум вопросам: «почему участвовал в видео» и «кто меня уполномочил говорить от имени университета». Я отказался давать письменное объяснение, а устно сказал, что в видео я выразил свою личную гражданскую позицию и ни у кого разрешения на это спрашивать не собираюсь. Примерно половина поступила так же, но некоторые подобное озвучили в объяснительной, — говорит Майк.

Светлана добавляет:

— Также интересовались, кто из руководства занимался организацией.

Женщина замечает: она написала объяснительную принципиально. Целью было не признание вины, а желание лично пообщаться с руководством и донести свою позицию хотя бы в такой форме. В неформальной обстановке декан уходит от разговора и отправляет к проректору или ректору, к которым попасть на прием быстро обычному преподавателю практически невозможно:

— Преподаватели сейчас оказались своеобразным буфером между двух сторон. Руководство не хочет ничего слышать, а студентам сложившаяся ситуация не нравится. А если администрация что-то и говорит, то это только усугубляет ситуацию, потому что белое называется черным и наоборот.

БГЭУ: объяснительные по всем вопросам

О ситуации в этом университете вкратце рассказывает преподавательница БГЭУ Анна (имя изменено). В вузе, судя по всему, на преподавателей идет большое давление, поэтому она предпочла остаться анонимной.

— Давление оказывают разными способами. Чаще всего через рабочие моменты. Например, проводить объединенные занятия с другими преподавателями или переходить в другую аудиторию уже нельзя, хотя месяц назад никто не имел ничего против. Теперь нужно писать объяснительную. И не только по этому поводу, — поясняет собеседница. — Нет студентов на парах — объяснительная, вышел в туалет на паре и тебя в это время проверили — объяснительная и так далее.

Более того, с недавнего времени заведующие кафедрами должны ходить и проверять по аудиториям, на месте ли их преподаватели, и подавать эти данные в деканаты. Но после них ходят сотрудники учебного отдела, которые проверяют, насколько верно все подали данные.

Фото: читатель TUT.BY
Фото: читатель TUT.BY

По словам Анны, в том, что студенты выражают свою гражданскую позицию, обвиняют их:

— Так как у нас, видите ли, проблемы с идеологической работой. Плохо ее выполняем, — недоумевает преподаватель. — Хотя я всегда считала, что мы не идеологи, мы выполняем лишь образовательные функции. А некоторые сотрудники университета начали даже бояться, что их прослушивают: были прецеденты, когда к ним заявлялись проверки почему-то сразу после упоминания острых тем.

При этом, отмечает Анна, в БГЭУ очень мало солидарных преподавателей.

— Не знаю точную цифру, но по «ашчушчэниям», — шутит собеседница, — количество солидарных преподавателей, не скрывающих свою позицию, 3−5% из всего состава. Сейчас мы не можем выйти в открытую забастовку или записать открытое обращение: нас тут же всех уберут. Но мы не хотим, чтобы нашим студентам писали характеристики люди, которые сами их сдают в руки милиции.

Также стали появляться слухи, что декана факультета международных бизнес-коммуникаций Михаила Мишкевича уволили. Но, как описывает Анна, ситуация неоднозначная. По официальным данным, он в отпуске до 30 октября и никто точно не знает, уволен ли он.

Сам Михаил Мишкевич на связь с TUT.BY не выходит.

-35%
-20%
-17%
-7%
-10%
-15%
-50%
-50%
-10%
0072330