Поддержать TUT.BY
Коронавирус: свежие цифры


/

На свободе могилевчанин Андрей Вербицкий — медик, который провел 26 дней в изоляторе, а перед этим — три дня в больнице после, по его словам, избиения сотрудниками милиции при задержании. Медика суд трижды признал участником несанкционированных акций протеста, причем в третий раз — сегодня, 26 октября, назначив в этот раз штраф.

Фото: лишенный аккредитации правозащитный центр "Весна"
Фото: лишенный аккредитации правозащитный центр «Весна»

Напомним, рентген-лаборанта «Облхозстомполиклиники» Андрея Вербицкого задержали 27 сентября, били, после трех дней в больнице арестовали. Андрей провел в изоляторе временного содержания 26 суток, там же серьезно переболел: у него была высокая температура после ночевки в Ленинском РОВД.

Могилевчане вышли сделать фото в поддержку Андрея — их тоже задержали, двоих уже осудили и наказали штрафами.

Один из них, Павел Горох, находился с Андреем в одной камере в течение суток. Медик говорит, что они отлично пообщались и познакомиться с ним ему было очень приятно.

— Я встречал в камере всех новых: кормил их, потому что знал, что они все голодные после «обезьянника», после РОВД. Это тяжело: люди около суток обычно находятся без еды. Павел сам меня узнал, когда зашел, поздоровался, потом рассказал об акции поддержки.

Поддержка эта, говорит Вербицкий, с одной стороны, была ему очень приятна, а с другой стороны, именно такая солидарность, предполагает Андрей, могла стать причиной того, что его наказывали сутками. Но это лишь предположение, потому что логики в действиях милиции и суда Вербицкий так и не нашел.

— Более того, решение во время первого слушания судья вынесла без перерыва, а лист с постановлением суда об аресте меня на 14 суток уже был подшит в дело — сразу после письменных материалов.

В изоляторе, отмечает Вербицкий, сотрудники очень четко выполняли свои обязанности, указанные в постановлении МВД «Об утверждении Правил внутреннего распорядка изоляторов временного содержания территориальных органов внутренних дел» — этот документ Андрей, говорит, несколько раз перечитывал. И в таком отношении к работе и к арестованным, считает медик, — заслуга начальника ИВС.

— Это очень сильно выделяется на фоне того беспредела, который творится в РОВД. Под беспределом я имею в виду, что все затягивается, протоколы составляются с нарушениями, не предоставляют материалы дела, правозащитника, копию протокола приходится просить. У них даже между собой — между сотрудниками — такое отношение, что не позавидуешь: и матом друг на друга, и вообще. Даже смотреть на такое неприятно.

В изоляторе к Андрею лояльно отнеслись, когда он заболел: несколько дней у него держалась высокая температура. Как полагает медик, так его организм отреагировал на стресс и переохлаждение: ночь на 1 октября, после задержания, Вербицкий провел в РОВД, спал несколько часов на деревянном полу, перемерз. В ИВС врач дал ему таблетки, у дежурных выпросили кипяток (обычно его не дают). Так что в первые дни болезни Андрей мог пить горячий чай, соблюдать постельный режим. А потом ему сказали, что сломался чайник, так что кипятка больше нет.

Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY

За 26 суток Вербицкий сменил пять камер. Наверное, это можно трактовать как психологическое давление, но никакого дискомфорта от ареста медик не испытал — «воспринял это как приключение». Это если не считать, что он очень скучал по семье, с которой не привык надолго разлучаться.

В камерах, говорит Вербицкий, ему было приятно и очень интересно знакомиться с людьми, которые так же, как и он, отбывали сроки за участие в акциях протеста.

— Одно время у нас в камере было три многодетных отца: у каждого по три ребенка. Причем у одного из них, у Васи, девочка родилась 14 августа, когда была амнистия и арестованных выпускали. Так вот, Вася съездил к жене — поздравил ее, а потом развозил выпущенных из изолятора людей. Он очень активный человек, очень образованный, директор одного крупного филиала в Могилеве.

Журналисты были в камере, инженеры. Один человек, помню, сидел рисовал какие-то сложные чертежи. И я думаю: «Блин, что эти люди вообще тут делают — непонятно».

Андрей вспоминает, как с ним «проводили беседы» сотрудники уголовного розыска:

— Я им говорю: «Ребята, вам вот разве приятно, что вы, целый уголовный розыск, приходите административщиков кошмарить? У вас же высшее образование, вы же учились совсем для другого. Это же все равно что в медицине главврачу больницы дать в руки швабру и сказать: «Иди-ка ты полы в отделении мой».

Такие «беседы», говорит Андрей, долго не длились: он каждый раз ссылался на ст. 27 Конституции Беларуси — и отказывался давать объяснения против себя.

За 26 дней в изоляторе Андрей получил с десяток писем и открыток, причем половину — со словами поддержки от незнакомых ему людей. И на выходе из ИВС получил «счет» пока только за половину срока — 148,5 рубля.

— Причем я как добропорядочный гражданин уже 20 рублей заплатил — у меня были наличные. Так что я написал заявление: мол, дяденьки милиционеры, возьмите часть оплаты за еду, — смеется медик.

Андрей Вербицкий до ареста написал заявление в Следственный комитет по факту избиения его сотрудниками милиции 27 сентября. К заявлению приложил результат экспертизы, которую успел пройти до того, как его задержали милиционеры там же, возле здания, где ее проводят. Завтра, 27 октября, должны быть какие-то результаты проверки — Андрей будет их узнавать.

Сейчас медик дома. Ближайшие планы — привести мысли в порядок, побыть с семьей: поговорить с женой, «пожмякать» детей, по которым очень соскучился. И позвонить на работу: говорит, коллеги и начальство тоже о нем беспокоятся и очень ждут.

-40%
-20%
-20%
-20%
-21%
-20%