/ Фото: Алексей Смык /

Вадим Лосев говорит, что даже представить не может, кем бы он еще мог быть в этой жизни, если не учителем географии. Работу свою обожает, уроки превращает в занимательные квесты, считает, что отметки не главное, а в свободное от учебы время возит учеников на экскурсии в нетипичные для уроков географии места — к примеру, в офис Wargaming. Правда, признается, за такие «вольности» нередко имеет проблемы. Но убежден, что проще позже попросить прощения, чем добиваться разрешения на очередную инициативу. «Как бы чего не вышло» — не его жизненный принцип. Может, поэтому 31-летний Вадим и оказался на конкурсе «Учитель года». Может, поэтому и победил. TUT.BY встретился с лучшим педагогом страны и поговорил о профессии учителя, белорусском образовании, а также узнал, почему он избавился от «призового» кроссовера Geely.

Фото: Алексей Смык, TUT.BY

График у Вадима напряженный, на уроках он с утра и до позднего вечера. Помимо основной работы в школе № 19, взял еще и дополнительные занятия в 10-й гимназии Гомеля. Скоро олимпиада старшеклассников, а еще ведь есть руководство методическим объединением, проект «Финансовая грамотность», написание исследовательских работ. «Это нормальный режим», — улыбается Вадим. Время подготовки к конкурсу — вот где был напряг. Ведь прежде чем получить высшую учительскую награду, нужно было победить в районном, городском и областном этапах — на это ушло почти два года.

— Признаюсь, в конце нервы сдавали, опускались руки и не было ни малейшего шанса мечтать о победе. Но меня спасли… сестры Груздевы! Они в последнее время достаточно активны. Ну я посмотрел на их деятельность, поразился, насколько они, знаете, бесконечно бесталанны — и при этом так уверены в себе! И так я разозлился, знаете. Подумал: вот бы мне их уверенность! Считаю, если бы каждому из белорусов хоть 15% этого «груздизма» отсыпали, мы бы всегда и везде побеждали, — смеется Вадим.

Лосев, конечно, лукавит: за одну уверенность «учителя года» ему никто бы не дал. «Хрустальный журавль» в его руках — это результат большого труда. Уже несколько лет географ Вадим Олегович преподает по им же разработанной методике: перестроил систему обучения в игровой формат. Его уроки — это бесконечные загадки, квесты, викторины «Что? Где? Когда?», «Верю — не верю».

Кроме этого, у Лосева, например, есть геогквиз в инстаграме, зависнуть можно и в папках с его сохраненными сторис.

Вот так, например, Вадим Олегович объясняет в сторис 11-му «Г» понятия, связанные с людьми в социуме

— Сегодня важна коммуникация 24 часа в сутки. Это то, чего не хватало советской школе и не хватает до сих пор белорусской. Чтобы заинтересовать ученика, уже не достаточно «дал задание, проверил, выставил оценку». Нужно находиться в постоянном контакте. Сейчас это проще: есть телефоны и соцсети. Пусть ребенок в них лучше квесты разгадывает, чем тупо сидит, рассматривая фото Тимати.

Фото: Алексей Смык, TUT.BY

Вадим говорит, что, в отличие от многих учителей, он вообще не считает послушных и тихих «зубрил» и «ботанов» своими «идеальными учениками».

— Понимаете, для меня оценка и отметка давно разделены. И я все время даю ученику понять, что его отметка не влияет на мою оценку. Сегодня ты просто не подготовился, но завтра может быть все иначе. И двойка сегодня — это не значит, что я отношусь к тебе плохо, что я не верю в тебя, не знаю твоих возможностей. Это значит лишь, что сегодня ты не выполнил задание. Мои действительно любимые ученики — это те, кто сегодня получил два, а завтра 10. Это сообразительные, с чувством юмора и хорошей самоиронией молодые люди. И их нереально много! Считаю, вот такие в жизни и добиваются успеха.

Фото: Алексей Смык, TUT.BY

— Да, но что вы будете делать, если вот такой «сообразительный, с чувством юмора и хорошей самоиронией» вообще не хочет учиться? Иногда кажется, что это общая боль многих родителей и учителей.

— Да ладно, не бывает так. Ну вот кто на уроке откажется от игры «Нос-ухо»? Задаю вопрос, озвучиваю ответы: если правильный — нужно дотронуться до носа, неправильный — до уха. Или вот тяжелая и не всем интересная тема в 6-м классе «Географические координаты». Но ведь можно начать с такого: «Ребята, а вы знаете, как работает „Яндекс.Такси“? Сейчас мы с вами будем в этом разбираться». Я вам точно говорю, вот уже всем интересно. Способов заинтересовать детей — сотни. Главное — не бояться пробовать. Хоть на голове стойте, если это работает — внедряйте.

Фото: Алексей Смык, TUT.BY

— А если стоять и внедрять не позволяет руководство? Белорусская школа фантастически консервативна.

— Факт. И любые нововведения нужно отстаивать, за свое и за детей нужно бороться. Думаете, мне не прилетало? Но есть секрет: часто проще потом попросить прощения, чем до — добиться разрешения.

— Не боитесь, что в какой-то следующий раз не простят?

— Боюсь. Ну, а что делать?

— Ну многие боятся и не делают же.

— И в этом сейчас проблема образования. Из-за этого и отношение к учителям меняется. Понимаете, у человека должна быть позиция. Поэтому мы и люди. А еще мы (не только учителя, но и все наше общество в целом) недооцениваем значение эмоционального интеллекта. Надо делиться эмоциями, разговаривать о переживаниях. Этому надо учить и учиться. На судьбу наших родителей выпало много потрясений и перемен — но их никто не слушал, не интересовался их переживаниями, эмоциями. И вот они тот же свой образ мысли и жизни пытаются навязать молодым. Пенсионерки говорят: мы терпели — и вы потерпите. Но новое поколение мыслит иначе: никто не хочет терпеть. Наши дети уже не дадут себя в обиду.

Фото: Алексей Смык, TUT.BY

— Кстати, уже ездите на полученном за победу на конкурсе Geely? Его вам вручил премьер-министр Головченко.

— Я принял решение продать этот приз. Не знаю, как бы это объяснить. Там тяжелая энергетика. Машина — это объект, на который будут смотреть окружающие. Кто-то будет думать плохо, кто-то — позавидует, кто-то решит, что это подарок от «того самого» государства. Время сейчас сами знаете какое, реакция может быть неоднозначной. Я так не хочу. Не хочу, чтобы идеологические моменты омрачали мне радость от победы, работу, влияли на отношение людей ко мне. Только знаете что? Она [машина] не «полученная» — она заработанная. Я не выиграл эту машину в лотерею, а заслужил своим трудом. Только Оля (Ольга Климович, дочь белорусского знатока Леонида Климовича — девушка Вадима, которой он, кстати, прямо во время церемонии вручения «Хрустального журавля» сделал предложение. — Прим. TUT.BY) знает, чего мне это стоило. Полтора года она меня тянула — полностью, во всех отношениях. А я занимался конкурсом, своим совершенствованием… Мне вообще кажется, что мужчины в нашей стране крадут женское время для своей реализации. У женщины с утра и до вечера работа, а потом еще — дом, дети, бытовые дела какие-то. В итоге на самореализацию у нее остается очень мало. Чтобы женщине чего-то добиться, ей надо работать в три-четыре раза больше, чем мужчине. Считаю, это несправедливо — и преклоняюсь перед женщинами, которые ввязываются в какие-то серьезные проекты и выходят победителями.

Фото: Алексей Смык, TUT.BY

— Кстати, о гендере. Учитель в нашей стране, да и на всем постсоветском пространстве, все-таки больше женская профессия. Мужчины якобы не идут в школу в числе прочего и из-за невысокой зарплаты — как, мол, на те 500 рублей семью содержать. А вы как будете?

— Откуда такие стереотипы? Я не знаю, как можно получать в школе 500 рублей — это надо вообще ничего не делать. Категория, стаж, часы, премии за победы учеников в конкурсах и олимпиадах — у меня набегает больше тысячи. Я доволен. Мне пока хватает. А кому не хватает — идите просите замену, вам всегда ее дадут.

— Ладно. Нельзя обойти этот вопрос. У вас же тоже в школе был избирательный участок. А вы были в комиссии?

— Не был.

— После событий 9 августа и далее в школе обстановка изменилась?

— Безусловно. Просто никто не показывает виду. То есть внешне все ок, но, думаю, у людей, конечно, есть переживания по этому поводу. Потому что они не глухие и не слепые, к тому же учителя — это люди, которые в силу образованности и профессии должны думать и анализировать. Но да, в школе об этом [выборах и том, что было потом] не говорят. Точнее, об этом не говорят вслух. Кому-то до пенсии два года, а кому-то — 20 лет, и все еще только начинается. Кто я такой, чтобы осуждать кого-то? И, буду откровенен, я тоже боюсь с вами говорить на эту тему. Скажу лишь, что в последнее время я восхищен белорусами. Да, они и правда невероятные!

— А боитесь-то чего? Потерять работу?

— Да, боюсь. Я не потому боюсь, что вот, мол, умру с голоду. Я, знаете, работу свою очень люблю. Люблю учеников своих и чувствую ответственность перед ними. Я знаю, что еще могу сделать много полезного для них и для страны.

Фото: Алексей Смык, TUT.BY

-30%
-20%
-21%
-8%
-15%
-10%
-50%
0071674