1. Новый КоАП вводит правило «первого раза» для водителей: за какие нарушения сначала не будет штрафа
  2. На продукты, лекарства и детские товары подняли НДС. Рассказываем, что может заметно подорожать
  3. В Борисове горел дом: погибли четыре человека
  4. Послы Польши и Литвы так и не вернулись в Минск после отзыва в свои столицы осенью. Это надолго?
  5. Пять лучших сериалов о сексе, от которых точно кайфанут зумеры
  6. Цепи солидарности, около 100 задержанных. Что происходило в Беларуси 23 января
  7. «Противопоставление официальным комментариям». Генпрокуратура передала в суд дело журналиста TUT.BY и врача БСМП
  8. Норвежская компания Yara отреагировала на заявления «Беларуськалия» по возврату уволенных работников
  9. «Не уверен, что он сам в этот колодец бы прыгнул». Родители о гибели 10-летнего мальчика в Пуховичском районе
  10. «Муж старше моей мамы на два года». История пары с большой разницей в возрасте
  11. В России ищут 80 вагонов для поставки бронетранспортеров БТР-80 в Беларусь. Разбираемся, в чем дело
  12. Опасный прецедент. Во что нам может обойтись отказ Yara от контракта с «Беларуськалием» (и почему все это важно)
  13. «Даже взгляд сфокусировать не мог». Поговорили с родными ученика, который после школы с ЧМТ попал в больницу
  14. «Поток ринувшихся к границе превратил окраину Бреста в «прифронтовую полосу». Как нашим уже пытались запретить выезд
  15. «В акциях участвует немногочисленное количество человек». Столичная милиция сообщила о 100 задержанных
  16. Минск лишили права проведения чемпионата мира по современному пятиборью
  17. ТВ-горки и стенки канули в прошлое. Дизайнеры рассказали, какие полки и TV-тумбы в тренде
  18. Выросла на ферме и вышла замуж за парня, с которым встречалась 10 лет. Лучшая биатлонистка прямо сейчас
  19. Милиция так и не смогла найти, кто повредил мотоцикл байкера, который лихо уходил от погони ГАИ во время протестов
  20. В Беларуси произошли массовые прорывы теплосетей. Неужели все так плохо?
  21. В Совбезе ООН выступили Тихановская и Латушко — напомнили о репрессиях. Постпред Беларуси спросил о свободе слова
  22. История врача, который два раза переболел ковидом и четыре раза был задержан — но не теряет оптимизма
  23. 18-летней Софии, которая расписала щиты военных, дали два года колонии. Ее другу — полтора
  24. Условия, отношение и распорядок. Что пишут о жизни в колонии и СИЗО фигуранты «политических» дел
  25. В Беларуси с начала пандемии — 235 859 человек с COVID-19. Сколько новых случаев обнаружили за сутки
  26. «Леха, выходи». В России на акциях в поддержку Навального рекордное число задержаний за 10 лет
  27. Московский суд арестовал белорусского бойца Алексея Кудина на два месяца
  28. Двое детей, с женой в разводе. Кто тот минчанин, который поджег себя на площади Независимости
  29. В ТЦ «Пассаж» конфликт: предприниматели остались без света, работать не пускают охранники
  30. Умер Ларри Кинг


/

В субботу заместитель декана факультета естествознания Николай Стреха пришел в родной педагогический университет, чтобы прочесть последнюю лекцию. Но пропуск не сработал: «Леонидович, дана команда вас не пропускать». Как говорит преподаватель, его вынудили уйти из-за активной гражданской позиции. Николай Стреха рассказал TUT.BY, почему нельзя оправдывать свое молчание, что ответит, если внуки спросят: «Дед, а почему ты не сидел?», и почему новое поколение не боится запретов.

В педагогическом университете Николай Стреха проработал 22 года. Фото: страница в социальных сетях

Сегодня заместитель декана факультета естествознания по учебной работе БГПУ Николай Стреха в новой для себя роли — безработного. Его биография и преподавательский путь все еще размещены на сайте университета, но Николай Леонидович официально уже не имеет никакого отношения к этому заведению.

«Стреха Н.Л. автор более 180 научных, научно-методических, учебных и учебно-методических работ, в том числе допущенных Министерством образования в качестве учебных пособий для студентов высших учебных заведений, а также учреждений общего среднего образования», — указано на официальном сайте БГПУ имени М. Танка.

Николай Стреха, 57 лет. Родился в деревне Малые Викоровичи Столинского района Брестской области. Окончил с отличием Брестский государственный педагогический институт им. А.С. Пушкина, также с отличием — юридический факультет БГУ. Работал в Брестском государственном педагогическом институте, с 1998 по 2020 год — в Белорусском государственном педагогическом университете.

Распрощаться с преподавательской карьерой Николаю Леонидовичу пришлось из-за активной гражданской позиции. Говорит, руководство его просило не высказываться в социальных сетях насчет ситуации в стране, но молчать он не смог. Далее были беседы, политинформация и заявление об увольнении по соглашению сторон.

— Николай Леонидович, за этот короткий период после ухода из университета возникала мысль, что лучше было промолчать? Не высказываться публично, но при этом остаться при позиции и при должности.

— Нет, для меня совесть важнее, так меня воспитали. Свою позицию отстаивал всегда, начиная с 90-х годов. Если бы мне сказали, что, занимая такую должность, не могу открыто высказываться, что это идет вразрез с позицией университета, с удовольствием остался бы на преподавательской работе и продолжил бы дальше говорить о ситуации в стране. Но мне выбора не оставляли, сказали: если остаюсь при своей позиции, дальше в университете работать не могу.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Акция студентов в Минске 1 сентября. Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Честно говоря, я соблюдал корпоративную этику на занятиях и не высказывался, если это не касалось темы. Но моя дисциплина такая, что не могло не касаться — «Экономическая, политическая и социальная география». Например, вопрос политических режимов — в любом случае какие-то моменты затрагивались. Но вне работы как человек, гражданин, естественно, высказывал и защищал свою позицию. Мне ставили в упрек: «Тебя же читают студенты, ты можешь иметь позицию, но озвучивать в кулуарных беседах. Таких среди нас много».

— Вы упомянули, что свою позицию отстаиваете с 90-х, но только сейчас столкнулись с тем, что, оставаясь при своем мнении, не можете продолжать преподавательскую деятельность? Раньше публично не высказывались?

— Возможно, но всегда преподавал на белорусском языке, до последнего, пока в университете не появились студенты-туркмены. Никогда не ходил ни на какие мероприятия, которые у нас организовывались. Все прекрасно знали, что Стреху на избирательные участки ставить нельзя, отправлять на какие-то митинги или собирать подписи в поддержку президента. Я несколько раз был заместителем декана, уходил, потом возвращался, но меня не заставляли заниматься идеологической работой, их устраивало то, что хорошо справляюсь с работой, которая касается только учебного процесса.

За всю мою работу никаких замечаний, нареканий в мой адрес не было. Зная такую позицию, меня просто никуда не посылали и не отправляли. Это было и в 2010 году, когда участвовал в акции, не афишировал это, но в университете знали.

«Рад, когда на маршах вижу много своих выпускников, сколько же порядочных людей!»

— У вас дважды в социальных сетях прозвучал возможный вопрос из будущего: «Дед, а почему ты тогда не сидел?». Боитесь его услышать?

— Студенты знают мой юмор, я люблю иногда постебаться, это своеобразная ирония. Действительно, если человек сейчас не проявляет свою гражданскую позицию, то, конечно, потом со стороны нашчадкаў вопросы к тебе могут возникнуть. Чем ты занимался? Значит, сидел и молчал как мышь под метлой.

Николай Леонидович считает: студентам невозможно что-то запретить или приказать. Фото: социальные сети

— Вам кажется, сейчас невозможно отсидеться молча? Многие же говорят: «Ребята, я вне политики, оставьте меня».

— Конформизм — понятное явление, большинство так и говорит: «Я все понимаю, я против, но боюсь потерять». И перечисляют что. Не осуждаю людей, каждый вправе позволить себе то, что может. Моя совесть говорит: если промолчу, потом сам с собой не смогу жить.

— Когда вы поняли, что вас обманули: 9 августа или молчать стало невозможно после того, как из Окрестина выпустили избитых людей?

— Про этот режим я знал все с самого начала, и за этого человека ни разу не голосовал. Когда-то оканчивал юрфак БГУ, так еще в 1998 году был в суде и уже тогда видел, как вершится наше правосудие. Поэтому никаких иллюзий не было. Но события 9−11 августа… Увидев избитых, говорил, что у нас в деревне человек не мог так позволить себе поступить со скотом, как у нас поступали с людьми.

Не так давно Николай Леонидович заходил в цветочный магазин избитого владельца Максима Хорошина, чтобы купить букет и выразить тем самым солидарность. Но не ожидал, сколько людей захотят поддержать его самого: студенты, выпускники, преподаватели других университетов.

— Рад, когда на маршах вижу много своих выпускников, сколько же порядочных людей! — отмечает уже бывший заместитель декана.

«Дорогие студенты, я всегда вам говорил и повторяю снова и снова: в университете главные не ректор, проректора или деканы. Они всего лишь возглавляют администрацию университета, факультетов и так далее. Главные в университете — вы. Не будет вас — не будет и университета, и никому не нужна будет эта администрация. Как и в нашей стране: главный не президент, он всего лишь глава того государства, которое создано для управления обществом. Главный в стране — Народ. Именно Народ решает, каким должно быть это государство и кто его должен возглавлять. Поэтому не бойтесь проявлять свою гражданскую позицию, не бойтесь отстаивать свои интересы и проявлять солидарность. Только своей активной позицией вы сможете сделать образовательный процесс в университете более качественным и эффективным, а свою страну — лучше», — такую запись оставил на своей странице в Facebook Николай Стреха.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Одна из акций студентов в Минске. Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— Студенты — это другое поколение, кажется, власть этого не понимает. Выросло новое поколение, которое по-другому воспринимает общество, роль человека в нем, и молодежь не хочет жить там, где ей указывают и командуют. Глядя на свою дочку, вижу: это совершенно другие люди, намного свободнее. Кто-то из них может решиться на какие-то поступки, кто-то выжидает, как большинство белорусов.

«Работы не боюсь, вырос в белорусской деревне на Полесье, поэтому приучен ко всему»

Как говорит Николай Стреха, в университете упрекнули: его увольнение — это пиар.

 — И это сказал человек, который до этого высказывался: «Когда мы победим? Наверное, все сдувается». А разве можно что-то надуть, сидя на кухне? Хорошо быть зрителем и говорить: «Ах, мы проигрываем!» Так ты разве играешь? Может, что-то на кон поставил? Зритель всего лишь получает удовольствие, больше или меньше, не более того. Возможно, где-то не хватает солидарности. Если бы 20 человек с факультета написали заявление об увольнении, никто бы, естественно, факультет не закрыл бы. Но с другой стороны, меня поражает мобилизация и самоорганизация белорусского общества, сколько красивых и воодушевленных людей, готовых чем-то жертвовать, добиваясь результата.

— Когда публичный человек или тот, кто работал в системе, начинает высказываться открыто, быстро находится статья. Например неповиновение. Не опасаетесь?

— Как юрист все прекрасно знаю. Говорят, мне надо было оставаться в университете, не писать заявление. Мог, но нашлись бы всевозможные зацепки, варианты, чтобы уволить по статье.

Помощь преподавателю предложили бывшие выпускники. Фото: социальные сети

— Для вас было удивлением, когда в субботу не пропустили в университет прочесть последнюю лекцию?

 — Да, не ожидал. Еще в пятницу обсуждал с деканом, что буду читать последние лекционные часы, она ответила: «Можно не приходить». Почему? Я пришел отработать, что положено, пробую зайти с помощью электронного пропуска, не срабатывает. Спрашиваю на вахте, что случилось: «Представляете, Николай Леонидович, дана команда вас не пропускать. Только в сопровождении декана». Так боялись, чтобы сам не пошел к студентам, они уже все знали и стали выражать свое несогласие. Им объясняли: Стреха никто не увольняет, он уходит сам, давно хотел уволиться.

 — Знаете, чем займетесь дальше?

— Пока решил дать себе небольшой перерыв, полноценного длинного отпуска не было, поэтому месяц отдохну. А дальше — рассмотрю варианты, они уже поступают. Вы же прекрасно понимаете, что в системе образования точно не смогу работать, там уже, видимо, дана установка.

Если возвращаться к теме солидарности, неожиданно откликнулись мои выпускники, предлагали материальную помощь: «Николай Леонидович, дайте номер карточки». Я поражен. Вы что, ребята? Я же создавал какую-то финансовую подушку, еще физически и морально трудоспособен. Работы не боюсь, вырос в белорусской деревне на Полесье, поэтому приучен ко всему.

-5%
-10%
-15%
-20%
-20%
-10%
-10%
-70%
-15%
0071674