99 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Требования дать «план победы» — это вообще несерьезно. Ответ Чалого разочарованным
  2. Жила в приюте для нищих, спаслась после теракта в США. Женщина, которая перевернула российскую «фигурку»
  3. Под угрозой даже универсам «Центральный». Что происходит в магазинах «Домашний» из-за проблем сети
  4. Выброшенные на лед в Шклове освежеванные трупы животных оказались лисьими. Их проверяют на бешенство
  5. «Магазины опустеют? Скоро девальвация?» Экономисты объяснили, что значит и к чему ведет заморозка цен
  6. Бывший офицер: «В августе понимал, что рано или поздно дело коснется меня и я не смогу на это пойти»
  7. По Мстиславлю уже 5 месяцев гуляет стадо оленей. Жители говорят, что олениха с детенышем ранена
  8. Новый глава НОК, возможные санкции Украины, суды и приговоры. Что происходит в стране 26 февраля
  9. 10 лет по делу о выстреле в Бресте. Что рассказывают родные осужденных и адвокат
  10. В Беларуси выпустили пробную серию российской вакцины от коронавируса
  11. Политолог: Россия устала играть в кошки-мышки с Лукашенко, но не видит альтернативы
  12. Звезда белорусской оперы сказал три слова на видео, его уволили «за аморальный проступок» — и суд с этим согласился
  13. Байкеры пытались отбить товарища у неизвестных у ТЦ «Европа». Ими оказались силовики, парней отправили в колонию
  14. Экс-директору отделения Белгазпромбанка в Могилеве Сергею Кармызову вынесли приговор
  15. «Куплен новым в 1981 году в Германии». История 40-летнего Opel Rekord с пробегом 40 тысяч, который продается в Минске
  16. «Из-за анорексии попал в реанимацию». История пары, где у одного психическое расстройство
  17. Могилев лишился двух уникальных имиджевых объектов — башенных часов и горниста (и все из-за политики). Что дальше?
  18. Минчане пришли поставить подпись под обращением к депутату — и получили от 30 базовых до 15 суток
  19. «Теряю 2500 рублей». Работники требуют, чтобы «плюшки» были не только членам провластного профсоюза
  20. Виктора Лукашенко уволят с должности помощника президента
  21. «За 5−10 тысяч можно взять дом». Белорус переехал из Минска за 90 километров «у мястэчка» и возрождает его
  22. Сейчас плюс даже ночью, а какими будут выходные: синоптики о погоде на конец февраля — начало марта
  23. Александр Лукашенко — больше не президент Национального олимпийского комитета
  24. «Ситуация, похоже, только ухудшилась». Представитель Верховного комиссара ООН — о правах человека в Беларуси
  25. «Когда Володя готовит, в доме все замирает». Макей и Полякова — о секретах брака, быте, Латушко и политике
  26. «Произойдет скачок доллара — часть продуктов может исчезнуть». Вопросы про ограничения в торговле
  27. «Оправдания не принимаются». Лукашенко заявил, что на Олимпиаду надо отправить «боеспособный десант»
  28. Рынок лекарств штормит. Посмотрели, как изменились цены на одни и те же препараты с конца 2020-го
  29. «Фантастика какая-то». В Гродно начали судить водителя Тихановского, который молчал все следствие
  30. «Любой поставщик должен закладывать в цену риск принятия судом такого решения». Кредиторы БМЗ в печали


19 октября суд Ленинского района Бреста отправил на доработку административное дело 63-летней пенсионерки Елены Гнаук — ее обвиняли в участии в несанкционированном массовом мероприятии. Но после суда ее вновь задержали — и увезли в Ленинский РОВД.

Фото: TUT.BY

Протокол на Елену Петровну составили за участие в акции протеста 30 августа. По версии силовиков, она «публично выражала личные и общественно-политические интересы, протестовала против действующей власти, осуществляла пикетирование».

В Дом правосудия ее привезли из изолятора временного содержания Ленинского РОВД. Там она отбывала 15 суток ареста за участие в другом несанкционированном мероприятии — воскресном марше 4 октября. 19 октября у нее истекал срок заключения, и близкие Елены Петровны надеялись, что в этот день она вернется домой. Поддержать брестчанку к суду также пришла колонна участников брестского марша пенсионеров. К Дому правосудия они подошли в сопровождении сотрудников милиции.

В ожидании суда Елена Петровна рассказывала собравшимся об условиях содержания в брестском ИВС. Подробно она все описала в письме, которое ей удалось передать на свободу. В то время с Еленой Петровной камеру делили инженер-проектировщик Наталья Вайнберг, главбух Елена Лискович с дочерью Викторией, айтишница Елена Бахун и студентка Александра Гаврусик.

Фото: TUT.BY

«Камера рассчитана на 8 человек, с двумя ярусами кроватей. Правда, добраться на этот второй этаж достаточно проблематично, ибо отсутствует необходимая в этом случае лестничка. Для Натальи „второй этаж“ закончился серьезной травмой ноги. Окно, как правило, зарешеченное с этой стороны камеры, с незакрывающейся форточкой. Хотелось бы помыть, но этому препятствует покрашенная в темно-бордовый цвет решетка, где на заднем плане просматривается белый проем окошка, куда никогда не попадает солнце, так как сама камера под номером 10 находится в подвальном помещении. Но нам еще повезло. Это одна из лучших камер», — писала брестчанка.

После этого письма, признается Елена Петровна, ее переселили в одиночку — и она в знак протеста объявила голодовку, которую держала пять дней.

— Это подвальное помещение, окно где-то 90 на 30 см, зарешеченное. Единственная отрада — это зоотеррариум: мышки, которые бегают за оргстеклом окна. В оргстекле пробиты дырочки, чтобы сквозь них поступал воздух, — рассказывала до заседания Елена Петровна.

Фото: TUT.BY

В суде брестчанка не признала себя виновной. Она сообщила, что 30 августа, когда в городе проходил несанкционированный марш, она гуляла по городу, а затем пошла на железнодорожный вокзал на электричку. По дороге наткнулась на огороженную площадь Ленина. За турникетами стояли силовики в защитной амуниции. Напротив них, по другую сторону ограждения, — демонстранты. Женщина стала между ними на колени и прочитала молитву, чтобы не допустить насилия. После этого она пошла на вокзал. Этот эпизод попал на камеру сотрудника милиции, который вел оперативную съемку.

— Я, как старый диссидент, как неравнодушный человек, как христианка, не могла себе позволить в это трудное для народа время быть у себя в огороде, а не вместе с народом. Я сделала все возможное, чтобы не было кровопролития, которое произошло ранее. Поэтому моя позиция однозначна: я с народом, я за народ. Я поддерживаю народ в его мирных акциях. Если вы считаете, что я виновна — что ж, судите, — сказала в суде Елена Петровна.

Суд выслушал брестчанку, ее защитника, который настаивал на том, что вина женщины не доказана, изучил материалы — и принял решение отправить дело на доработку. К этому времени срок заключения по предыдущему протоколу у Елены Петровны истек и она собиралась поехать со своими детьми домой. В зале суда сотрудники милиции попросили ее проследовать к служебному автомобилю, чтобы съездить в ИВС за личными вещами. Когда она вышла с ними на парковку, ее задержали «по подозрению в совершении правонарушения». Из суда Елену Петровну вновь увезли в Ленинский РОВД.

-40%
-20%
-10%
-15%
-25%
-20%
-25%
-15%
-20%
-15%
-20%