/

В понедельник утром Алла Алексеевна проснулась пораньше, чтобы замесить тесто на пирожки. Печет она часто, но на этот раз блюдо готовила не для домашних посиделок или угощения коллег. С пирожками она решила пойти на марш пенсионеров, который проходил в Минске 12 октября, — и неожиданно для себя оказалась в центре внимания. Ее снимок с угощениями разлетелся по разным СМИ. «У моей дочки много знакомых, она говорила, что всю ночь не могла уснуть, потому что друзья все присылали и присылали ей это фото», — шутит собеседница.

Фото: Радыё Свабода
«Очень хочется, чтобы воскресное утро у нас перестало начинаться с громыхания военной техники на улицах. Не хочется видеть в наших городах водометы, ОМОН с дубинами и колючую проволоку, — рассуждает Алла Алексеевна. — Беларусь — мирная страна, где не должны ездить автобусы без номеров с затемненными стеклами, откуда выпрыгивают люди в масках и хватают прохожих». Фото: Радыё Свабода

До выхода на пенсию Алла Алексеевна была секретарем-машинисткой, лаборантом, предпринимателем. Сейчас женщина тоже не сидит дома и совмещает заслуженный отдых с работой. Гражданская позиция у нее тоже активная. Впервые, говорит, на площадь она вышла после выборов-2010: не согласилась с их результатами. Итоги президентской кампании — 2020 ее также не устроили.

— Я никогда не голосовала за Лукашенко, даже в 1994-м отдала свой голос за Кебича. 26 лет мы спали. Страны вокруг развивались, а мы — лишь бы поесть и выпить. Но наконец-то белорусы начали прозревать, — рассуждает Алла Алексеевна о том, почему люди выходят на улицы в знак протеста. — У нас такая замечательная молодежь. Хочется, чтобы они двигались вперед.

Чтобы в будущем это «движение вперед» случилось, в настоящем, говорит Алла Алексеевна, она и выходит на улицу: гуляет по субботам, воскресеньям и на маршах пенсионеров. Была на первом, пришла и на второй.

— Я решила: раз людей с флагами, шариками и плакатами забирают — пойду с пирожками. Подумала: если уже человека с хлебом заберут, это будет дно, — вспоминает она, как возникла идея приготовить пирожки. — К тому же бабушки всегда ассоциируются с угощениями.

Тесто для угощения замесила в понедельник с утра. Начинку в блюдо положила необычную — щавель. Пирожки, описывает, сладенькие на вкус и очень ароматные. Пока везла их в автобусе, в салоне пахло как в булочной.

— Пирожки я несла от площади Независимости, где начинался марш, до площади Якуба Коласа, — рассказывает Алла Алексеевна. — По дороге некоторые бабушки просили попробовать, но я отвечала: «Девочки, мне не жалко, но на всех не хватит» — и угощала молодых людей, которых мы встречали по пути. Пирожки (кстати, на фото это видно) я несу на рушнике. Его когда-то вышивала моя мама. Она всегда была за Лукашенко, называла его «бацька», мы шутили, что она защищает его так, как даже бы мужа не защищала. Мамы с нами уже нет шесть лет. Мне кажется, если бы она увидела, что произошло у нас в стране, она бы поменяла свои политические взгляды.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Марш пенсионеров. Минск, 12 октября 2020 года

Первое, что задело Аллу Алексеевну, — это реакция власти на коронавирус. Если уже, рассуждает она, страну не закрыли на карантин, то зачем говорить, что вирус — это психоз. Так делать, уверена она, было неправильно.

— Сказали бы: «Ребята, в стране тяжелая ситуация, нужно как-то держаться. Носите маски, обрабатывайте руки». А так никакой заботы о людях. Только когда скорые стали курсировать, в магазинах появились таблички — находиться друг от друга на расстоянии, — не скрывает эмоций собеседница. — Я сама в интернете искала, как защищать себя от вируса, как обрабатывать продукты и нажимать кнопки в лифте.

Второе, что задело пенсионерку, — это «нечестные выборы». Почему, задается она вопросом, одного кандидата часто показывали по госканалам, а других нет? Почему независимого наблюдателя на ее участке не пустили на подсчет голосов?

— После всего этого я не могла сидеть дома: еще 9 августа пошла в центр, ходила к зданию ОНТ, хотела поддержать журналистов, думала, после этого они начнут говорить правду, — продолжает Алла Алексеевна. — Но ничего не изменилось.

— А вы откуда новости узнаете?

— Из интернета, — отвечает она. — Дети у меня телевизор давно не смотрят, а я включаю. Стараюсь ориентироваться в том, что там показывают, но выводы делаю сама.

«Те, кто в подполье слушал „битлов“ и Высоцкого, — это не глупое поколение»

До этого октября в истории независимой Беларуси никогда не проходили марши пенсионеров. Как в 2020-м возник такой феномен, Алла Алексеевна не знает, но не скрывает: немало пенсионеров пользуются интернетом, зарегистрированы в Viber и Telegram. Есть, рассказывает, у пожилых людей даже свой чат. Поначалу там было человек 800, а теперь уже около трех тысяч.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
«Ребята, которых я угощала пирожками, говорили, что блюдо получилось очень вкусным, — улыбается Алла Алексеевна. — Сама я, честно, их не попробовала. Только мужу оставила один»

— Пенсионеры, которые не согласны с властью, были всегда, просто госТВ их не показывало, да и сейчас не показывает, — отвечает собеседница на вопрос, почему люди в почтенном возрасте, которые чаще всего ассоциируются с теми, кто «за», вдруг оказались «против». — Поверьте, те, кто в подполье слушал «битлов» и Высоцкого, — это не глупое поколение. Многие с высшим образованием. Мы видим, что происходит, и делаем выводы. Да, есть бабушки, которых все устраивает, они довольствуются своей пенсией и хотят спокойно спать.

— А разве вы не хотите спать спокойно?

— Хочу, думаю, это время чуть позже наступит. Пока же я не могу смотреть, как на улицах бьют людей, взрывают светошумовые гранаты. В понедельник во время нашего марша пенсионеров распылили газ. Зачем?

— «Это чтобы в Беларуси не было Майдана», — ответят вам некоторые пожилые люди.

— Ну какой Майдан? От людей не идет никакой агрессии. Вспомните 16 августа, когда в Минске был огромный марш. После людей, которые шли к стеле, и соринки не осталось. Одни волонтеры раздавали воду, другие потом собирали мусор. Первый женский марш, где тоже никого не трогали, также прошел спокойно. На втором люди в масках стали нас запугивать. Но что ужасного мы делаем, когда идем с цветами по городу? Почему за это нас забирают в бусы и автозаки? Я заметила, что нас пытаются разделить на бело-красных и красно-зеленых. Это неправильно. Неважно, под какими флагами мы ходим, главное — какие мы люди. А белорусы — люди мирные. К сожалению, те, кто не пользуется интернетом, а получает новости только из госканалов, не всегда могут это понять. Иногда, когда чувствуешь, какая от них идет агрессия, удивляешься.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Минск, 12 октября 2020 года

— У вас есть друзья вашего возраста, которые против того, что вы выходите на улицу?

— Нет, но, если говорить в целом, по стране, то такие люди есть. Однажды во время воскресного марша рядом со мной пролетело яйцо, которое кто-то бросил с балкона, — улыбается собеседница. — В понедельник, когда мы после марша подвозили в частный сектор одну из участниц, она рассказала, что перестала общаться со всеми соседями-пенсионерами: они за действующую власть. Сама же она готова выходить на улицу до победы.

— Люди выходят на улицы уже два месяца, но, кажется, это ничего не меняет.

— Как ничего не меняет? Народ сплотился, поддерживают друг друга, сбрасываются на штрафы. Люди познакомились с соседями. Мне кажется, до всех этих событий мало кто знал про Беларусь. А теперь, как ни включи Euronews, там нас показывают. Мир видит нас и наш феномен мирных демонстраций. Видит, как с нами борются, а мы продолжаем быть за мир, — рассуждает Алла Алексеевна. — Это первое. Второе — власть утратила свой авторитет. А то, что Александр Лукашенко поехал в СИЗО поговорить с политзаключенными? Разве это случилось бы, если бы мы не выходили?

«Дочка очень волнуется, муж говорит: „Я за тебя помолюсь“»

Говорить про возраст с женщинами не принято, но своих лет Алла Алексеевна не скрывает. Ей 63. Столь важные для страны исторические события она переживает во второй раз. Первый был в 1990-х. В то время она работала лаборантом в исследовательском институте. Зарплата, говорит, была 70 рублей. Чтобы как-то выжить, приходилось выкручиваться.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
По словам Аллы Алексеевны, в чате пенсионеров на днях обсуждали, что тяжело смотреть на то, как на автозаках развеваются красно-зеленые флаги

— Я хорошо вязала и решила этим воспользоваться. Ниток тогда, правда, было не достать, так я покупала шерстяные носки и их распускала, — улыбается собеседница. — Вязала кардиганы, штаны, крепила к ним импортный лейбл — и шла на «Динамо» (минский рынок. — Прим. TUT.BY). Свое первое изделие я продала за 350 рублей! Особого ассортимента тогда не было, поэтому мой товар был востребован. Правда, спустя какое-то время меня забрали в милицию и выписали большой штраф за то, что не была оформлена как предприниматель (тогда это называлось чуть по-другому). С тем наказанием я и сейчас не согласна. Я ведь ничего не перепродавала, все делала своими руками. Затем я все-таки оформилась официально и даже купила вязальную машинку. Жили так: с понедельника по пятницу я была лаборантом, по вечерам вязала штаны, шарфы, шапки, а в выходные ходила на рынок торговать.

— Не боитесь, что Беларусь вернется в 1990-е?

— Тогда у нас могли быть какие-то деньги, но не было товаров, а сейчас ассортимент огромный, но пенсионеры ходят, смотрят, что на акциях дешевле купить. Не жалуюсь, я не бедствую, но вижу, как некоторые бабушки на одну пенсию живут.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Школьники гимназии № 23 машут протестующим пенсионерам. Минск, 12 октября 2020 года

— Вы выходите для того, чтобы пенсия была побольше?

— Мы, пожилые, выходим ради будущего детей и внуков. Хочется, чтобы они жили в свободной стране, где человек не должен бояться высказать свое мнение.

— Кстати, а что родные говорят вам, когда вы идете на марши?

— Дочка очень волнуется, муж говорит: «Я за тебя помолюсь», — рассказывает Алла Алексеевна. — Когда в этот понедельник мое фото разлетелось по интернету, некоторые улыбались: «Вы наш герой», а я отвечала: «Каждый, кто выходит, — герой».

-10%
-10%
-25%
-40%
-10%
-30%
-10%
-20%
-20%
0071366