/ / /

По данным МВД, 11 октября во время протестных акций были задержаны более 700 человек. По словам очевидцев, задержания происходили намного жестче, чем в предыдущие воскресенья. В результате некоторым участникам марша в Минске — и даже случайным прохожим — понадобилась госпитализация. TUT.BY поговорил с молодыми людьми о том, как они были задержаны и с какими травмами оказались в больнице.

«На полу в автозаке лежали бело-красно-белые флаги, заставляли по ним идти»

Вечером 11 октября и в ночь на 12-е в больницу скорой медицинской помощи в Минске были госпитализированы более 10 человек. Некоторые из них после обследования и обработки ран смогли уйти домой, остальным понадобилась госпитализация.

Михаил после воскресного марша практически перестал видеть на один глаз. Ему 20 лет, он работает на заводе. Молодого человека задержали на улице Кальварийской, отвезли в Московское РУВД, откуда его госпитализировали с травмой глаза и позвоночника. Что с ним точно, Михаил пока не знает: нужно дополнительное обследование.

Фото: TUT.BY
Михаил был госпитализирован вечером 11 октября из Московского РУВД

— Меня задержали часов в 16 или позже. Вся колонна [демонстрантов] шла по мосту, мы решили повернуть направо, чтобы уйти, — и в этот момент начались задержания. Я стал убегать, но попался. Во время задержания меня избили. Держался за какие-то перила, но кто-то из сотрудников начал тянуть и «оторвал» меня, заломил руки за спину. Я шел лицом в землю, поэтому не видел, кто меня бил. Но в процессе били и дубинками, и руками.

После Михаила доставили в Московское РУВД, там его осмотрели медики и сказали, что нужна госпитализация.

— По итогу у меня что-то со спиной, закрытая ЧМТ средней степени тяжести. И правый глаз очень плохо видит: в него ударили кулаком. Что с ним, пока не знаю. Сегодня переводят в другую клинику.

Даниила (он отказался от фото- и видеосъемки. — Прим. TUT.BY) задержали после 17 часов недалеко от станции метро «Пушкинская». На тот момент, вспоминает он, массовой акции протеста в том районе уже не было. Во время «этапирования в автозаке», рассказывает молодой человек, его избили. В БСМП его доставили с закрытой ЧМТ и ссадинами на лице.


Видео: TUT.BY. Политика

— Задерживали меня сотрудники в гражданской одежде, с дубинками, кто-то был в шлеме, кто-то — в чехле от бронежилета, в масках и балаклавах. При задержании никто не сказал, кто и почему это делает. Просто скрутили, завели в бус, потом этапировали в автозак. Перед этим всех сфотографировали. Внутри на полу лежали бело-красно-белые флаги, заставляли по ним идти.

— Прошлись?

— Пытался обходить, но там особо не церемонились, просто тебя толкали — и все. В самом автозаке ничего не говорили, просто бил человек в штатском — по лицу и ногам. Руками. В перчатках или нет — не знаю: мне залили глаза перцовым газом, особо не разглядел.

После этого, рассказывает Даниил, его привезли в Ленинское РУВД, «там уже было нормально». После осмотра медиков его увезла скорая: у парня диагностировали закрытую ЧМТ, сильно поднялось давление.

— Вместе со мной увезли еще одного парня: у него была разбита голова, вся в крови. Сам чувствую себя сейчас лучше. А в тот момент, конечно, не очень. Не мог стоять на ногах, но и присесть не получалось. Только пытался повернуться — сразу начиналось сильнейшее головокружение. Вообще, не ожидал, что может быть вот так. Все предыдущие воскресенья были задержания, но чтобы так били… Хотя уже по тому, что происходило днем на стеле, стало понятно, что будет не как обычно.

«Это был просто град ударов, а не один, два, три. И твоя задача — просто защищать голову»

Андрей — тот самый парень, которого увезли из Московского РУВД с разбитой и окровавленной головой. Ближайшее время он проведет в хирургическом отделении БСМП. По словам Андрея, его «приняли», как он сам выражается, в районе Кальварийского кладбища.

Фото: TUT.BY

— Сотрудники ОМОНа в этот раз работали достаточно жестко. Девушек трогали, но не сильно, с парнями работали по полной. То есть не смотрели, как человек здесь оказался, — просто брали и вели в автозак. У нас вышло так, что мы стояли рядом с девушками. Чтобы их не забрали, не давали подступиться. И они начали активно работать.

— Что значит — «активно работать»?

— Дубинками, кулаками. Это был просто град ударов, а не один, два, три. И твоя задача — просто защищать голову. Еще пускали перцовый газ, потому что видели, что просто так людей не выдернуть.

После всего произошедшего, рассказывает Андрей, ему рассекли голову, «она была вся в крови».

— Нужно отдать должное сотрудникам, скорее всего, внутренних войск. Не знаю точно, потому что они были в масках, но видно, что люди постарше, у них была грамотная речь. Они увидели, что у меня вся голова в крови, и оказали помощь. Скорая помощь, когда осмотрела меня в РУВД, сказала, что нужно увозить.

Врачи зафиксировали у Андрея закрытую ЧМТ легкой степени, ушибленную рану теменной области, также от ударов остались ушибы на спине и ноге.

— Многие говорят, что такого уровня насилия не было с августа.

— За предыдущими маршами я обычно наблюдал со стороны. А тут оказался в общем замесе. По словам очевидцев, нельзя сказать, что все было как 9−11 августа, но было достаточно жестко.

«Какой смысл объяснять человеку, который пинает тебя по голове дубинкой, что ты не виноват?»

10 октября Евгению исполнилось 22 года. На следующий день он собирался с друзьями в баре и планировал продолжить празднование дома. Зашел в магазин, купил необходимое, но домой так и не вернулся — попал на Окрестина, а после в больницу.

Фото: TUT.BY

— Это произошло на Логойском тракте, недалеко от дома, когда вместе с другом мы шли из магазина. Внезапно выбежали люди в черном, я стал убегать, меня поймали. Заломили руки, завели в бусик. Били за каждое телодвижение. Я попал под их удар.

— Вы пытались объяснить, что шли домой?

—  Мне кажется, они били не с целью выяснить, почему я тут оказался. Оскорбляли, говорили, что я животное. Какое-то время они катались, пытались еще кого-то поймать. В конце концов повезли во Фрунзенское РУВД. Там нас «оформили» и посадили в камеру, в которой, как понял, только одно место, но нас было шестеро. После этого увезли на Окрестина.

На Окрестина, рассказывает Евгений, его осмотрела медик и настояла на вызове скорой помощи. Позже врачи зафиксировали у него черепно-мозговую травму, ушиб и ссадины коленей, на рассеченную голову наложили швы.

Фото: TUT.BY

— На Окрестина мы подписали протокол об административном правонарушении. К нам пришел мужчина в гражданской форме и сказал: «Или ты подписываешь протокол — и мы вызываем скорую, или остаешься здесь». Оставаться там не хотелось. В больнице я прошел обследование, зашился и даже уже чувствую себя классно.

— Как вы себя чувствовали вчера?

— Определенно не классно. Все болело и до сих пор болит. Но хотя бы поспал три часа.

Евгений говорит, что если его дело передадут в суд, то он будет пытаться доказать свою невиновность, хотя в успех этого не верит.

— Думаю, шансов мало.

Егор — тот самый друг, который шел вместе с Евгением из магазина. Его, как оказалось, задержали первым.

— В том районе протестующие останавливали движение. Мы как раз переходили дорогу, когда к ним стали подъезжать бусы. Я пытался убежать, но не очень получилось. Меня схватили, закинули в этот бусик, старательно попинали дубинкой. Затем привезли в РУВД, подержали там и перевели на Окрестина.

Фото: TUT.BY

В результате «пинания дубинкой» врачи зафиксировали у Егора закрытую ЧМТ средней тяжести и гематомы «как на тех фотографиях с синими ногами».

— Меня задерживали двое или трое человек, бросили на землю на левый бок. Поэтому правая сторона — бедро, рука — сейчас болит, по ней били. По лицу и голове тоже, но уже не помню, дубинкой или ногами. Это все происходило быстро. Затем стали бить мой телефон — положили на землю и начали его топтать. Через некоторое время завели Евгения. Я уже лежал на полу, точно был в крови, потому что меня заставляли курткой вытирать ее с пола, «не вымазывать автобус».

На Окрестина, считает Егор, ему и другу повезло:

— Женщина, которая работает там медиком, настояла, чтобы вызвали скорую, и нас госпитализировали.

Во Фрунзенском РУВД, рассказывает парень, на него составили протокол за участие в несанкционированном митинге, но, по словам Егора, подписывать его он не стал.

Фото: TUT.BY

— А потом меня поставили перед выбором: «Либо я остаюсь на Окрестина и тусуюсь там неизвестно сколько времени, либо мне вызывают скорую, но для этого я должен подписать протокол». На Окрестина было совсем невесело, и я не хотел там оставаться. По большому счету, я не был удивлен. Даже не пытался объяснять что-то. Какой смысл объяснять человеку, который пинает тебя по голове дубинкой, что ты не виноват?

11 октября для Дениса тоже закончилось в РУВД, только в Ленинском. Оттуда его увезли в БСМП — с черепно-мозговой травмой и подозрением на перелом ноги.

— Днем я ехал на велосипеде по Кальварийской. По мосту шел поток митингующих, поэтому я решил проехать в сторону Харьковской под мостом. В этот момент увидел, что начали подъезжать бусы, оттуда вышли люди в гражданском. Я развернулся обратно, почувствовал толчок в спину, но удержался. А потом забуксовал на тонких колесах в грязи и упал. Пока лежал, на меня налетели. Я прикрылся, получил по голове. Когда меня скрутили и повели, пытался спрашивать что-то вроде «что происходит», но меня еще раз ударили дубинкой по лицу и рассекли бровь.

Фото: TUT.BY

Затем, по словам Дениса, его отвели в микроавтобус. Кровь не останавливалась — и ему оказали первую медицинскую помощь, перебинтовали голову. Затем поместили в автозак и доставили в Ленинское РУВД.

— В РУВД нас всех завели в гараж. Меня осмотрели и перевели в «дежурку», где я дожидался скорой. По травмам все оказалось легче, чем казалось. Думали, что нога переломана, но вроде нормально, только хромаю. Рука немного опухла: я ей от дубинки закрывался. Вот такая вечеринка получилась.

-23%
-21%
-30%
-18%
-20%
-10%
-20%
-40%
-40%
-35%
-20%
0068422