/ /

«Это мое место», — так Денис Дудинский говорит и про самый центр, и про рабочую окраину — Автаз. TUT.BY улучил момент после суток, которые шоумен провел на Окрестина и до нового странного суда, — прогулялись по Минску Дениса Дудинского.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Денис Дудинский, 46 лет. Родился в Минске, в районе площади Победы. Телеведущий, актер Современного художественного театра, лидер группы DaVinci, владелец туркомпании, путешественник

«Аборигены» — цикл статей на TUT.BY. Аборигены — местные, коренные. Эти люди родились здесь и хорошо знают свой город. Они и есть лучшие экскурсоводы по прошлому и настоящему Минска. Мы прогуливаемся с известными минчанами по местам, о которых им есть что рассказать.

Нам уже показывали свой Минск руководитель независимой Беларуси Станислав Шушкевич, известный спортсмен и музыкант Виталий Гурков, лидер группы «Палац» Олег Хоменко, банкир и меценат Виктор Бабарико, а еще гимнастка Мелитина Станюта.

Рабочая окраина — Автаз. Уютный двор и «город в городе»

Если стать спиной к ДК «МАЗ», по правую руку увидите улицу Челюскинцев. Ряд двух- и трехэтажных сталинок, в одной из которых живет Денис Дудинский. Это квартира его бабушки, тут будущий телеведущий пропадал в детстве.

— Мы с родителями жили в центре, сюда я приезжал на тренировки на мазовские теннисные корты. Выходило, что я каждый день тусил здесь у бабушки. За 40 лет в этом районе мало что изменилось: те же деревья, только выросли. Все так же сушат белье на улице и нет нужды его караулить.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Дом по улице Челюскинцев, 3. Перед ним — родной двор Дениса Дудинского

Денис рассказывает про семью. Бабушка, Янина Новицкая, работала главным инженером на МАЗе, при этом была очень творческим человеком.

— Сама могла сидеть на кухне, раскладывать пасьянс, курить и пить кофе, а квартира была моя! Например, бабушка мне разрешала жить на шкафу! Подавала туда еду, а я там жил, пока хватало терпения — часа два, — улыбается минчанин.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Бабушкина квартира — в том крыле сталинки, где три этажа и нет подвалов. В двухэтажной части того же дома подполье у жителей есть. Мы заходим в дом — посмотреть, как там все устроено.

По лестнице навстречу спускается пожилая местная жительница, тетя Лариса.

— Шустренький! — соседка емко описывает характер Дениса Дудинского в детстве и сейчас.

В ту самую бабушкину квартиру сегодня не идем, потому что наша задача сегодня — прогулка.

— Мне Катя (Катерина Раецкая, жена Дениса Дудинского. — Прим. TUT.BY) говорит: давай хоть так номер квартиры подпишем, — улыбается шоумен, кивая на свою дверь.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Приставная лестница на лестничной клетке — с давних времен, по ней можно попасть на чердак.

— Дом очень хорошо сохранился. Да, крышу иногда латают, но построен качественно: толстенные стены, потолки высотой три метра, деревянные перекрытия еще крепкие.

Жители дома — в основном дети и внуки тех, кто жил тут раньше. Соседи угощают друг друга овощами с дачи, отмечают вместе многие праздники. Дворовой дружбой, которая в районах минских новостроек завязалась только в последние два месяца, здесь никого не удивишь.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— Часто во дворе ставят мангал, готовят шашлыки. То новоселье, то сын у кого-то родился. Я на второй день свадьбы вынес угощения во двор, сидели с мужиками. А потом, знаете, женщины из окон кричат своим: «Вася, харэ уже там, иди домой!» — подбирая голоса, рассказывает актер Современного художественного театра. — Тут всегда все друг с другом нормально общаются, нет такого: «Ко мне не подходите, я главный инженер». Все на одной скамейке.

— Как соседи из Автаза восприняли ваше задержание в сентябре?

— Ой, переживали! Как вернулся, увидел огромное количество яблок, груш, были даже какие-то сигареты в пакетах, — люди приносили подарки. Бабушки у лавочек вздыхали: «Ай-ай, Дениска наш вернулся! Ну как же тебя, бедненького?!» — «Теть Ларис, все нормально».

Улица Челюскинцев — атмосферное место для прогулок. Чем-то похоже на Осмоловку, соглашается Денис, но тут же добавляет:

— Но там нет домов с такими балконами и колоннами! Мы с Катей эту улицу называем Вторая береговая. Потому что идешь по ней — и представляется какой-нибудь курортный город Ялта.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
У дома по Челюскинцев, 18
Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Местные с Денисом здороваются. Даже те, кто ему не знаком: из учебной машины какой-то автошколы выбегает инструктор и просит сделать совместное фото. Говорит, что сам — Дима, «известный в байкерском мире как Лось».

— Я сам отсюда родом, с Ушакова. Ну давай, переживаем за тебя. Жыве Беларусь!

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Денис Дудинский — спец по экскурсиям по Автазу, не раз собирал здесь группы желающих познакомиться с местностью. Готов рассказывать и о трамвайном кольце, которого здесь больше нет, и об аллее пионеров-героев. Ее тоже нет.

— Кое-что из старого ушло. По другую сторону ДК «МАЗ» была аллея с теми самыми бетонными мальчиками с горнами. Несколько лет назад, как раз до моей большой экскурсии по Автазу, их убрали! Я ходил, спрашивал, куда подевались. Говорят, они уже на балансе Министерства культуры — неясно где.

Хорошее место для фотосессий — старая заводская железнодорожная ветка.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— Когда я был маленький, эти пути еще использовались для перевозки грузов. Мы с друзьями любили подкладывать гвоздики на рельсы, чтобы поезд их расплющил.

Еще можно гулять по улочкам частного сектора, которые разбросаны по обе стороны от Радиальной. Особенного хорошо весной, когда все цветет.

Денис Дудинский подходит к высокому забору с колоритной калиткой — дом, которого из-за забора и зелени не видать, прописан по улице Украинской.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— Мы до сих пор считаем, что здесь живет ведьма, — приглушает голос Дудинский. Особенно когда вечер, темно, а в глубине двора в избушке горит окно.

— А кто там живет? Никогда не пробовали зайти?

— Нет, конечно, сказка должна оставаться сказкой, — смеется Денис.

Совсем другое настроение на Партизанском проспекте. В первые этажи сталинок с советских лет встроены магазинчики, даже рюмочная есть. На вывеске, правда, надпись такая: мини-кафе.

Свои экскурсии по Автазу для минчан Денис Дудинский начинал именно отсюда.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Девушка за стойкой — Настя, раньше здесь работала Юлия.

— Юля сейчас на почте работает, рядышком, — как местная местному объясняет Дудинскому продавец.

Рюмочную в Автазе знают многие.

— Смена на заводе заканчивается в 15 с копейками — и люди идут сюда, — рассказывает Настя. — Но я вам скажу, водку они мало берут. В основном благородное — бальзамы.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Рюмочная, комиссионка, подземный переход под проспектом, где, было время, горела всего одна лампочка, — все знакомо Денису Дудинскому. Идем к МАЗу по кварталу, где уже когда-то гуляли с Виктором Бабарико, но у Дениса тут свои дороги. По Трудовой и дворами, мимо гаражей, в детстве ходил к теннисным кортам на улицу Социалистическую.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Походи он здесь подольше — и стал бы не переводчиком и ведущим, а теннисистом.

— Бабушка с Автозавода занималась теннисом, мама. Корты — это большой кусок и моей жизни: я здесь занимался почти 10 лет. Но спорт бросил, когда понял, что нет у меня спортивного характера, желания обязательно всех обойти. В турнирах я выступал хорошо, выходил в финалы — а дальше мне становилось неинтересно. Главное было самому понимать: я в финале, значит, хороший теннисист. И все.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Элитный центр — площадь Победы. Гитара во дворе, горячий хлеб из «Каравая» и модные дискотеки в инязе

Прогулка по второму родному району, возле площади Победы, выходит короче. Привычные виды с проспекта Независимости Денис Дудинский не показывает — их и так все знают как пять пальцев, сразу ведет в свой квартал.

Родной дом актера и ведущего — угловой, на перекрестке Козлова и Петра Румянцева. Тут Денис Дудинский родился и жил до 25 лет.

Скриншот: Яндекс. Панорамы
Так выглядит на Яндекс.Панорамах угловой дом, в котором в 1950-х получил квартиру дед Дениса Дудинского. Здесь пересекаются два адреса: улица Козлова, 2, и улица Петра Румянцева, 17. Скриншот: Яндекс.Панорамы

— Дед мой, Федор Дудинский, был генерал-майором, заместителем командующего артиллерии Белорусского военного округа. Вместе с бабушкой Александрой Дудинской он приехал в Минск в начале пятидесятых. Здесь, на площади Победы, семье выдали квартиру. Но этому предшествовала забавная история. Сначала дедушке выдали ключи от квартиры в другом доме. Бабушка рассказывала потом: «Сели мы на машину служебную, поехали. Едем-едем, едем-едем, уже город закончился, уже лес какой-то! И там стоит дом! Я говорю: Федя, я не хочу жить в лесу!». Дед вернулся в штаб и сказал: «Что это вы меня, генерала, засунули абы куда?». Эти дома на площади Победы еще строились, но скоро ему выдали ключи от квартиры здесь. А первая, кстати, была «в лесу» в районе парка Челюскинцев.

Деда-генерала Денис не помнит: он умер за год до рождения внука. Минчанин говорит, что бабушка всегда ходила на майские демонстрации с наградами мужа.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— Здесь, в доме, в детстве я друзей не заводил — они все были в Автазе. Тут общался только с одноклассниками, а из дворовых ребят не знал никого. Только за год до поступления в вуз, лет в 16−17, я впервые вступил с местными в контакт! Шел с гитарой по двору, а ребята сказали: «О, гитара! А можешь сыграть?». И началась уже совсем другая жизнь, — смеется Дудинский.

Первые попытки закурить и попробовать алкоголь у будущего шоумена были связаны не с рабочим Автозаводом, а как раз с этим, центральным, двором.

Дудинский ведет нас на холм, где сейчас на скамейках в основном отдыхают пенсионеры и мамы с колясками, а на стыке восьмидесятых и девяностых тут было место молодежных тусовок. Во время нашей прогулки скамейки здесь выкрашены в БЧБ.

— Уже несколько дней не закрашивают — попустительство! — в шутку возмущается актер.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— От ресторана «Березка» тягали сюда деревянные ящики, сидели на них. Разводили костер, пели по ночам песни под гитару, жарили сосиски, — рассказывает о прошлом Денис Дудинский. — Иногда заходил наряд милиции, нас просили: «Жгите костер так, чтобы с проспекта видно не было». Мы кивали, но, конечно, никуда не передвигали огонь — это ж наш двор, еще чего. По ночам, когда город «выключался», в «Каравай», который тут совсем рядом, привозили свежий хлеб. Мы там со служебного входа покупали теплый батон, а потом его трескали.

Дворы в квартале с домами, увешанными мемориальными табличками о знаменитых жильцах, — это еще и гаражи. Местные умельцы, как и в Автазе, могли «жигули на коленке спаять». Молодежь им помогала.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— Ой, тут же было два района — Верхняя Абиссиния и Нижняя Абиссиния (народные топонимы, обозначавшие соответственно кварталы Пулихова — Захарова и Красноармейская. — Прим. TUT.BY). Мы иногда ходили к Пулихова — враждовать! — говорит минчанин.

Последняя точка прогулки — иняз. Вообще, старшеклассник Денис Дудинский хотел быть дипломатом и поступать в Москву в МГИМО.

— Но это был 1991-й. Развал Союза, что-то непонятное происходило. Родители сказали: «Стоит ли в такой момент тебе уезжать в Москву?». Репетитор по английскому посоветовал: «У тебя иняз через дорогу — иди и поступай». И я поступил. Очень удобно: обедать бегал домой, к родителям.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Внутрь университета сейчас зайти не можем: на волне студенческих протестов 2020-го двери открыты только для своих. Денис Дудинский вспоминает свободу, которая чувствовалась в лингвистическом университете в начале девяностых.

— Мы основали студенческий клуб, который занимался постановками на разных языках и организацией дискотек. Просто на принтере печатали билеты, ставили на них печать студклуба и продавали за сколько хотели. Часть вырученных денег спускали на реквизит, а часть забирали в карман — это был наш заработок. Ректоры к этому относились нормально, только уточняли иногда: «Ну что, у вас все хорошо?». На дискотеку в МГЛУ приходили отовсюду. Говорили: «Как у вас здорово! А в нашем вузе не разрешают».

Из этой точки Минска в девяностых были открыты дороги в мир. Без преувеличения, Денис Дудинский рассказывает про частые поездки студентов иняза в Италию, Ирландию, Штаты, Великобританию — учебных и рабочих программ хватало.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— Друзья делали так. Едешь работать на три месяца в США, а контракт подписываешь на два. Отработал, скидываешься компанией на аренду или даже покупку дешевой машины и едешь в путешествие по Штатам. А сюда приезжали американские проповедники — баптисты. Покатаешься с ними переводчиком по Беларуси 10 дней — и у тебя 50 долларов. Огромные деньги на то время!

Денис Дудинский прощается с нами и уходит недалеко: прямо во дворе родного дома здание с офисом его туркомпании.

— Так вышло, что много очень связано с этим кварталом в жизни. Все-таки по настроению я больше городской житель, центральный.

-20%
-10%
-16%
-40%
-50%
-20%
-20%
-16%
-25%
-50%
0068422