1. Бывший офицер: «В августе понимал, что рано или поздно дело коснется меня и я не смогу на это пойти»
  2. Гинеколог и уролог называют типичные ошибки пациентов на приеме. Проверьте, не совершаете ли вы их
  3. «Оправдания не принимаются». Лукашенко заявил, что на Олимпиаду надо отправить «боеспособный десант»
  4. Рынок лекарств штормит. Посмотрели, как изменились цены на одни и те же препараты с конца 2020-го
  5. Требования дать «план победы» — это вообще несерьезно. Ответ Чалого разочарованным
  6. «Когда Володя готовит, в доме все замирает». Макей и Полякова — о секретах брака, быте, Латушко и политике
  7. Госдолг Беларуси за месяц вырос на 1,9 млрд рублей, занять на внешних рынках удалось мизер
  8. «Стояла такая тишина, что можно было услышать жужжанье мухи». Как Хрущев развенчал культ Сталина
  9. «Из-за анорексии попал в реанимацию». История пары, где у одного психическое расстройство
  10. Верховный суд отменил летнее решение о сутках. Районный суд рассмотрел дело заново и опять назначил арест
  11. Под угрозой даже универсам «Центральный». Что происходит в магазинах «Домашний» из-за проблем сети
  12. Виктора Лукашенко уволят с должности помощника президента
  13. Выброшенные на лед в Шклове освежеванные трупы животных оказались лисьими. Их проверяют на бешенство
  14. Жила в приюте для нищих, спаслась после теракта в США. Женщина, которая перевернула российскую «фигурку»
  15. «Фантастика какая-то». В Гродно начали судить водителя Тихановского, который молчал все следствие
  16. Проверка слуха: Виктора Бабарико отпустили под домашний арест? Адвокат не подтверждает
  17. Звезда белорусской оперы сказал три слова на видео, его уволили за аморальный проступок — и суд с этим согласился
  18. Могилев лишился двух уникальных имиджевых объектов — башенных часов и горниста (и все из-за политики). Что дальше?
  19. «Произойдет скачок доллара — часть продуктов может исчезнуть». Вопросы про ограничения в торговле
  20. Александр Лукашенко — больше не президент Национального олимпийского комитета
  21. «Куплен новым в 1981 году в Германии». История 40-летнего Opel Rekord с пробегом 40 тысяч, который продается в Минске
  22. Как сложилась судьба участников групп, известных в 1990-е и 2000-е? Оказалось, очень по-разному
  23. 10 лет по делу о выстреле в Бресте. Что рассказывают родные осужденных и адвокат
  24. Можно ли носить одежду БЧБ, новый глава НОК и «водометный» суд. Что происходит в Беларуси 26 февраля
  25. Сейчас плюс даже ночью, а какими будут выходные: синоптики о погоде на конец февраля — начало марта
  26. Политолог: Россия устала играть в кошки-мышки с Лукашенко, но не видит альтернативы
  27. Белорус опубликовал информацию обо всех известных захоронениях соотечественников в Чехии и Словакии
  28. «За 5−10 тысяч можно взять дом». Белорус переехал из Минска за 90 километров «у мястэчка» и возрождает его
  29. «Магазины опустеют? Скоро девальвация?» Экономисты объяснили, что значит и к чему ведет заморозка цен
  30. «Самая большая покупка — 120 рублей». История Маргариты, которая работает продавцом в деревне


/

На воскресном марше солидарности 4 октября горожане обратили внимание на 56-летнюю Валентину Криштопенко. Инвалид первой группы была в авангарде колонны — на коляске, в одежде белого и красного цвета, с плакатом «А король-то голый!». Женщине помогали участники шествия: они катили коляску. TUT.BY пообщался с Валентиной и узнал, что привело ее на мирный протест.

Фото: Татьяна Матвеева, TUT.BY
Марш солидарности 4 октября в Витебске. Фото: Татьяна Матвеева, TUT.BY

Валентина Криштопенко живет в агрогородке Октябрьская под Витебском. Женщина — инвалид первой группы: с 11 лет страдает ревматоидным артритом, который поражает суставы.

— У меня — четыре протеза. Я могу и стоять, и ходить. Но есть ограничения. Хожу я с осторожностью, не спеша, стараюсь выбирать хорошую, ровную дорогу. Стоять долго тоже не могу — присаживаюсь.

Несмотря на проблемы со здоровьем, женщина занята: шьет одежду для собак. У нее есть семья: дочь, зять, внучка.

— Еще год назад я не интересовалась политикой. Но потом стала читать новости. Следила за тем, что происходит в стране, когда началась эпидемия коронавируса. Потом — за избирательной кампанией. А 9 августа мы всей семьей пошли голосовать — за Светлану Тихановскую. Как власти распорядились нашими голосами — всем известно, — рассказывает Валентина Криштопенко.

Женщину потрясло то, что произошло в Беларуси после выборов:

— 11 августа, когда в стране включили интернет, я узнала о том, что произошло в Минске и других городах. Про избиения людей, пытки и кровь. Не спала две ночи, мы с дочкой плакали. На эмоциях написала письмо председателю участковой избирательной комиссии в нашем агрогородке. Сообщила ей свое мнение: то, что произошло, в частности, останется и на ее совести. Но никаких угроз, оскорблений в этом письме не было, все корректно. И уже на следующий день ко мне домой пришли два милиционера. Я показала им это письмо. Они увидели, что ничего криминального там нет, и ушли.

Валентина (справа) на мирном пикете в агрогородке Октябрьская. Фото: личный архив Валентины Криштопенко

А Валентина после визита милиционеров отправилась на мирный одиночный пикет в своем агрогородке.

— Девушки и женщины в разных городах тогда только начали выходить на улицы с цветами. К этой акции солидарности решила присоединиться и я. Сделала букет из белых флоксов, надела белую одежду. Иногда ко мне подходили и становились рядом другие женщины. Но в основном я стояла одна. Тут приехала милиция и какая-то чиновница из города. Говорят мне: вы проводите несанкционированное мероприятие. Я ответила милиционеру: «Вы еще перейдете на сторону народа. Будьте благоразумны!».

Жительница агрогородка вышла на пикет и на следующий день. К ней снова подъехал милиционер, просил уйти. Но женщина осталась на своем месте.

После этого у Валентины появилась мечта — попасть на мирное шествие в Витебск. Но никак не получалось, потому что для этого нужна была инвалидная коляска.

— Без коляски на демонстрации травмоопасно, мало ли кто толкнет. К тому же много и быстро ходить я не могу.

— Я читала в новостях про то, как проходят демонстрации в Витебске, и все время хотела попасть на них сама. Напрашивалась к друзьям и родственникам, чтобы взяли меня с собой. Однако близкие не решались, говорили, что это очень рискованно. Но 4 октября я наконец нашла коляску и настояла, чтобы меня отвезли в Витебск.

Через день после шествия, 6 октября, к Валентине снова пришли милиционеры.

— Мы просто беседовали, сотрудники составили протокол опроса. Объяснила, что я — против насилия и нечестных выборов и что на марше я выражала свою гражданскую позицию.

На марше 4 октября милиция задерживала протестующих. Но Валентина говорит, что ей не было страшно:

— Мне сделали 4 операции, поэтому я уже мало чего боюсь в своей жизни. А вот то, что происходит в нашей стране, — действительно страшно. Поэтому я и вышла на мирный протест. Если не могут выйти крепкие мужики, значит, выходят женщины. Если не выходят десантники, значит, пойду я — инвалид. На марше я специально напросилась вперед — чтобы милиция не хватала первую сцепку. Можно сказать, я вышла, чтобы их защитить.

-20%
-45%
-5%
-40%
-10%
-5%
-20%
-10%
0072410