107 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Госконтроль заинтересовался банками: не навязывают ли допуслуги, хватает ли банкоматов, нет ли очередей
  2. Стачка — за разрыв договора, профсоюзы — против. Что сейчас происходит вокруг «Беларуськалия» и Yara
  3. Кто стоит за BYPOL — инициативой, которая публикует громкие расследования и телефонные сливы
  4. «Кошмар любого организатора». Большой фестиваль современного искусства отменили за сутки до начала
  5. «В школе думали, что приводит бабушка». История Даши, у которой разница в возрасте с мамой 45 лет
  6. Что критики пишут о фильме про белорусский протест, показанном на кинофестивале в Берлине?
  7. «Парень выдержал полгода». История мотоциклистки, которая в 25 лет стала жертвой страшной аварии
  8. «Молодежь берет упаковками». Покупатели и продавцы — о букетах с тюльпанами к 8 марта
  9. Минское «Динамо» в третий раз проиграло питерскому СКА в Кубке Гагарина
  10. «Скорее ад замерзнет». В МИД Литвы отреагировали на требование о выдаче Тихановской
  11. Минздрав сообщил свежую статистику по коронавирусу в стране
  12. У кого больше? Подсчитали, сколько абонентов у A1, МТС и life:)
  13. «Прошло минут 30, и началось маски-шоу». Задержанные на студенческом мероприятии о том, как это было
  14. «Ушло вдвое больше дров». Дорого ли выращивать тюльпаны и как к 8 марта изменились цены на цветы
  15. «Танцуем, а мое лицо прямо напротив ее груди». История семьи, где жена выше мужа (намного!)
  16. МАРТ — ЕЭК: Беларусь не нарушает своих обязательств по применению ассортиментных перечней товаров
  17. Динаре Алимбековой не хватило секунды, чтобы выиграть медаль в спринте на КМ по биатлону
  18. На ЧМ эту биатлонистку хейтили и отправляли домой, а вчера она затащила белорусок на пьедестал
  19. Где поесть утром? Фудблогеры советуют самые красивые завтраки в городе
  20. На 1000 мужчин приходится 1163 женщины. Что о белорусках рассказали в Белстате
  21. Не с того начали. Бизнес-союз резко ответил на предложение МНС побороться с зарплатами в конвертах
  22. «Очень сожалею, что я тренируюсь не на «Аисте». Посмотрели, на каких велосипедах ездит семья Лукашенко
  23. Генпрокуратура возбудила уголовное дело против BYPOL
  24. На воскресенье объявлен оранжевый уровень опасности
  25. Стильно и минималистично. В ЦУМе появились необычные витрины из декоративных панелей
  26. Лукашенко рассказал, что сделал бы, «если бы в стране была настоящая диктатура» и о своем «дворце»
  27. Оловянное войско. Как учитель из Гродно преподает школьникам историю с солдатиками и солидами
  28. Оперная певица, которая троллит чиновников и силовиков. Кто такая Маргарита Левчук?
  29. Лукашенко: КГБ вам в ближайшее время расскажет, сколько сюда тротила завезли. И даже пластита
  30. «Хлеба купить не могу». Работники колхоза говорят, что они еще не получили зарплату за декабрь


/ Фото: Лев Короткевич /

В понедельник из гомельского ИВС после восьми суток ареста за участие в несанкционированном массовом мероприятии вышла на свободу доцент кафедры русской и мировой литературы ГГУ им. Ф. Скорины Наталья Суслова. Мы встретились с преподавателем и поговорили о том, как она оказалась в ИВС, зачем ходит на акции и что думает о происходящем в стране.

Фото: Лев Короткевич

— «Вечер в хату! Часик в радость, чифир в сладость!» — теперь я так со всеми здороваюсь, — неожиданно цитирует тюремный фольклор Наталья.

В понедельник после обеда ее должны были выпустить из ИВС. Вузовские коллеги, студенты и журналисты ждали под стенами изолятора. Но преподаватель так и не появилась. Позже стало известно, что Суслову после освобождения вывезли на милицейском авто с тонированными стеклами и высадили недалеко от дома.

Сегодня в гомельское кафе Наталья пришла с бело-красно-белым букетом — подарили университетские коллеги, — полчаса назад закончился ее первый после освобождения рабочий день. Сколько их впереди, Наталья Владимировна теперь не загадывает: говорит, что «морально готова к любому повороту событий».

Но это все потом. А пока — только положительные эмоции, которые Наталье очень сложно скрывать.

—  Мне теперь надо совершить что-то выдающееся, чтобы быть достойной всего того внимания, которым меня окружили за эти дни, — улыбается она. —  В ИВС мне передавали целые стопки открыток и писем, в университете коллеги встречали «караваем»-шарлоткой, студенты дарили шоколад, но самое главное — это, конечно, слова поддержки.

О задержании и заключении

Наталью Суслову задержали 27 сентября на акции протеста в Гомеле. Спустя два дня за участие в ней суд дал ей 8 суток ареста.

Фото: Сергей Комков, TUT.BY
Наталья на акции 20 сентября. Фото: Сергей Комков, TUT.BY

Кстати, заседание решили провести «тайно», в обеденный перерыв. Когда группа поддержки Сусловой частично разошлась, неожиданно в холл спустилась секретарь и вывесила листок с информацией, что суд над преподавателем будет проходить в 13.15. На часах тогда было 13.10. В результате в зал попали всего несколько человек. Наталья держалась бодро, с протоколом согласилась, но вину свою не признала.

— Сегодня на улицы выходят те, для кого не пустым звуком являются имена филоматов, слуцких повстанцев, Кастуся Калиновского, Владимира Короткевича, Василя Быкова. I калi б яны былi жывыя, яны б былi зараз з намi на гэтай вулiцы. I калi гавораць, што бел-чырвона-белыя сцягi — гэта незарэгiстраваная сiмволiка, я думаю, Васiль Быкаў з гэтым бы не пагадзiўся. Зараз лунаюць на вулiцах словы «Жыве Беларусь» — то трэба памятаць, што гэта словы нашага Янкi Купалы, якi таксама з’яўляецца гонарам нашай нацыi, — говорила она в суде.

А сегодня уже на воле рассказывает, как прошли восемь дней ареста.

— Если честно, я уже давно ждала и была морально готова к этому, — признается преподаватель. — Конечно, много читала интервью, которые давали задержанные. Интересно, что некоторые брутальные мужчины, которые побывали в изоляторе, называли это место адом. Ну не знаю… Возможно, у меня богатый литературный опыт. Я читала Шаламова — вот там ад. А это… Конечно, не камера Брейвика, но ведь и Беларусь — не Норвегия. Да, одеяло ужасное, туалет в метре от кровати, не водят в душ. Но я не испытывала страданий. Это все можно пережить.

Фото: Лев Короткевич

Сотрудники изолятора, рассказывает Наталья, были с ней предельно вежливы.

— Даже во время утренних и вечерних осмотров камеры не позволяли себе ни одного нецензурного выражения. И это притом что я слышала, как они в коридорах просто разговаривают матом.

О соседях по камере Наталья также не может сказать ничего плохого. Правда, провела она с ними всего сутки.

— Вначале сидела с дамочками, которые там не первый, не второй и, наверное, не последний раз. Они к тому моменту «отошли» от алкоголя и были очень добродушными. Конечно, они совсем аполитичны. Но все равно интересовались, зачем я хожу на акции, зачем протестующие носят БЧБ. Я им рассказала историю флага и герба «Погоня». Они очень удивились, ведь по телевизору слышали совсем другие истории. Потом даже шутили: мол, как только выйдут, тоже пойдут на марш. Говорили: представляете, как удивятся наши участковые и конвоиры ИВС, когда мы по другой статье сюда заедем! Их это очень веселило.

Фото: Лев Короткевич

О протестах в Беларуси

Наталья говорит, что всегда была бунтаркой, не желающей мириться с несправедливостью. И в 2010-м она тоже выходила на площадь.

—  Стояла и в очереди за квасом, и выходила похлопать. Но было ощущение, что я делаю это для очистки совести, чтобы просто потом не винить себя, что не вышла. И это было очень плохое чувство. Сегодня же в Беларуси — не сравнимая ни с чем ситуация. Я уже и не думала, что в моем возрасте можно чем-то удивить! Девятого [августа] мы с друзьями вышли в город — и сначала нам показалось, что никто больше, кроме нас, не выйдет. И это было ужасное чувство. Но потом люди стали прибывать и прибывать. Ну а дальше все всё видели.

— Что вы сейчас чувствуете?

— Было два неприятных момента. Первый случился сразу, в первый же вечер — когда люди стали убегать от ОМОНа. Ну вас еще даже никто не тронул, ну чего вы? И второй произошел перед самым задержанием — когда люди в балаклавах пытались убедить меня, что я не с теми связалась: мол, зачем вы с ними, это же не вашего поля ягоды… Обидно слышать такое про протестующих. Там такой общий уровень — ого-го!

Фото: Лев Короткевич

Наталья говорит, что заключенные видели, что к выходным весь первый этаж ИВС освободили — но удивились, что камеры почему-то так и не заполнили. Уже выйдя на свободу, женщина узнала, что на очередной воскресный митинг гомельчане так и не смогли собраться.

— Я искренне не понимаю тех людей, у которых задержали и избили сыновей — почему они молчат? Я не понимаю, почему, когда забрали чьего-то друга, в ответ на это не выходят все его друзья? Еще недавно я не понимала и тех, кто не выходит после своего задержания. Но после пребывания в РОВД все-таки стала немного понимать. Там я впервые увидела, как выглядят панические атаки: кажется, что человек просто не в себе. С нами была такая женщина — уже достаточно возрастная. Она из-за стресса и ужаса какого-то совершенно неадекватно вела себя. А с другой стороны от меня сидела молоденькая девочка — хрупкая, совсем еще ребенок, — так она боялась ослушаться любого приказа милиционеров. Нам до опроса сказали сидеть и смотреть в стену — вот она так и просидела все время, даже глазами не повела. Это тоже, наверное, стресс. Потом я узнала, что ей дали семь суток. За что?

Фото: Лев Короткевич

О кандидатах в президенты, один из которых — ее ученик

Голосовать Наталья Суслова 9 августа не ходила. Говорит, что не видела в этом смысла и не хотела заниматься самообманом. К тому же, акцентирует преподаватель, ни один кандидат ей не пришелся по душе.

— Их всех объединяет одно: у них не было национальной повестки. Мне не нравится все то пророссийское, что из каждого из них сквозило. Я ничего не могла с этим чувством поделать, — признается Наталья.

Из всех кандидатов все же наиболее симпатичным ей показался Тихановский. Может, потому, что когда-то она его учила — и это был, вспоминает Наталья, не самый прилежный студент-заочник.

— Все на него жаловались, но мы с ним ладили. Он каждый раз приходил и рассказывал какие-то невероятные вещи, просто всем взрывал сознание своими историями. Он был авантюрного склада. А в конце курса как-то принес стопку отработок, которые все никак не мог сделать, и говорит: собираюсь, мол, жениться, а перед свадьбой, есть такая примета, надо отдать долги.

Фото: Лев Короткевич

…Сегодня в вузе большинство коллег, говорит Наталья, поддерживают ее позицию — пусть это не всегда и заметно.

— У них правильная национальная повестка. Это все умные и образованные люди, они понимают, что стране необходимы перемены. Но у многих дети, кредиты и работа, которую они панически боятся потерять.

— А вы?

— Уже не боюсь. В ИВС мне принесли сборник поэзии Короткевича. Вот такое выучила, пока сидела:

Гіене — баяцца, сабаку — вішчаць,

Свінні — рыцца ў гноі сваім,

А льву патрэбны калючы гушчар,

Родны край і свабода ў ім.

П’ю за тое, каб нам сярод родных лясоў

Не вішчаць, не дрыжаць, не крывіць,

Бо ўсе мы тут не з гіен і не з псоў,

Бо мы — сапраўднай крыві.

Фото: Лев Короткевич

-8%
-10%
-20%
-20%
-10%
-10%