Поддержать TUT.BY
68 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Экс-студента БГУИР судят за частичный срыв занятий. Кажется, преподаватели не согласны с тем, что «срыв» был
  2. Четыре спальни, гостиная и терраса. Проект каркасного дома на 108 «квадратов» со сметой
  3. Долги давят на баланс. БМЗ ждет новую порцию поддержки от государства
  4. «Выживали — по-другому и не скажешь». Каково сейчас на Окрестина, где не принимают передачи
  5. «С мешком на голове привезли на границу, а милиционеры: «Добро пожаловать домой». Юрист ФБК о протестах
  6. «Как будто хотят сделать процедуру сложнее». Ковалкин — о грядущих изменениях по обращениям
  7. Кадровый вторник, представители МВД в суде, Ян Солонович на свободе. Что происходит 26 января
  8. «Службой был доволен, не жаловался». Что известно о погибшем в части в Островце 18-летнем срочнике
  9. В Беларуси готовятся нанести удар по коррупции. Что хотят изменить
  10. Врач Никита Соловей больше не главный инфекционист Минска
  11. Тайна, которую хранили 30 лет. Белоруска узнала, что мать всю жизнь скрывала: она ей не родная
  12. Экс-студента БГУИР, которому суд дал 114 суток ареста за марши, внезапно отпустили с Окрестина
  13. Британские СМИ о подробностях крупной аферы: подозреваемый бежал через Минск, за бизнес-джет платил наличными
  14. «Людей лишают «плюшек». Официальные профсоюзы придумали, как удержать работников и «наказать» тех, кто вышел
  15. Топ-баскетболистка Беларуси не верит, что в стране все останется как есть. И вот почему
  16. «Скучно, девочки». Путин прокомментировал расследование ФБК о дворце в Геленджике
  17. И ездить не стыдно, и налог платить не надо. Подборка крутых автомобилей старше 1991 года выпуска
  18. Песков — о дворце в Геленджике: Кремль не имеет права разглашать
  19. Прокурор запросил пять лет за тяжкие телесные повреждения милиционера. Обвиняемый 12 дней был в реанимации
  20. «Люди спрашивали, как мы живем». История семьи с незрячими родителями и здоровым малышом
  21. Активно протестовавший «Гродно Азот» доверили бывшему вице-премьеру Ляшенко
  22. Сугробы, метель и монохром. Смотрите, как Брест и Гродно накрыло сильным снегопадом
  23. Видеофакт. В Минске замечена бронемашина — ранее ее не удавалось опознать
  24. За сутки в стране всего 847 случаев COVID-19 — в два раза меньше, чем в воскресенье
  25. Предложения по Конституции: Утверждать результаты президентских выборов будет Всебелорусское собрание
  26. «Шатать и раскачивать нас будут». Лукашенко назначил нового госсекретаря Совбеза
  27. Узнали, какая ситуация с краудфандинговыми площадками, основатель которых — Эдуард Бабарико
  28. Задержанные на акциях в поддержку Навального — о нарушении прав, отношении полиции и своей мотивации
  29. У кого было больше шансов найти работу в кризисный 2020 год? Вы удивитесь, но это не «айтишники»
  30. У Комитета госконтроля новый «старый» руководитель


/ /

Павел Сибилев больше месяца провел в военном госпитале в Минске. Он — тот самый водитель общественного транспорта, которого ранило недалеко от станции метро «Пушкинская», предположительно, светошумовой гранатой. TUT.BY навещал Павла в больнице, теперь он выписался и рассказал, как заново учился ходить, как ему помогали люди и что он думает о силовом разгоне мирных акций.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

История Павла. «Припечатало гранатой, а сверху — пулями»

Павел Сибилев — пострадавший от силового разгона протестов вечером 10 августа. Его автобус № 163 (Сухарево — Воронянского) оказался заблокированным на дороге между остановками у станций метро «Спортивная» и «Пушкинская».

— Мы с возвышения видели, что внизу, на «Пушкинской», взрывы, хлопки, дымовая завеса, стрельба, — рассказывал водитель TUT.BY еще в больнице.

Во время августовских разгонов силовики в Минске использовали светошумовые гранаты и резиновые пули.

Высадив пассажиров, Павел и его коллеги из других автобусов и троллейбусов ждали, когда можно будет проехать. Мужчина получил ранение, когда возвращался в салон.

— Оставалось только ногу поднять на ступеньку — и меня просто припечатало гранатой к автобусу. А потом еще сверху пулями… Горела рубашка, кожа на спине взорвалась и горела. Меня как будто парализовало. Помню, что люди тушили, помогали мне, вызывали скорую. Кричали друг другу, чтобы не было столпотворения — боялись, что силовики начнут стрелять в скопление людей, — говорил мужчина.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Восстановление. «Пробовал ходить по две-три минуты»

В военном госпитале Павел Сибилев пролежал месяц — с 10 августа по 11 сентября. Сейчас он приезжает в Минск из Молодечно, где живет, на перевязки.

— Спасибо врачам, что меня спасли и выписали, — говорит мужчина.

В тот вечер он был просто на работе, а диагнозы — будто побывал на войне. Павел показывает свою врачебную выписку: минно-взрывное ранение области поясницы с обширным дефектом мягких тканей, огнестрельный перелом остистых отростков LII-LIII позвонков, множественные поверхностные ранения левого плеча, ушиб почек.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Мужчина рассказывает, что заново учился ходить.

— Врач помогал, учил, мне давали ходунки — и я пробовал ходить по две-три минуты. Больше не мог, потому что очень болели мышцы ног. Голова кружилась, она и сейчас кружится иногда, если резко встать. Делал упражнения на кровати. Упорно: утром, в обед и вечером. Знал: чем быстрее начну ходить, тем быстрее меня выпишут. За десять дней до выписки я уже мог минут по 30 ходить, двигаться.

До ранения Павел Сибилев жил в Минске в общежитии от работы, сам из Молодечно — так что вернулся туда.

— Я там с первой женой, семья мне помогает, стараются. Сначала дома после госпиталя было непросто. В больнице кровати приспособлены — есть за что ухватиться, чтобы тело приподнять и руками себя положить как нужно. Дома такого удобства не было. Ну ничего, потихоньку справился. Больше ходил, нагрузку давал на ноги. Трошкі восстановился, — улыбается мужчина.

Идет по улице Павел медленно, осторожно переступая с ноги на ногу.

— Вообще нормально, но если большой шаг сделаю — может резкая боль пойти, боюсь упасть. Трех пальцев левой руки не чувствую: немые и периодически их как будто бьет током. Врачи говорят, что со временем должно пройти. Спину не чувствую еще как положено. Сгибаться могу, но потихоньку. Страх остался, будто что-то может треснуть, порваться, — смеется. —  Нога заживает — с нее на спину кожу пересаживали. Вообще медики говорят, что с полгода нужно на восстановление.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

По ночам не дает покоя бессонница. Чтобы справиться с этим состоянием, Павел собирается к психологу.

— С 12 ночи до 4 утра кручусь вправо, влево — не могу спать.

Мужчина скучает по работе. Говорит, в пассажирских перевозках уже лет 15. До работы в Минске был водителем, тоже автобусником, в Молодечно. Два года назад устроился в столицу, потому что «тут совсем другие зарплаты».

— Пробовал как-то фуры, грузы — не мое это.

Что будет, когда выздоровеет, — не знает.

— На работе «охрана труда», почитавши эпикриз, сказала, что некоторые диагнозы могут помешать в дальнейшем работать в пассажирских перевозках. Шансов вернуться на автобус — 50 на 50.

Мужчина добавляет, что с ним часто связывается напарник, справляется о самочувствии. Помогает профсоюз.

— Зарплаты за август — кот наплакал, я ж мало успел проработать в том месяце. Больничный только будут выплачивать. Большое спасибо людям, которые насобирали мне деньги (счет для помощи указывали в этом тексте TUT.BY), там на несколько зарплат, — рассказывает Павел. — Правда, есть такие, кто думает, что я на этой ране обогатился, что мне даже повезло, — но это не так.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Протесты. «Зачем нужна была эта стрельба?»

Пострадавший 10 августа водитель общался со следователем в больнице.

— И сам я к ним ездил уже, и еще поеду. Видно по камерам, что прилетела граната мне в спину со стороны «Пушкинской», но кто ее выпустил — не видно.

Мужчина после выписки почитал и посмотрел новости по телевизору и в интернете и пришел к такому выводу:

— По телевизору все врут. Если бы я в такой ситуации сам не побывал и всего этого не увидел, я бы тоже, может, верил им. Ну зачем нужно было стрелять? Ну стоят люди, хлопают — пусть они до двух, до трех ночи стоят! Постояли бы и разошлись. Да, может, там, на «Пушкинской», и было несколько провокаторов — пять, десять. Так заберите этих провокаторов именно, зачем же всех под одну гребенку с ними грести? А в отдалении, наверху по проспекту, где я был, — там вообще тишина была. Зачем нужно было стрелять в эту сторону? — удивляется Павел.

Добавляет, что как-то в Молодечно, в магазине, с ним разговорилась пожилая женщина. Поняла, что Павел после больницы, — он рассказал почему.

— Она мне говорит: «Ох, это все эти протестующие!». Я ей сказал, что не надо так просто судить. Рядом со мной были мирные люди.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

-10%
-15%
-20%
-50%
-30%