/ /

Многодетную маму-активистку Елену Лазарчик задержали 17 сентября, когда она выходила из правозащитного центра «Весна». Вечером женщину отпустили, а вот ее шестилетнего сына Артема за это время отдали в приют социально-педагогического центра Фрунзенского района, так как его никто не забрал из школы в 18 часов. Елена считает, что сын оказался в приюте из-за ее политического активизма, в СПЦ утверждают, что Елену неоднократно лишали родительских прав из-за неблагоприятной ситуации в семье. Разбираемся в этой истории.

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY

19 сентября возле социально-педагогического центра Фрунзенского района на Бирюзова, 21, столпился народ. Кто-то пришел с плакатами, кто-то стал выкрикивать: «Отпускай», незнакомые люди принесли детские игрушки для Артема. Многие просят ждать маму молча и не превращать акцию поддержки в протест.

К толпе со стороны приюта то и дело подходит охранник, он говорит: «Начальство ждет маму». Внутри в приюте находится ребенок Елены Лазарчик, ее задержали 17 сентября для проверки личности, вечером выпустили — дома она была примерно в 23 часа. За это время ребенка передали в СПЦ, так как после 18 часов в школу за ним никто не пришел.

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY

У ворот также появляется Андрей Маханько — бывший член комиссии по делам несовершеннолетних при Совмине (12 августа он заявил о выходе из комиссии). Его пускают внутрь пообщаться с руководством СПЦ. Вернувшись, он говорит, что, если мама принесет необходимые документы, ей вернут ребенка.

— Ситуация такая, по словам директора: вчера мама была в опеке и получила список обязательных документов, которые должна предоставить по декрету № 18 («О дополнительных мерах по государственной защите детей в неблагополучных семьях». — Прим. TUT.BY), чтобы забрать ребенка из приюта. Документы там достаточно простые: характеристика с места работы, выписка из лицевого счета, паспорт, заявление.

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY
В маске — Андрей Маханько

— Мы понимаем, что это элемент политического давления. Я много лет говорю о том, что это давление будет осуществляться. Если ты профессиональный революционер, ты должен быть готов ко всему, у тебя не должно быть уязвимостей. Да, мама до этого была лишена родительских прав, — говорит Маханько.

За что именно и когда — подробности этой истории бывший член комиссии не знает.

Маханько говорит, директор учреждения просила передать, мол, дети напуганы тем, что у ворот скопилось много людей.

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY

К 12.50 Елена Лазарчик пришла к приюту. Вместе с ней были ее мать Татьяна и старшая дочка Марина. В течение получаса Елена находилась внутри — у нее приняли документы и ждали, пока ребенок пообедает. В 13.30 Елена Лазарчик вышла с ребенком из приюта под аплодисменты толпы и крики «Жыве Беларусь».

СПЦ: многодетная мама была неоднократно лишена родительских прав

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY

Мы не смогли дозвониться ни до школы, где учится Артем, ни до руководства СПЦ Фрунзенского района, где мальчик в это время находился. Но директор СПЦ с приютом Фрунзенского района Марина Станкевич дала комментарий по этой ситуации агентству «Минск-Новости».

Сын Елены Лазарчик учится в 1-м классе в школе № 126. 17 сентября после 18.00 за мальчиком никто из родителей или родственников не пришел. Руководство и педагоги школы пытались связаться с мамой, но трубку она не снимала. Ребенка отвели домой, дверь никто не открыл. Поздно вечером Артема направили в детский социальный приют.

Елену Лазарчик выпустили вечером 17 сентября, в приют Фрунзенского района она обратилась на следующий день ближе к вечеру и потребовала отдать ей ребенка. В отделе охраны детства районного управления по образованию ей объяснили, какие документы необходимо предоставить, чтобы сын вернулся домой.

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY

В публикации утверждают, что у Елены Лазарчик пятеро детей. Она неоднократно лишалась родительских прав в отношении четверых старших. Причины: ненадлежащее исполнение своих обязанностей, отказ от их воспитания, сложное материальное положение. А три года назад самый младший, Артем, признавался находящимся в социально опасном положении.

— Артема никто у мамы не отнимал. Его временно направили в детский приют, чтобы обеспечить безопасную среду. Поскольку Лазарчик ранее лишалась родительских прав, без документов, которые проясняют сложившуюся ситуацию в семье, просто отдать ей ребенка нельзя. Это в том числе характеристики с места работы и от участкового инспектора и прочие, — рассказала директор СПЦ с приютом Фрунзенского района Марина Станкевич.

Также в заметке утверждают, что за то время, пока Артем был в СПЦ, Елена ни разу не навестила сына, не поинтересовалась, как он себя чувствует и что ему необходимо передать.

В вечернем эфире ОНТ председатель комитета по образованию Мингорисполкома Марина Киндиренко заявила, что учитель пыталась связаться с матерью по телефону, который был указан в личном деле ребенка, а также приходила к ним домой, но никто не ответил и дверь не открыл.

— Вечером, в достаточно позднее время, педагогами было принято единственно верное в тот момент решение для создания безопасных условий пребывания ребенка об определении его в социально-педагогический центр, — сказала Киндиренко.

Прокомментировали ситуацию и в Минобразования. Замначальника управления главного управления молодежной политики Министерства образования Елена Головнева рассказала: мама мальчика проинформировала школу, что она состоит в браке с отцом ребенка, однако вместе они не проживают, мужчина не принимает участие в воспитании сына.

Головнева рассказала, что Лазарчик вечером в четверг не предпринимала попыток узнать, где ее ребенок, не ответила на СМС и звонки, которые ей поступили.

— На следующий день она обратилась в школу, директор ей разъяснила, где находится ребенок, и поэтому она пошла в приют, чтобы узнать, как забрать ребенка, — сообщила представитель Минобра.

— В соответствии с законодательством будет проведено социальное расследование, где состоятся встречи не только с мамой, но и с папой ребенка, потому что они законные представители. Родителям объяснят особенности адаптации ребенка к условиям в первом классе. Но все эти мероприятия будут проходить, когда ребенок находится дома, в семье, вместе с родителями. Если будут выявлены критерии социально опасного положения в рамках этого расследования, в таком случае будет рассматриваться вопрос на заседании совета по профилактике безнадзорности правонарушений школы, где учится ребенок, — заявила Головнева.

В эфире ОНТ сообщили, что в 2003 году суд лишил родительских прав маму и папу в отношении старшего ребенка, через три года Елена возмещала расход на содержание другого сына, а отец Артема привлекался по уголовной статье за уклонение от содержания детей. В сюжете также заявили о том, что у мамы были проблемы с алкоголем, а пара неоднократно привлекалась к ответственности за организацию массовых беспорядков.

Что говорят об этом сама Лазарчик и ее дочь?

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY
Слева — дочь Елены Марина, в центре — Елена Лазарчик, справа — мать Елены Татьяна

Пока Елена Лазарчик находилась в приюте, мы пообщались с ее старшей дочерью Мариной. Девушка рассказывает, что она живет с мамой, вместе с ними — 6-летний Артем, бабушка и дедушка. Марина работает продавцом в магазине одежды, рабочий график с 10 до 22 часов, поэтому забрать Артема из школы она не смогла. Бабушка с дедушкой были на даче. О задержании мамы Марина не знала, девушка говорит, что позвонить Елене не дали. Еще один сын Елены — Владимир, он живет отдельно, о происходящем узнал из интернета. С отцом шестилетнего ребенка семья не общается, он с ними не живет.

— Мы не знали, что делать. У мамы истерика началась. Утром 18 сентября я позвонила воспитательнице, стала выяснять, где ребенок, она сказала, что завуч и директор школы отвезли ребенка в приют. Нам сказали идти в школу, чтобы задать все вопросы.

После консультации в школе Елена Лазарчик обратилась в управление образования Фрунзенского района, просила встретиться с ребенком, успокоить его. Там, по словам девушки, навестить ребенка не разрешили, ссылаясь на коронавирус, но сказали, какие нужно собрать документы, чтобы забрать ребенка.

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY

— Непонятен один момент: 17 сентября вечером маму отпустили, она приходит домой, ребенка дома нет. Что она делает? Никого не интересовало, что шестилетний ребенок не ночует дома? — спрашиваем мы.

— У нее были предположения, что его забрали туда, у нее истерика была, и я сама не знала, как в этой ситуации поступить. Так получилось, — говорит Марина.

Марину возмущает, что ей, как старшей сестре, не позвонили из школы, ведь раньше она забирала ребенка самостоятельно, когда мама лежала в больнице. Девушка утверждает, что ее номер был у воспитателя.

Также Марина говорит, что ей неизвестны случаи, когда маму лишали родительских прав. Про пятерых детей она слышит впервые.

Сама Елена рассказывает, что 18 сентября к ней приходили из школы проверять, какие условия в квартире.

— Условия у меня хорошие! 18 сентября к нам приходили завуч, психолог, классный руководитель. Составили акт обследования жилищно-бытовых условий. Копию акта нам на руки не дали, когда мы попросили ее в школе, нам сказали, что ничего давать не будут. К условиям претензий быть не может, устно они мне ничего не высказывали. Они в акте написали, что все хорошо, что всего хватает.

Фото: TUT.BY

Фото: TUT.BY

Уже выйдя из центра с Артемом, Елена рассказывает, что директор СПЦ отнеслась к ней по-человечески, они нормально пообщались, ребенка передали родителю без проблем.

Но Елена уверена, что Артема забрали из-за ее политической активности, так как она состоит в «Европейской Беларуси» и участвует во всех митингах. Работает же Елена в ЖЭСе, говорит: «Должность там никакая, рабочая».

В июне Елену уже задерживали, тогда по решению суда она была арестована на 12 суток за участие в несанкционированном мероприятии на Комаровке.

Мы попросили Елену прокомментировать информацию о том, что она неоднократно лишалась родительских прав.

Фото: TUT.BY

— Один раз такая ситуация была. Это было связано с политической деятельностью. Я взяла свою дочку на митинг — она там получила дубинкой. Ей тогда лет 7 было. Тогда меня лишили родительских прав на сына Вову.

— Говорили, что у вас пять детей. Дочка сказала, что знает только про троих. А что еще с двумя? — уточняем мы.

— Я не знаю, кто и откуда эту информацию берет, — отвечает Елена.

— У вас нет еще двоих детей? Только трое?

На вопрос Елена не отвечает, молча мотает головой.

Фото: Майя Кохно, TUT.BY
Фото: Майя Кохно, TUT.BY

Шестилетний Артем говорит, что чувствует себя нормально. Мы спрашиваем у него, приводили ли его домой вечером в тот день, когда его никто не забрал.

— Приводили. Мы тебя, мама, вообще-то будили! — говорит Артем.

— Меня дома не было, как ты мог меня будить? — отвечает ему Елена и поясняет, что в квартире тогда никого не было, поэтому дверь никто не мог открыть.

Семью уводит бабушка Татьяна, она говорит, что уже пора уезжать, а все интервью — потом. Люди расходятся, кладут семье в пакет деньги и предлагают отвезти домой.

-10%
-20%
-20%
-40%
0071366