Коронавирус: свежие цифры


/

В деревне Лучиновка под Витебском, на трассе Р21, находится кафе-мотель «Сова». Перед выборами кто-то написал на стене «За Свету». Лозунг закрасили. После выборов появилась новая надпись — «Света 80%». Власти потребовали ее убрать. Но хозяин заведения, витебский предприниматель Евгений Ковалевский неожиданно для них «восстал»: решил узаконить это название — и подал соответствующую заявку. В кафе зачастили представители различных госорганов — от санстанции до КГК. А председатель местного сельисполкома обвинил Ковалевского в мелком хулиганстве — якобы тот требовал у него краску на закрашивание надписи и мешал работать. Недавно прошел суд, который не усмотрел в действиях предпринимателя хулиганства. TUT.BY разбирался в этой истории.

Кафе-мотель «Сова» на трассе Витебск — Лиозно. Август, 2020. Фото предоставлено Евгением Ковалевским

Как развивались события

Надпись «За Свету»

В конце июля на кафе-мотеле «Сова» на улице Центральной, 16а в деревне Лучиновка Витебского района появилась надпись серой краской «За Свету!». По словам хозяина заведения, директора частного предприятия «БОНА-Сервис» Евгения Ковалевского, «это сделали неизвестные».

— Я узнал о появлении надписи от милиции: «У вас на кафе — нехорошие слова». Я посмотрел, удивился: «А что нехорошего в словах „За Свету“?» — «А вы разве не понимаете?». Через полчаса мне позвонила заместитель председателя Витебского райисполкома Снежана Семенова и сказала, чтобы я бегом бежал эту надпись закрашивать. Я сказал: надпись мне не мешает, и надо вначале выяснить, кто ее нанес.

«За Свету» просуществовала на кафе 3−4 дня. Ковалевский говорит, что потом к кафе самолично и со своей краской приехали чиновники — Снежана Семенова и председатель Вороновского сельисполкома Юрий Осипов.

— За три часа они закрасили эту надпись, — говорит бизнесмен. — У меня есть свидетели — работники кафе. При этом нам грозили всякими проверками.

Забегая вперед, скажем, что у главы сельсовета Юрия Осипова своя версия этих событий — и именно ее он озвучил в суде. Мол, надпись закрашивал сам Ковалевский, а Осипов ему «лишь помогал».

Фото предоставлено Евгением Ковалевским

Надпись «Света 80%» и БЧБ-флаг на крыше

После президентских выборов, в середине августа, на кафе появилась новая надпись — «Света 80%». И опять, как говорит владелец кафе, «это сделали неизвестные».

—  Я сам сообщил Снежане Петровне, что у меня на здании — надпись. Мне велели, чтобы в этот раз я ее закрасил сам. Я сказал, что сам голосовал за Тихановскую — и надпись меня устраивает. И уточнил свою позицию: если власти сами не закрасят надпись, которая их не устраивает, или не выделят мне — за их счет — краску на это, то я надпись убирать не стану и вообще подам документы на изменение названия кафе на «Света 80%».

Так он и сделал — 21 августа подал в райисполком заявление с просьбой согласовать новое название кафе.

5 сентября на крыше кафе-мотеля появился бело-красно-белый флаг. Ковалевский говорит, что не знает, кто, когда и как его повесил.

Исторический белорусский флаг на здании на оживленной трассе, которая ведет в Россию, провисел два дня. Ковалевский отказывался его снять — и 7 сентября это сделали сотрудники МЧС.

10 сентября, почти через месяц после появления надписи «Света 80%», Евгений Ковалевский ее таки закрасил.

Однако в отношении владельца кафе еще в августе начали административный процесс по ст. 21.13 КоАП (Нарушение архитектурного решения фасада здания или сооружения). За это ему дали штраф — 2 базовые величины (54 рубля).

Фото предоставлено Евгением Ковалевским

Три попытки изменить название кафе и череда проверок

В конце августа бизнесмен Ковалевский получил уведомление с отказом согласовать новое название кафе «Света 80%». Власти пояснили: «Изменение наименования объекта общественного питания с цифровыми и процентными выражениями искажает ценовую политику, носит характер скидок и тем самым может вводить покупателей и посетителей в заблуждение».

Ковалевский подал жалобу на действия районной власти в обл- и горисполкомы.

А 10 сентября предложил властям второе название своего кафе — «Света, Маша, Вероника» (имена «женского триумвирата» Тихановской, Колесниковой и Цепкало).

— 16 сентября я получил отказ в регистрации и этого названия. Причем оно, кажется, так напугало работников исполкома, что они даже не стали писать слова «Света, Маша, Вероника» в уведомлении об отказе, — комментирует действия местной власти Евгений Ковалевский.

По поводу второго названия предпринимателю сообщили, что оно «носит политический характер», а его использование «может противоречить общественным интересам и иным, охраняемым законом, интересам».

Тогда у Ковалевского родилось третье название — «Витя, Дима, Коля» (точно так же, напомним, зовут сыновей Александра Лукашенко). Ответа районной власти на этот счет пока нет.

Евгений Ковалевский заметил, что после того, как он решил изменить название кафе, к нему зачастили проверки различных государственных инстанций:

— В кафе вдруг резко ухудшилась пожарная обстановка. Обеспокоенность в этом выражал замначальника Витебского РОЧС. 8 сентября в заведение приезжали сотрудники Комитета госконтроля. Проводили внеплановую проверку деятельности предприятия. Свои проверки проводили также санстанция и милиция.

Фото: Алесь Пилецкий, TUT.BY
Евгений Ковалевский. Фото: Алесь Пилецкий, TUT.BY

Суд: по мнению главы сельисполкома, бизнесмен к нему «назойливо приставал»

Претензии к Евгению Ковалевскому имел и председатель Вороновского сельисполкома Юрий Осипов. Он обвинил бизнесмена в мелком хулиганстве (ст. 17.1 КоАП). Якобы 18 августа тот «из хулиганских побуждений, находясь в рабочем кабинете председателя Вороновского сельисполкома, назойливо приставал, вел себя вызывающе, брал без разрешения со стола вещи председателя, на замечания прекратить противоправное поведение не реагировал, чем умышленно нарушил нормальную деятельность сельисполкома, при этом проявил явное неуважение к обществу».

18 сентября тяжбу между главой сельисполкома и предпринимателем рассмотрел суд Витебского района. Процесс вел судья Михаил Зубеня.

Фото: Алесь Пилецкий, TUT.BY
На судебном заседании. Фото: Алесь Пилецкий, TUT.BY

Евгений Ковалевский не признал себя виновным. Он объяснил, что пришел в кабинет к Осипову, чтобы попросить краску — закрасить надпись «Света 80%».

— Юрий Валентинович сказал мне, что краску больше не даст. Пояснил, что я сам должен ее найти и закрасить. Мол, в первый раз он совершил ошибку, когда выделил краску.

По словам Ковалевского, никакого конфликта между ним и Осиповым не произошло, «разговор был не очень дружелюбный, но и не на повышенных тонах».

— Вам вменяется, что вы «назойливо приставали» к председателю. Как, по-вашему, такое было? — спросил судья.

— Что значит «назойливо приставал»? Я не понимаю такой формулировки. Я до него не дотрагивался. С моей стороны вообще не было никаких провокаций. Вещей со стола председателя я не брал. Взял только бутылку с антисептиком, обработал руки и вернул. Но я подумал, что этот антисептик — для общего пользования. Не понимаю, в чем проблема? — недоумевал Ковалевский.

Фото: Алесь Пилецкий, TUT.BY
Юрий Осипов (в центре снимка). Фото: Алесь Пилецкий, TUT.BY

«Эту надпись нужно было закрасить: она провокационная»

У потерпевшего Осипова судья уточнил:

— В чем заключалось вызывающее поведение Ковалевского?

— Ковалевский пришел ко мне в кабинет с дочерью, сел без приглашения. Без спроса хватал предметы с моего стола. А ведь есть какой-то порядок, этикет общения! На стене висит портрет президента. Ковалевский и его спутница высказывались о нем: «Кто это?». Мой заместитель объяснила, что это наш действующий президент. С их стороны прозвучала фраза: «Бывший президент». Дальше Ковалевский взял бутылку с антисептиком, стал им пользоваться. Мне пришлось забрать бутылку. Это лично моя вещь, а не для общего пользования. Потом он стал назойливо, неоднократно требовать, чтобы я закрасил эту надпись на его кафе. Я сказал, что делать этого не буду. И что темы для разговора больше нет. Мол, вы можете покинуть кабинет. Вскоре Ковалевский ушел.

Осипов утверждает, что первую надпись — «За Свету» — Ковалевский закрашивал сам:

— Снежана Петровна ничего не красила. А я лишь помогал Ковалевскому в этом. Взял краску, которая у меня есть. Причем взял фасадную — чтобы не портить ему фасад. Эту надпись нужно было закрасить: она провокационная.

Судья Михаил Зубеня решил, что в действиях предпринимателя, который пришел в рабочий кабинет главы сельисполкома в рабочее время для решения рабочего вопроса, хулиганства нет.

— На фоне того, что сейчас суды часто выносят людям штрафы и сутки, я был удивлен, что судья меня оправдал, — комментирует Евгений Ковалевский.

Фото: Алесь Пилецкий, TUT.BY
Михаил Зубеня. Фото: Алесь Пилецкий, TUT.BY

Кстати, а что кафе-то? Точка общепита на трассе в Лучиновке с 15 сентября не работает. Владелец объясняет это так:

— Начались все эти проверки, стали ко мне придираться — и я не вижу дальнейшего смысла работать. К тому же в последние 4 месяца мы и так работали в убыток: из-за коронавируса фуры возле кафе-мотеля не останавливались, выручки не было.

-10%
-23%
-20%
-20%
-58%
-20%
-15%