/ Фото: Алесь Пилецкий /

В начале нового учебного года из СШ № 4 Витебска уволились сразу два педагога-филолога — Татьяна Трощинская-Степушина и Елена Андробайло. У обеих решение уйти из школы связано с ситуацией в стране после выборов, рассказали они TUT.BY.

  • Татьяна МатвееваЖурналист TUT.BY
  • Татьяна Трощинская-Степушина — учитель русского языка и литературы, кандидат филологических наук. В СШ № 4 проработала 16 лет.
  • Елена Андробайло — учитель английского языка, педагогический стаж — 9 лет, и все эти годы девушка трудилась в CШ № 4.

31 августа они принесли заявления на увольнение директору школы, и с 4 сентября педагоги там уже не работают.

Татьяна и Елена говорят, что администрация школы не вынуждала их уволиться, это было их личное решение — но да, оно напрямую связано с событиями в стране после выборов.

Фото: Алесь Пилецкий, TUT.BY
Слева направо: Елена Андробайло, Татьяна Трощинская-Степушина

О профессии: «Учитель, ученик, родитель — винтики системы»

Елена: Моя мама — педагог, и я с детства хотела стать учителем. Рассаживала игрушки и учила их читать по букварю. Мне очень нравится работать с детьми. Я не представляю себя в другой сфере, кроме педагогики. Хотя после увольнения мне поступали предложения уйти в IT-сферу, где нужны люди со знанием английского.

Но в государственной школе больше работать не хочу. Там очень много бумаготворчества, из-за которого не видишь детей.

Фото: Алесь Пилецкий, TUT.BY
Елена Андробайло

Татьяна: В детстве мечтала стать или врачом, или учителем. Выиграл учитель. Но придя в профессию, быстро разочаровалась — из-за системы и рутины. Ни учитель, ни ученик, ни родитель не рассматриваются как самостоятельные личности. Это винтики системы, и они должны крутиться по заданной ею траектории.

Фото: Алесь Пилецкий, TUT.BY
Татьяна Трощинская-Степушина

О работе в избиркоме: «Кто не может посчитать голоса так, „как надо“, может уйти»

Татьяна Трощинская-Степушина никогда не была членом участковых избирательных комиссий.

— Твердость моего характера в подобных вопросах была известна администрации школы, — поясняет Татьяна.

Елена Андробайло работала в комиссиях на нескольких выборах.

Елена: Я пришла работать в школу и сразу же попала в избирательную комиссию [речь о парламентских выборах 2012 года]. Сейчас я понимаю, что случайных людей там не бывает. Туда берут только надежных и проверенных. Возможно, мне доверили, потому что мама — педагог с авторитетом.

Раньше я политикой особо не интересовалась и поэтому ничего особенного в работе комиссии не замечала. Смущало лишь то, что в основной день голосования нам давали протокол без цифр — лишь с фамилиями членов комиссии. И в нем нужно было расписаться. Объясняли так: «Сейчас все заполним и отпустим вас пораньше домой, а то будете сидеть на участке до двух часов ночи». И все послушно расписывались.

Но на последних местных выборах меня встревожил такой момент. Составили списки избирателей старше 60 лет. Нам пояснили: сейчас вы пойдете по квартирам, убедите людей, что нужно проголосовать, и они это сделают на дому. Но где-то за час до конца голосования сказали: «Отбой, никуда идти не надо». Получилось, эти люди «проголосовали» на участке?

То, что выборы 2020 года будут особенными, я поняла еще летом, когда ЦИК не зарегистрировал основных противников действующего президента. В стране происходили пугающие события. Меня шокировала история с Symbal.by, когда силовики жестко разогнали очередь к этому магазину.

«Нам сказали отмечать на отдельном листике галочкой избирателей с белыми ленточками на руках».

На этих выборах я работала в комиссии № 34 — она находилась в СШ № 4. В первый день досрочного голосования, 4 августа, я увидела, что по спискам проголосовали 56 человек. Но, на мой субъективный взгляд, бюллетеней в урне было значительно больше.

Фото: Алесь Пилецкий, TUT.BY

Нам сказали отмечать на отдельном листике галочкой избирателей с белыми ленточками на руках, а также тех, кто долго находился в кабинке для голосования. Я задумалась: зачем, куда потом пойдут эти сведения?

9 августа, еще до начала работы участка, председатель комиссии (директор школы № 4 Наталья Данилова. — Прим. TUT.BY) собрала нас и попросила выключить и сдать свои телефоны. Я посчитала это ущемлением своих прав. Также она сказала, если кто-то в силу каких-то причин, по своим политическим, моральным взглядам, не может посчитать голоса так, «как надо», то он может сейчас уйти. И добавила, что никаких репрессий за это не будет. Все промолчали. Я встала, попрощалась — и ушла.

Татьяна: Елена — добросовестная, исполнительная, старательная, поэтому ее и назначали в эти комиссии. Не учли только, что она еще и очень честный, совестливый и сильный человек.

Елена: Утром 10 августа директор школы пригласила меня в свой кабинет. Попросила снять белую ленточку с руки, подчеркнув, что учителя — люди государевы и на работе должны придерживаться государственной идеологии.

Но я думаю иначе. Учителя — не государевы люди, а работники бюджетной сферы, которым платит не «государь». Главное: мы несем ответственность за воспитание детей и должны являться для них примером, а значит, быть честными, порядочными, добрыми.

Фото: Алесь Пилецкий, TUT.BY

О ситуации в школе после выборов: «Умолчали о самом главном, больном»

Татьяна: Когда начались массовые задержания и избиения людей, я переживала за всех, кто подвергся репрессиям. Мне очень хотелось написать о том, что чувствую, в общую учительскую группу, но понимала: бесполезно.

И тут одна из наших коллег разместила в группе ссылку на петицию «Учителя против насилия». Я поблагодарила ее за это и написала, что у нас на улицах хватают и калечат людей, а мы слова сказать не можем. «Позор всем нам!» — резюмировала я. Тогда директор удалила из группы меня и учительницу, скинувшую ссылку на петицию. Тут уже возмутилась Лена — и вступилась за нас.

«Педагоги обсуждали, что фото избитых людей — это фейки, видео на эту тему — постановка, а статьи об этом — заказные».

Елена: Я написала, что мы, учителя, учим детей быть добрыми и честными. А как мы можем это делать, если мы сами не добрые и не честные? Если учителя не против насилия, то, получается, мы — за насилие? Я против насилия, и учителям не должно быть страшно об этом сказать. И сама ушла из этой группы в вайбере.

Фото: Алесь Пилецкий, TUT.BY

После этого, по словам Елены и Татьяны, отношение некоторых учителей к ним стало прохладным.

Елена: Накануне учебного года прошел педсовет. И там ни словом не обмолвились о том, что происходит в нашей стране. То есть умолчали о самом главном, больном, акцентировали внимание на сугубо школьных делах.

Татьяна: Педагоги обсуждали, что фото избитых людей — это фейки, видео на эту тему — постановка, а статьи об этом — заказные. Одна коллега вообще считала, что на всех фото и видео — один и тот же человек, но в разных ракурсах. Мол, в эпоху фотошопа можно сделать все что угодно. Вторая коллега, когда в стране несколько дней после выборов не было интернета, беспокоилась лишь о том, что не может посмотреть кино.

Об увольнении из школы: «Уйти в никуда было страшно»

31 августа Татьяна и Елена принесли заявление на увольнение директору школы. Уволили их 4 сентября.

Фото: Алесь Пилецкий, TUT.BY

Татьяна: В этом году я не собиралась увольняться: все лето готовилась к экзамену для аттестации на категорию «учитель-методист». Но случились выборы.

Решение уволиться далось мне трудно. Меня «шатало»: что делать, как поступить. Уйти в никуда было, конечно, страшно. На мое решение повлияла Лена. Хрупкая, спокойная, она решительно отвергла возможность работать в этой системе после того, что случилось после выборов. Поступила как настоящий интеллигентный человек, который не может мириться со злом и несправедливостью.

И я поняла, что если Лена уходит, я просто не имею права остаться.

Зная мою непоколебимость, директор школы просто приняла у меня заявление. А Лена провела у нее в кабинете много времени.

Елена: Директор Наталья Владимировна уговаривала меня остаться. Спросила: что случилось? Я объяснила: после всего, что произошло в стране после выборов, не хочу и не могу прийти к детям 1 сентября и сделать вид, что ничего не изменилось. Хотя раньше, еще до выборов, была уверена, что буду работать в этой школе всю жизнь.

Как прощались с учениками: «Дети плакали, я плакала»

Татьяна: Я не хотела снова «врастать» в учебный процесс, поэтому и ушла в самом начале учебного года. Прощаться с некоторыми учениками было больно. Переживали и они. Было много слов поддержки — и от учеников, и от родителей. Но, оставив школу, я впервые за долгие годы почувствовала себя живой, свободной.

Фото: Алесь Пилецкий, TUT.BY

Елена: Я была классным руководителем у детей, которые перешли в 8-й класс. Это уже подростки, они многое понимают. До выборов я даже представить не могла, что уйду из школы, брошу своих детей. Я много плакала перед увольнением — но все же ушла.

«Одиннадцатиклассникам объяснила: „Нельзя пройти по грязной дороге — и остаться в чистых ботинках“».

1 сентября у нас с моими восьмиклассниками был последний урок. Я его отвела, оставалось минут десять до звонка. Призналась: «К сожалению, мне придется уйти из школы, так как я не согласна с тем, что в мирное время в суверенной стране избивают людей только за то, что они сделали другой выбор. Ребята, это очень тяжелое решение в моей жизни». Дети плакали, я плакала. Потом начали звонить и даже плакать родители.

Но важно, что дети меня поняли. Говорили: «Елена Геннадьевна, вы молодец, мы вас поддерживаем, но не забывайте нас, пожалуйста».

Старшим ученикам, одиннадцатиклассникам, объяснила: «Нельзя пройти по грязной дороге — и остаться в чистых ботинках. Лучше по ней тогда не идти».

Переживаю, что меня не поняла мама. Она на пенсии, но работает учителем в этой же школе. И она очень болезненно восприняла мое решение уволиться.

Фото: Алесь Пилецкий, TUT.BY

Что педагоги собираются делать дальше

Елена: Работа с детьми для меня в приоритете. Но, как я уже говорила, только не в государственной школе.

Татьяна: Хочу сменить сферу деятельности. Это может быть литературная или научная работа. Я хорошо пишу, лауреат нескольких международных литературных конкурсов. Мне было бы интересно попробовать себя в журналистике.

В школе я отвечала за творчество: если нужно было что-то интересно написать, обращались ко мне. Подготовка детей к конкурсам исследовательских работ, участию в литературных конкурсах — это была моя стихия.

А еще мне нравится кино. Несколько лет вела дискуссионный киноклуб, где мы со старшеклассниками смотрели и обсуждали замечательные острые фильмы.

Ради интересной, творческой работы я согласна на переезд.

Директор школы: «Администрация не подталкивала учителей к увольнению»

Директор СШ № 4 Витебска Наталья Данилова прокомментировала TUT.BY:

— Елена Геннадьевна и Татьяна Евгеньевна уволились по соглашению сторон. Увольнение произошло по их желанию. Администрация школы никоим образом не подталкивала их к этому шагу. Условия их труда не стали хуже.

Елену Геннадьевну мы долго убеждали остаться: она любит профессию, и у нее хорошо получалось работать с детьми. Все годы, которые она трудилась в нашей школе, мы с ней взаимодействовали.

В нашей школе проводится политика сотрудничества педагогов — и друг с другом, и с руководством. И для нас решение этих двух учителей уволиться было неожиданным.

Если у вас есть предложения работы для Татьяны и Елены, напишите, пожалуйста, на электронные адреса: astrid_2000@tut.by (Татьяна) и miss_trouble@mail.ru (Елена).

-30%
-20%
-30%
-20%
-20%
-10%
-40%
-50%
-5%
0071674