Коронавирус: свежие цифры


/

В суде Московского района рассмотрели дело Александра и Натальи Раентовых, которые были жестко задержаны после женского субботнего марша. Брат и сестра уже ехали в троллейбусе, когда туда неожиданно заскочили бойцы в форме ОМОНа и в спортивной форме, без объяснения причин вытащили их за руки и ноги и погрузили в автозак. Такие суды в Беларуси уже стали обыденностью, но этот процесс не обошелся без эмоции и у задержанных, и у судьи.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Согласно протоколам, вечером 29 августа Наталья и Александр Раентовы приняли участие в несанкционированном митинге — собрались в заранее установленном месте и под открытым небом обсуждали действующую власть и общественно-политическую жизнь. Также собравшиеся, а их, согласно рапорту командира отделений 4-й оперативной роты ОМОНа Хомича, было около 5 тысяч человек, размахивали бело-красно-белыми флагами, кричали: «Жыве Беларусь!» и «Уходи!». Кроме того, как было записано в протоколе, Раентовы «указывали жестами, координировали дальнейшие действия участников митинга».

«Пять карточек у вас, телефон недешевый»

Сначала рассматривали дело в отношении Натальи. Она рассказала суду, что гуляла по Минску и решила присоединиться к собравшимся женщинам — «не запрещено же приезжать и гулять в городе».

— Если прогулка считается митингом, вину признаю, — заявила девушка. — Я просто шла вместе со всеми, женщины хлопали, радовались, гуляли — никогда у нас такого не было, столько красивых женщин собралось, с цветами.

Когда собравшихся начал отсекать ОМОН, Наталья и ее брат, который был с ней, забежали в троллейбус. Проехали остановку, после чего в салон забежали «люди в черном», которые начали их вытаскивать.

— Я испугалась так, что об******, но мне уже было все равно, — пояснила Наталья. — Хваталась за поручень, у меня было состояние шока. Потом сказали, что я оказала неповиновение. Если бы ко мне подошли сотрудники в форме, все объяснили — это одно, люди в черных масках — другое, это очень страшно. Я не знаю, найдется ли человек, которому в такой ситуации будет не страшно. Потом они сказали, что я должна была догадаться, что это милиция, говорили, что вы ходите, должны сидеть дома. Я думала, что у нас есть право мирно ходить и гулять по улицам. Но, как выяснилось, сейчас этого права у нас нет.

Согласно рапортам Хомича, брат и сестра Раентовы при задержании отказывались пройти в служебный транспорт, чем оказали неповиновение законным требованиям сотрудников милиции, хватались за поручни и форму правоохранителей, кричали и пытались посеять панику среди пассажиров. Бойцы применили силу — за руки и ноги вынесли задержанных из троллейбуса и доставили в служебную машину.

Судью Ольгу Малашенко интересовало, почему Раентова нигде официально не работает и за какие средства она живет. Наталья пояснила, что окончила БГУИР, по специальности она инженер-программист, сейчас живет за деньги от продажи ягод, которые собирает в лесу, кроме того, за средства, которые отложила, пока работала.

Из протокола личного досмотра судья зачитала, что у Раентовой обнаружен бело-красно-белый флаг, красная дудка, белые пластиковые браслеты, пять банковских карточек и мобильный телефон.

— Флаг я купила в магазине в тот же день, но он лежал в рюкзаке, я с ним не шла, — пояснила Наталья.

— Для чего вы себе его купили? — уточнила судья.

— Повешу дома на стенку и буду на него смотреть.

— А история флага вам известна?

Девушка попыталась ответить, что она знает об истории флага с 1918 года, но судья ее прервала:

— Почитайте историю, Наталья Сергеевна, даже не можете ответить на вопрос. Вы знаете, кто под этим флагом ходил?

— Кто ходил? Расскажите мне, — попросила девушка.

— Почитаете потом в «Википедии», — заявила судья.

Вопросы вызвали и белые браслеты.

— Я не понимаю, у нас что, запрещены вещи красного и белого цвета? — спросила Наталья.

— Суду вопросы не задают, — пресекла ее судья. — А зачем вам пять банковских карточек? Вы же нигде не работаете.

Наталья объяснила, что часть карточек принадлежит ее матери, часть ей, в том числе с отложенными деньгами. На этом вопросы по имуществу не закончились, судья перешла к следующему пункту — а деньги на мобильный телефон откуда: «Xiaomi, стоит недешево, уважаемая», дальше — что за ключи от автомобиля были при себе.

— Ясно, нигде не работаете, пять карточек у вас, какие-то ключи от автомобиля, телефон у вас недешевый, — заключила Ольга Малашенко.

На это Наталья пояснила, что ей много денег на жизнь не надо, и предложила даже угостить судью:

— Могу привезти вам ягод, если хотите.

Свидетелей по делу Натальи не было, в суд поступил только рапорт сотрудника милиции, судья посчитала, что этого достаточно.

— Мне 29 лет, я никого не ударила, ничего не украла, а на меня напал ОМОН. Я просто испугалась, — пояснила в заключение Наталья Раентова.

Судья постановила, что Наталья виновна в участии в несанкционированном митинге, и проведет 12 суток в изоляторе. Протокол о неподчинении при задержании отправлен на доработку начальнику Московского РУВД.

— Вы можете обжаловать постановление на протяжении пяти дней, — заключила судья.

— Как я могу его обжаловать, сидя в тюрьме? — вопрос девушки остался без ответа.

«Боюсь теперь, что со мной будет дальше»

Александр Раентов, как и младшая сестра, окончил БГУИР, по специальности — инженер-программист, официально не работает. Он признал, что 29 августа присоединился к шествию женщин в центре Минска.

— Не видел ничего противозаконного в том, чтобы пройтись вдоль проспекта.

Как и Наталья, говорит, что, когда толпу стали разгонять, решил, что оставаться опасно, поэтому они вместе сели в троллейбус.

— Какие у вас отношения с сестрой? — решила выяснить судья.

— Нормальные отношения, родственные, — пояснил Александр.

— Чем занимается ваша сестра?

— Сейчас не работает. Лучше у нее это спросить. Я не понимаю эти вопросы ко мне, вы же сейчас рассматриваете мое правонарушение, — заметил Раентов.

Мужчина пояснил, что «люди в черном» появились в троллейбусе неожиданно, после того как некоторые пассажиры вышли на остановке.

— Они ничего не пояснили. Я просил меня не трогать, сильно был испуган, — рассказал задержанный. — Обычно сотрудники представляются, рассказывают, в чем претензия, доброжелательно общаются. И это для обычного гражданина понятно. Но когда вот так врываются люди в масках… Мы сейчас знаем, как действует ОМОН.

— А когда вы присоединялись к шествию, не боялись? — спросила судья.

— Нет, это же было мирное шествие. И последние дни ведь не трогали никого.

— Вот видите: сегодня не трогают, завтра трогают.

Что касается того, координировал или нет, то Александр пояснил, что жестами просто пытался передать вперед, что кричат девушки, потому что толпа начала расходиться в разные стороны.

— А ваша сестра говорит, что вы так друг другу махали, — заявила судья. — Как вы можете пояснить противоречия?

— Там была и моя сестра, я и ей махал.

— Давайте вы не будете сейчас менять свои показания!

Дальше судья Малашенко подробно остановилась на том, что несколько лет назад Раентов привлекался к административной ответственности — всего 16 раз. И что он нигде официально не работает, имея сына.

— Почему не работаете? У нас инженеры-программисты хорошо получают, — заметила Ольга Малашенко.

— Это мой выбор.

— А за какие средства живете?

— Постоянно не работаю, но есть подработки.

— Официально не хотите устроиться?

— Пока нет.

— Суду непонятно: у человека есть высшее образование, хорошая специальность, но человек официально не работает, человек, у которого есть ребенок, который каждый день хочет кушать, за коммунальные услуги надо платить… А стоимость вашего мобильного телефона?

— Это небольшая сумма, на момент покупки долларов 150.

— Небольшая? Их же заработать еще надо, это 450 рублей, считайте, а еще покушать.

— Я не хочу рассказывать вам, как программисты могут заработать на временных заказах.

— Не надо рассказывать, а то еще наговорите… Надо работать официально и платить налоги. Закон «О тунеядстве» тоже никто не отменял (такого закона в Республике Беларусь нет. — Прим. TUT.BY).

Поскольку в материалах дела Александра тоже нет опроса свидетелей, его адвокат просила вызвать в суд сотрудников ОМОН, которые задерживали мужчину: Хомича, Зайкина, Ольшевича, Поконечного и Свядыша. Однако суд ходатайство отклонил — нецелесообразно.

В суде выступили две пассажирки троллейбуса, которые видели, как задерживали брата и сестру Раентовых. Марина Таранчук рассказала, что микроавтобус, из которого выбежали «люди в черном», заблокировал проезд троллейбуса.

— Часть из них были в черной одежде с надписью ОМОН, часть в гражданском, — пояснила свидетель. — Они не представились, ничего не объяснили, начали с применением силы задерживать Александра и Наталью.

— Давайте без представлений, — заметила судья. — А то все вы «не представились, не показали документы»… Что они говорили?

— Ничего. Это было страшно. Представьте себе: какие-то неизвестные забегают в троллейбус и начинают таскать людей. Разве вы не были бы в состоянии стресса? — не сдержалась свидетель.

— Представьте, что вот грабитель, ну что, сотрудники будут ко всем подходить и говорить: извините, пожалуйста, вы будете задержаны?

— Высокий суд, но они же сидели в троллейбусе, их задержали не на месте совершения преступления. И сотрудники были обязаны сказать, за что их задерживают, — не выдержала адвокат.

Следующий свидетель, представляясь, сказала, что она гражданка Украины, последние шесть лет живет в Минске.

— После майдана… — для чего-то заметила судья. — Да, шесть лет уже прошло.

Рассказывая о событиях в троллейбусе, Оксана Бандура отметила, что «всем было очень страшно, Наталью и Александра начали хватать за руки, пытались вытащить. Я испытала ужасный страх, потому что помню такое у нас». Судья снова попыталась заговорить про майдан, но свидетель попросила не акцентировать на этом внимания, так как это не имеет отношения к событиям 29 августа.

Далее слово взял задержанный:

— Я боялся, что меня будут бить. Все мы боимся, все люди знают: ОМОН избивает. Как нас везли в автозаке, бросили, как вещь, а ведь даже преступники при перевозке сидят в кресле, а не валяются на полу.

— Если у вас есть претензии к сотрудникам милиции, обратитесь в вышестоящие органы, — заявила судья. — Ваш представитель может посетить вас в месте, где вы содержитесь.

На самом деле, и об этом заявила в суде адвокат, не может — защитников не пускают ни в ЦИП, ни в ИВС, ссылаясь на коронавирус, поэтому зачастую задержанные впервые видят своих адвокатов только уже на судебном процессе.

— Я боюсь теперь, что со мной будет дальше, — продолжил Александр. — Я хочу жить, я человек, а ко мне применяют нечеловеческие подходы.

— Какие? Вас взяли за руки и ноги, других фактов из материалов не усматривается, — отметила судья. — А принимать участие в митинге вам было не страшно?

— Нет, это было мирное мероприятие.

— А быть подвергнутым административному взысканию вам не страшно?

— У нас орудуют люди в черных масках, вытаскивают из троллейбуса. Мне не страшно наказание за правонарушение, я признал вину, я боюсь за свою жизнь. И я рассказал все это, чтобы вы понимали, в каком я был состоянии, когда меня задерживали.

— Ну и кого-нибудь избили в этот день?

— Я не знаю.

Суд назначил Александру максимальное наказание по статье за участие в несанкционированном митинге — 15 суток ареста. Материалы дела о неподчинении сотрудникам ОМОНа направлено на доработку.

Отметим, что задержание брата и сестры ранее прокомментировали в МВД:

— Транспорт был остановлен, а мужчине и женщине предложили выйти из салона для разбирательства. Они отказались, после чего последовало само задержание. Во время неповиновения сельчанка хватала сотрудников за форменное обмундирование и укусила одного из них за бедро. После разбирательства в отношении задержанных были составлены административные протоколы за нарушение порядка организации или проведения массовых мероприятий. Оба находятся в центре изоляции правонарушителей. Молодые люди ранее не судимы, но оба привлекались к административной ответственности.

В материалах административного дела про укус бедра не упоминалось.

— Если я признал вину, почему мне дали арест, а не штраф? — был возмущен Александр Раентов после оглашения постановления.

— Суду вопросы не задают! — ответила ему Ольга Малашенко. — Не устраивайте здесь цирк. Если вы нигде официально не работаете, то с чего вы будете платить штраф? Суд принял решение исходя из того, какое правонарушение вы совершили, и учитывая, что вы 16 раз привлекались к административной ответственности.

-23%
-15%
-20%
-10%
-15%
-10%
-55%
-20%
-40%
-40%