В Беларуси на фоне протестов из государственных СМИ увольняются сотрудники. Некоторые из них рассказали DW, с чем они не согласны и в каких условиях им приходилось работать.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

— Они выросли и вдруг поняли, что у них чего-то не хватает. Некоторые выскочили: работать не будем! Не надо, — так Александр Лукашенко прокомментировал забастовку, на которую вышли 17 августа сотрудники Белтелерадиокомпании.

На фоне продолжающихся в стране протестов против фальсификации итогов президентских выборов из государственных СМИ уходят целые коллективы. Журналисты рассказали DW, почему решили уволиться, и объяснили, как работает пропагандистская машина белорусских властей.

ГосСМИ долго не писали про СОVID-19

Первый собеседник DW пожелал сохранить максимально возможную анонимность. Журналист уволился из издательского дома «Беларусь сегодня» — учреждения администрации президента. Что касается особенностей работы и цензуры, то они, безусловно, были, признает собеседник: «Например, госСМИ, в том числе и наш ресурс, долго отрицали СОVID-19. Вначале вообще об этом не писали, потом — только в позитивном ключе: «Люди выздоравливают», «В Китае начали открываться предприятия».

Через какое-то время информацию о коронавирусе в Беларуси давать все же разрешили, но тоже весьма своеобразно.

— «Мы переписывали программы белорусского ТВ — о том, как страна успешно справляется с СОVID-19, что умирают только те, у кого и без того множество заболеваний, а в больницах в избытке койки и аппараты ИВЛ, — вспоминает собеседник. — Сообщали, что политике Беларуси в отношении коронавируса завидует весь мир.

Президентская кампания в госСМИ тоже освещалась однобоко:

— Говорили только о Лукашенко. Нам дали установку вообще не писать о других кандидатах, не упоминали даже их фамилии.

Триггером для ухода собеседника из «Беларуси сегодня» стало задержание милицией в Гродно видеоблогера Сергея Тихановского.

— Его задержали 29 мая, а через дней десять мне сказали поставить новость о том, что Следственный комитет предъявил блогеру обвинения. И Сергей, и Светлана Тихановская вызывали у меня доверие, а тут надо было писать, что он практически преступник.

В целом, делится собеседник, работа в государственных масс-медиа — это набор определенных тем, которые освещают постоянно. Перед Новым годом много пишут о благотворительной акции «Наши дети» — представители властей и госпредприятий ездят в детдома, больницы, дарят подарки:

— Мы писали чуть ли не о каждом чиновнике, который водил хоровод вокруг елки. Притом что целый год об этих детях никто не вспоминает. Даже в Международный день защиты детей не было новостей, что условная Наталья Кочанова (спикер верхней палаты белорусского парламента. — Ред.) поехала в какой-то детдом.

Запомнилось журналисту и то, как освещали День Победы 9 мая — писали обо всех возложениях цветов к военным памятникам:

— Всю неделю накануне праздника ты просто ставил по 30−40 однотипных сообщений в день. Коллеге, которая хотела дать новость о том, как накануне этот праздник отметили в европейских странах, начальник в грубой форме объяснил, что она ничего не понимает и что праздник 8 мая идеологически противоположен нашему 9 мая.

Редакторы вычеркивали слова «сталинизм», «культ личности», «ГУЛАГ»

— Даже занимаясь темой культуры, я так или иначе подписываюсь под всем, что делает Белтелерадиокомпания. Это моя позиция, — говорит Светлана (имя изменено). Она уволилась с одного из белорусских государственных телеканалов.

Фото: TUT.BY
Фото: TUT.BY

Девушка вспоминает, как 17 августа вместе с коллегами вышла к зданию компании. Сотрудники требовали признать недействительными результаты президентских выборов, отправить в отставку главу ЦИК, освободить политзаключенных и отменить цензуру в СМИ. Руководство посчитало забастовку незаконной. Тем, кто был не согласен, предложили уйти, сказали, что недостающие кадры заменят российскими специалистами. Их приезд в Беларусь подтвердил Александр Лукашенко: «Я попросил россиян: дайте нам 2−3 группы журналистов на всякий случай».

Это, как считает Светлана, повлияло на информационный эфир.

— Поменялась риторика новостей. Сюжеты стали более радикальными. Еще больше негатива звучит в адрес участников мирных протестов.

Такая подача удивляет даже журналистов, которые сами не раз сталкивались с цензурой.

Когда-то Светлана работала в Агентстве теленовостей (АТН, новостное подразделение каналов «Беларусь 1» и «Беларусь 24»). По ее словам, там в этом плане все довольно жестко.

— Были люди, чьи имена были под запретом на белорусском ТВ. Среди них — недавно умерший основатель портала tut.by Юрий Зиссер, — рассказывает она.

И это касалось не только его профессиональной деятельности или гражданской позиции, но и проектов Зиссера как мецената.

— Например, он занимался восстановлением органов. Рассказывая, что в каком-то храме появился отремонтированный орган, нельзя было упоминать, благодаря кому это произошло.

По словам Светланы, в сюжетах АТН никогда не показывали оппозиционных политиков. Также у журналистов был список политологов и экономистов, за комментариями к которым было нельзя обращаться.

— Человеку достаточно один раз высказать мнение, которое не совпадает с официальной политикой, и его больше никогда не позовут на телевидение, — подчеркивает Светлана.

Само собой, продолжает она, строго выверялись и журналистские тексты:

— Редакторы, как правило, вычеркивали слова «сталинизм», «культ личности», «ГУЛАГ». Были и совсем абсурдные вещи: как-то из моего текста убрали слово «усатый».

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
-10%
-10%
-20%
-15%
-5%
-35%
-21%
-15%
-40%
-30%
-10%
0071356