1. Госсекретарь США назвал Лукашенко последним диктатором Европы
  2. Студентка из Франции снимала Минск в 1978-м. Показываем фото спустя 40 лет
  3. Минздрав опубликовал статистику по коронавирусу за прошлые сутки
  4. Последний диктатор и непризнанный НОК, люди, зарплаты и тюльпаны — все за большие выходные
  5. У бюджетников заметно упали зарплаты. Их обещают поднять за счет оптимизации численности работников
  6. «Я привыкла быть, как все. Но теперь это не так!» Как мы превратили читательницу в роковую красотку
  7. Изучаем весенний автоконфискат. Ищем посвежее, получше и сравниваем с ценами на рынке
  8. «Один роковой прыжок — и я парализован». История парня, который нырнул в воду и сломал позвоночник
  9. Еще 68,9 млн долларов. Минфин в феврале продолжил наращивать внутренний валютный долг
  10. Как заботиться о сердце после ковида и сколько фруктов нужно в день? Все про здоровье за неделю
  11. «Молодежь берет упаковками». Покупатели и продавцы — о букетах с тюльпанами к 8 Марта
  12. «Если вернуться, я бы ее не отговаривал от «Весны». Разговор с мужем волонтера Рабковой. Ей грозит 12 лет тюрьмы
  13. Три новых интересных здания, которые минчане вряд ли видели. Показываем, как они выглядят
  14. У Марии Колесниковой истек срок содержания под стражей
  15. «Можно понять масштаб бедствия». Гендиректор «Белавиа» — про новые и старые направления и цены на билеты
  16. На овсянке и честном слове. История Марины, которая пришла в зал в 33 — и попала в мировой топ пауэрлифтинга
  17. Автозадачка с подвохом. Разберетесь ли вы в правилах остановки и стоянки на автомагистралях?
  18. «Ушло вдвое больше дров». Дорого ли выращивать тюльпаны и как к 8 марта изменились цены на цветы
  19. Синоптики объявили желтый уровень опасности на 9 марта
  20. Оловянное войско. Как учитель из Гродно преподает школьникам историю с солдатиками и солидами
  21. Я живу в Абрамово. Как неперспективная пущанская деревня на пару жителей стала «модной» — и передумала умирать
  22. «Прошло минут 30, и началось маски-шоу». Задержанные на студенческом мероприятии о том, как это было
  23. МОК не признал Виктора Лукашенко президентом НОК Беларуси
  24. Первый энергоблок БелАЭС включен в сеть
  25. Максим Знак остается в СИЗО до 9 мая
  26. «Соседи, наверное, с ума от нас сходят». У минчан с разницей в четыре года родились две двойни
  27. «Белорусы готовы работать с рассвета до заката». Айтишницы — о работе и гендерных вопросах
  28. BYPOL выпустил отчет о применении оружия силовиками. Изучили его и рассказываем основное
  29. Минское «Динамо» обыграло СКА в четвертом матче Кубка Гагарина


16 августа старшина внутренней службы Александр Матюшенко написал рапорт на имя начальника Гомельского городского отдела МЧС. В нем он официально сообщал, что намерен начать забастовку. После этого мужчину уволили. «Сильные новости» узнали, что заставило работника МЧС пойти на такой шаг.

— Я проработал в МЧС около десяти лет, — говорит Александр. — Срочную службу также проходил в пожарной охране. Кроме этого, работал и по другим специальностям. Но именно в МЧС я понял: это то, к чему лежит душа. Большую часть времени я провел в боевой части, только недавно был переведен в ПАСЧ-8, объектное подразделение на предприятии.

Александр участвовал и в ликвидации крупных пожаров, и в спасении человеческих жизней, однако говорить об этом особо не хочет, лишь коротко замечает: «Это моя работа. Была».

Что подвигло старшину внутренней службы заявить о забастовке?

— Во-первых, выборы. Их официальные результаты вызвали у многих большие сомнения. Во-вторых, все, что происходило после дня основного голосования: аресты, избиения невиновных людей. И третье: наша страна уже лет десять живет в каком-то застое, а нам нужно развиваться. Система везде построена на запугивании и слепом повиновении. Если ты рабочий, а я — начальник, то ты всегда будешь неправ и должен молчать. Руководству же главное — отчитаться о своей работе, «правильно» показать ее перед вышестоящим начальством. И так — везде.

По словам Александра, во время предвыборной кампании от работников требовали «никуда не ходить и ни в чем не участвовать». И даже во время выходных сообщать о своем местонахождении. Но решающей причиной, побудившей высказать свою гражданскую позицию, стали события 9 августа.

— Этот день был у меня выходным, и мы с другом гуляли в центре города, — вспоминает Александр. — То, что я увидел здесь вечером, просто потрясло меня. Людей, мирно стоявших на остановке, хватали без всякой причины и волокли в автобусы. В основном это были совсем молодые ребята, почти дети. У них в руках не было палок и камней, они не делали ничего противозаконного. Меня учили спасать людей, а тут наши же силовики творили такое. И мой последующий поступок — это просто крик души.

Александр Матюшенко говорит, что у него есть 13-летний сын и он хочет жить в стране, где за него не надо бояться. И что он не желает быть «человеком-амебой, от которого ничего не зависит». По его словам, ему с товарищем удалось избежать беспричинного задержания только потому, что у них в центре живет знакомый — в его доме они и смогли укрыться. Известен, например, случай, когда работник МЧС случайно был задержан без оснований, избит и уволен.

— У меня есть право голоса, — говорит Александр. — Я хочу свободно выражать свое мнение. Конечно, не на службе, но в свое личное время я имею право на гражданскую позицию. Но и на рабочем месте наши люди также должны иметь возможность защищать свои права. Например, и работникам МЧС не помешал бы свой независимый профсоюз. Мы знаем, что во многих странах и пожарные, и полицейские имеют свои профсоюзные организации.

После того как Александр Матюшенко подал заявление о забастовке, начальство поинтересовалось, сколько дней он намерен бастовать, на что старшина ответил: «До победы». После этого, по словам Александра, он был уволен по статье с формулировкой «за совершение проступка».

В пресс-службе Гомельского областного управления МЧС сообщили, что Александр «не вышел на работу и был уволен за прогул. Он своим поступком снизил боеготовность своей смены, подверг опасности людей, которых должен спасать».

Александр же с этим не согласен. Говорит, уведомил руководство о забастовке заблаговременно, до начала очередной смены.

По мнению Александра, на позицию многих сотрудников силовых ведомств влияет то обстоятельство, что при заключении контракта на несколько лет им выплачиваются дополнительные денежные суммы. В случае же расторжения контракта эти деньги приходится возвращать. Александр говорит, что хотел избежать такой зависимости и намеренно всегда заключал контракт на один год. Теперь выплачивать «неустойку» ему не нужно.

— Конечно, мне жаль работы, — говорит Александр. — Но у меня есть руки и голова, без работы я не пропаду. Правда, иногда думаешь: сейчас я не смогу спасти человека, а мог бы. Но ведь всегда есть возможность помогать людям в разных жизненных ситуациях. А так теперь моя совесть осталась спокойна.

-10%
-10%
-20%
-15%
-10%
-10%
-23%
0072407