1. Адвокат Статкевича отказался дать подписку о неразглашении, теперь его могут лишить лицензии
  2. 10 лет по делу о выстреле в Бресте. Что рассказывают родные осужденных и адвокат
  3. Журналистика не преступление. Как Катерина Борисевич готовила статью о «ноль промилле», за которую ее судят
  4. Гинеколог и уролог называют типичные ошибки пациентов на приеме. Проверьте, не совершаете ли вы их
  5. «Люди с дубинками начали бить машину, они были везде». Судят водителя, который уезжал от силовиков и сбил гаишника
  6. Проверка слуха: Виктора Бабарико отпустили под домашний арест? Адвокат не подтверждает
  7. Доклад о Беларуси в Совете ООН и обвинительный приговор Шутову. Что происходит в стране 25 февраля
  8. Верховный комиссар ООН: В Беларуси беспрецедентный по масштабу кризис в области прав человека
  9. Жила в приюте для нищих, спаслась после теракта в США. Женщина, которая перевернула российскую «фигурку»
  10. «Стояла такая тишина, что можно было услышать жужжанье мухи». Как Хрущев развенчал культ Сталина
  11. Как сложилась судьба участников групп, известных в 1990-е и 2000-е? Оказалось, очень по-разному
  12. Помните дом на Хоружей, где был магазин «Звездочка»? Там капремонт, вот как теперь выглядит фасад
  13. Беларусь оказалась между Тунисом и Кувейтом по готовности к развитию передовых технологий
  14. «Дешевле, чем в секонде». В модном месте Минска переоткрылся благотворительный магазин KaliLaska
  15. Лукашенко поручил госсекретарю Совбеза разработать план противостояния «змагарам и беглым»
  16. «Произойдет скачок доллара — часть продуктов может исчезнуть». Вопросы про ограничения в торговле
  17. Поставщики сообщили о сложностях у еще одной торговой сети
  18. Глава бюро ВОЗ в Беларуси: «Возможно, в 2022 году мы сможем сказать, что с пандемией покончено»
  19. Нацбанк ввел изменения для желающих открыть счета за границей, купить недвижимость или ценные бумаги
  20. Что сулит Беларуси арест украинской «трубы», которую в 2019 году купил Воробей?
  21. «Они только успели поставить машину на платформу». Минчанин отказался платить за эвакуацию, и вот чем это закончилось
  22. Требования дать «план победы» — это вообще несерьезно. Ответ Чалого разочарованным
  23. Верховный суд отменил летнее решение о сутках. Районный суд рассмотрел дело заново и опять назначил арест
  24. «Хватали всех подряд». Появилось полное видео действий силовиков 11 августа в магазине на Притыцкого
  25. Биатлонистка Блашко рассказала, как ей живется в Украине и что думает о ситуации в Беларуси
  26. Экономист: Есть ощущение, что сменись Лукашенко даже на силовика, часть людей вернется в Беларусь
  27. «Политических на зоне уважают». Поговорили с освободившимся после 6,5-летнего срока политзаключенным
  28. «Магазины опустеют? Скоро девальвация?» Экономисты объяснили, что значит и к чему ведет заморозка цен
  29. Погибшего Шутова признали виновным, Кордюкову дали 10 лет. По делу о выстреле в Бресте огласили приговор
  30. «Самая большая покупка — 120 рублей». История Маргариты, которая работает продавцом в деревне


/ /

Люди продолжают нести цветы к станции метро «Пушкинская», несмотря на то, что народный мемориал там то и дело разбирают. Именно здесь 10 августа (и не только) жестко разогнали акцию протеста, есть погибший, раненые. TUT.BY пообщался с продавцами цветов в округе — поговорили об ажиотаже на красные и белые розы, о доходе и разгонах.

«Военные стали цепочкой прямо у цветочного магазина — мы сидели тут 40 минут»

Екатерина Камеш, 30 лет, работает продавцом в магазине цветов прямо на выходе из подземного перехода на «Пушкинской». Самый большой поток людей за букетами, говорит, был здесь 10, 11 и 12 августа.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

— Мы видели, как формировался мемориал, к нему несли в том числе наши цветы, — рассказывает Екатерина. — Многие покупатели говорили, что не знали лично погибшего человека, но все равно шли выразить соболезнования. Спрашивали, где конкретно он погиб — я объясняла, потому что сама видела наутро после трагедии пятно крови.

Екатерина говорит, что о какой-то «наживе» на цветах говорить не приходится.

— Нажиться желания точно не было, наоборот, старались привезти что-то подешевле. В основном цены на наши цветы начинаются с 5-5,5 рубля — их доставляют из Голландии. А тут мы сначала снижали стоимость на 40−50%, а потом стали специально привозить и более дешевые цветы, от белорусских фермеров — их продавали уже по 2−2,5 рубля.

Фото: предоставлено собеседником
Силовик на «Пушкинской» 11 августа, вид из цветочного магазина

Однажды вечером продавец помогала волонтерам приводить в порядок цветы, которые привозят к народному мемориалу.

— Ребята принесли много бутылок пластиковых, а мы обрезали цветы, сортировали их и ставили в воду. Но как раз наутро после уборки цветы убрали. Кто именно это делает — не знаю, но именно тогда не было ни одной причины их убирать, все стояло аккуратно.

Продавец цветов на «Пушкинской» вспоминает, в какие моменты ей было страшно здесь находиться.

— Однажды силовики приехали прямо во время возложения цветов. Прямо у нашего магазина стали цепочкой — мы закрыли роллеты, дверь. Внутри осталось человек шесть, так все и стояли минут 40 — люди боялись выходить. Непонятная ситуация. Спустя какое-то время мы открыли дверь, пообщались с силовиками — я объяснила, что работаю здесь и нужно безопасно выпустить покупателей. Разрешили, проблем не возникло.

Из-под фартука у продавца иногда выглядывает карман рубашки — на нем небольшой портрет Евы, той самой, с картины Хаима Сутина, конфискованной у «Белгазпромбанка». Спрашиваем, почему Ева.

— Я училась в Университете культуры, тогда сталкивалась с Виктором Бабарико, — объясняет продавец цветов. — Мы слушали его рассказы про культурный хаб «ОК-16», про галерею «Арт-Беларусь» — было интересно. Ева — это символ украденного голоса.

«Такого ажиотажа даже 8 марта не было»

Юлия работает в цветочном магазине в подземном переходе на «Пушкинской». Ей 28, фотографироваться опасается. Она здесь торгует восемь месяцев, и самый большой спрос на цветы был именно в августе.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

— Такого даже 8 марта не было, — говорит продавец. — Все цветы с нашей большой витрины сметали за три часа. Пачка из 25 роз уходила за три минуты, я не шучу. Цены у нас, я считаю, демократичные, но люди скупали даже самое дорогое. Приходилось композиции разворачивать, распродавать поштучно.

— Ходят слухи, что некоторые продавцы нарочно поднимали цены — это так?

— Думаю, это неправда. У нас не хватило бы совести поднять цены, это не праздник, а совсем другое дело.

Еще один всплеск интереса к цветочной продукции был в день похорон Александра Тарайковского. Сейчас уже дни поспокойнее.

— Мы в те дни очень мало работали, по такой схеме: распродали цветы, закрылись и уехали домой. Увидели какую-нибудь суету — убежали. ОМОН был в переходе.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

— Как вы сами относитесь к этой ситуации?

— Жыве Беларусь! — улыбается девушка. — Сама покупала хризантемы — раздавали их на митинге с супругом, воду раздавали. Я за перемены. Знаю, что многое можно изменить в нашей стране, но хотелось бы, чтобы без крови. Многие мои знакомые попали на Окрестина, и то, что они рассказывают, очень страшно. Один из них ехал домой с работы, остановила ГАИ, якобы проверить транзитные номера у машины. Увезли. Человек уже дома, с синяками, а вот машину до сих пор не могут забрать.

«Люди купили всю белую ленту»

У 30-летнего Николая Шеметова — свой цветочный магазин в нескольких минутах ходьбы от станции «Пушкинская» на Притыцкого, 10. Так вышло, что он открылся здесь 8 августа, за день до выборов.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

— Такое вот совпадение, — говорит Николай. — И спрос на цветы 9 и 10 августа был огромный. Основная часть нашего товара — упаковка для букетов, для оптовиков, а самих цветов немного. В обычный день их продаем рублей на 60−80, а 10 августа до обеда продали на 400−450 рублей. Конечно, были уже и казусы. Когда закончились гвоздики по 1,5 рубля и остались только дорогие цветы, по 6 рублей, нам люди выговаривали, что наживаемся на горе. Приходилось объяснять, что 70-сантиметровые розы всегда столько стоят.

При этом, говорит владелец цветочного, утром 11 или 12 августа в магазин заходили странные люди, которые пытались перепродать по рублю хризантемы с народного мемориала.

— Такой неприятный случай был только один.

Николай добавляет, что за эти дни успел познакомиться с жителями района.

— Люди с этой стороны проходят через нас, по пути к станции метро заходили. Цветы к мемориалу несли и пожилые люди, и подростки по 14−15 лет. Белую ленту купили всю — прямо на выходе из магазина повязывали косички из ленты на руки и раздавали прохожим. Самоорганизация у людей, конечно, крутая. Жители дома, в котором находится наш магазин, оставляли аптечки для пострадавших. Все переживали: в арке — кровь, возле окон — резиновые пули. У меня тоже есть набор с перекисью, бинтами, но он, к счастью, не пригодился.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Набор для первой помощи в цветочном магазине на Притыцкого

Николай Шеметов показывает на телефоне фото за 11−12 августа.

— ОМОН выстраивался прямо от лестницы, которая ведет от нас к улице Притыцкого. Тут же на лавочке спали люди, возможно, пьяные, — их вообще никто не трогал, а парня, который просто шел здесь же — забрали. В какой-то момент я даже закрыл магазин — ждали с людьми минут 15, пока омоновцы пройдут. Мне вся эта ситуация небезразлична — девчонкам из цепи солидарности, которые стояли у парка Челюскинцев, возил охапку цветов.

-5%
-35%
-15%
-10%
-25%
-40%
-25%
-20%
0072410