108 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. На воскресенье объявлен оранжевый уровень опасности
  2. Россия анонсировала в марте совместные с Беларусью учения. В том числе — под Осиповичами
  3. Оловянное войско. Как учитель из Гродно преподает школьникам историю с солдатиками и солидами
  4. «Очень сожалею, что я тренируюсь не на «Аисте». Посмотрели, на каких велосипедах ездит семья Лукашенко
  5. Студентка из Франции снимала Минск в 1978-м. Показываем фото спустя 40 лет
  6. Что критики пишут о фильме про белорусский протест, показанном на кинофестивале в Берлине?
  7. Где поесть утром? Фудблогеры советуют самые красивые завтраки в городе
  8. Первый энергоблок БелАЭС включен в сеть
  9. «Ушло вдвое больше дров». Дорого ли выращивать тюльпаны и как к 8 марта изменились цены на цветы
  10. BYPOL выпустил отчет о применении оружия силовиками. Изучили его и рассказываем основное
  11. На 1000 мужчин приходится 1163 женщины. Что о белорусках рассказали в Белстате
  12. Минздрав опубликовал свежую статистику по коронавирусу: снова 9 умерших
  13. Минское «Динамо» в третий раз проиграло питерскому СКА в Кубке Гагарина
  14. Изучаем весенний автоконфискат. Ищем посвежее, получше и сравниваем с ценами на рынке
  15. «Молодежь берет упаковками». Покупатели и продавцы — о букетах с тюльпанами к 8 Марта
  16. На овсянке и честном слове. История Марины, которая пришла в зал в 33 — и попала в мировой топ пауэрлифтинга
  17. Стачка — за разрыв договора, профсоюзы — против. Что сейчас происходит вокруг «Беларуськалия» и Yara
  18. «Кошмар любого организатора». Большой фестиваль современного искусства отменили за сутки до начала
  19. «Прошло минут 30, и началось маски-шоу». Задержанные на студенческом мероприятии о том, как это было
  20. «Танцуем, а мое лицо прямо напротив ее груди». История семьи, где жена выше мужа (намного!)
  21. «Можно понять масштаб бедствия». Гендиректор «Белавиа» — про новые и старые направления и цены на билеты
  22. Как заботиться о сердце после ковида и сколько фруктов нужно в день? Все про здоровье за неделю
  23. На ЧМ эту биатлонистку хейтили и отправляли домой, а вчера она затащила белорусок на пьедестал
  24. «Хлеба купить не могу». Работники колхоза говорят, что они еще не получили зарплату за декабрь
  25. «Белорусы готовы работать с рассвета до заката». Айтишницы — о работе и гендерных вопросах
  26. «Если вернуться, я бы ее не отговаривал от «Весны». Разговор с мужем волонтера Рабковой. Ей грозит 12 лет тюрьмы
  27. Автозадачка с подвохом. Разберетесь ли вы в правилах остановки и стоянки на автомагистралях?
  28. Еще 68,9 млн долларов. Минфин в феврале продолжил наращивать внутренний валютный долг
  29. Суды над студентами и «Я — политзаключенная». Что происходило в Беларуси и за ее пределами 7 марта
  30. Я живу в Абрамово. Как неперспективная пущанская деревня на пару жителей стала «модной» — и передумала умирать


Сотни человек, пострадавших от действий силовиков за первые три дня протестов и «хапуна», были выпущены из-под стражи в течение прошлой недели. Многие из них, слегка оправившись от перенесенного, решили писать заявления в Следственный комитет. Мы пообщались с некоторыми из тех, кто обращался во Фрунзенский районный отдел Следственного комитета. По иронии судьбы многие из них пришли искать защиту у закона именно в то здание, где их недавно избивали.

Фото: Яндекс Карты
Фото: «Яндекс.Карты»

У главного входа во Фрунзенский районный отдел Следственного комитета, который расположен в том же здании, что и местное РУВД, уже малолюдно, хотя совсем недавно тут стояли с десяток желающих подать заявления на неправомерные действия силовиков: незаконные задержания, побои, издевательства и пытки. Их всех запустили к следователям, а журналистов попросили ждать снаружи.

Через какое-то время из здания выходит парень — в глаза сразу бросаются следы побоев: гематомы на руках и ногах, ссадины на лице, подбитый левый глаз с лопнувшими сосудами. Молодого человека зовут Олег, и он говорит, что его избивали прямо здесь, возле входа в здание, куда он пришел подавать заявление.

Олег говорит, что он ехал с друзьями в машине, когда появились неизвестные в черном и выволокли его из авто, когда оно остановилось на светофоре.

— Задержали 11 августа на станции метро «Спортивная», где-то в девять вечера. Мы ехали с друзьями в гипермаркет Green, я сидел сзади. Возле метро мы остановились на красный сигнал светофора. С нами с правой стороны поравнялся микроавтобус синего цвета с тонировкой — и выскочил ОМОН. Вытащили из машины, затащили в микроавтобус, причем взяли только меня. Избили в машине, потом вот здесь (указывает на площадку возле главного входа. — Прим. TUT.BY), затем запустили в спортзал, — рассказывает собеседник.

По словам парня, никто никому ничего не объяснял, были только крики и запугивание. Он сам пробовал узнать хоть что-то, но его быстро заставили замолчать милицейские дубинки.

— Спрашивали, сколько нам заплатили и что нас не устраивает. Говорили о том, какие мы плохие. Один раз я им попытался что-то сказать, но так получил, что потом вообще ничего не говорил, потому что в этом не было смысла. После обеда всех отвозили в СИЗО, а мне стало плохо — меня забрала скорая.

Олег надеется, что виновных найдут и они будут наказаны. Хотя прошла уже почти неделя после освобождения, его травмы до сих пор отчетливо видны. Парень не хочет показывать лицо, так что подбитый глаз и следы от ударов ногой по голове снять не удалось.

— Избили ни за что, так что подаю заявление. Теперь гематомы на ногах, руках. Получил во время задержания, когда меня засунули в микроавтобус, и потом уже в РУВД. Били дубинками, один раз шокером, ногами. Вот полукруглый след от обуви на лбу. Сейчас едем фиксировать на Якубовского до пяти вечера на экспертизу, снимать все побои, — говорит молодой человек.

«Сына били меньше остальных — готовили к оперативной съемке»

Между тем к СК подходят все новые люди, которые также хотят подать заявление на действия силовиков. Валентина пришла со своим 18-летним сыном Владимиром. Женщину не пускают в здание, объясняя, что сын уже совершеннолетний, так что парень скрывается за решетчатыми дверями в одиночку, а Валентина, возмутившись, собирается писать по этому факту заявление и берет у сотрудника бланк. По ее словам, сын боялся сюда идти — ведь совсем недавно здесь его избивали. Парня задержали, когда он возвращался домой от девушки.

— Сын шел в районе станции «Фрунзенской», чтобы дальше на общественном транспорте доехать домой. Остановился микроавтобус, вышли два сотрудника в черной форме, попросили пройти для установления личности. После этого его запихали в этот микроавтобус, привезли во Фрунзенское РУВД. Здесь в спортзале задержанных поставили в два ряда, били, не давали ходить в туалет. Сказали так: «Кто хочет — ходите под себя». Кто ходил под себя, того еще больше избивали.

Валентина говорит, что по прошествии суток задержанных посадили в автозак и только там в первый раз за сутки дали им воды. Своего сына она увидела вечером 10 августа в сюжете «Панорамы» на телеканале «Беларусь 1»: там говорили о массовых беспорядках и демонстрировали изображающих раскаяние молодых людей, одним из которых был Владимир.

Кадр из новостного сюжета телеканала "Беларусь 1"
Кадр из новостного сюжета телеканала «Беларусь 1»

— Он рассказывал, что осведомлен о том, кто проплачивает все эти акции, кто стоит за их организацией. Ему сказали, что говорить, и угрожали пристрелить, если откажется. Тогда мы увидели, что он задержан, потому что никакой информации по номеру 102 не давали. После сюжета снова туда позвонили: на этот раз они подтвердили, что сын задержан, но так и не сообщили, где находится. Только через трое суток мы увидели его в списках, которые сбрасывали волонтеры, его вывезли в Жодино. И спустя более чем 72 часа его отпустили под подписку, суда не было.

По словам Валентины, хотя сыну досталось, но его и еще нескольких человек били меньше, чем остальных, потому что собирались задействовать в оперативной съемке.

— У него нет серьезных травм. Сын говорил, что их как-то помечали. Его и еще одного парня пометили, что они будут говорить перед камерой, поэтому их избивали не так сильно, как остальных. В итоге сын вернулся домой только в пятницу утром, — рассказала женщина.

Валентина говорит, что раньше работала в исполкоме в Молодечно, но сама ходила на разрешенные митинги. По ее словам, ее муж 16 лет прослужил в милиции, но никогда не сталкивался ни с чем подобным.

«Сотрудник молча отрезал мне волосы и начал бить дубинкой, в основном по ногам — ударов 10−15»

Из дверей Следственного комитета с трудом выходит молодой человек на костылях. Это Денис, получивший несколько переломов в результате задержания и последующего избиения. Парень говорит, что его схватили 11 августа, когда он с другом возвращался домой с работы примерно в шесть вечера. Силовики без каких-либо объяснений или вопросов сразу заломили парням руки, несколько раз ударили по ногам, а потом повели в автозак. Там друга отпустили, а оставшихся, включая Дениса, повезли в Центральное РУВД.

— Там нас немного поколотили, положили лицом в асфальт. Так мы пролежали примерно четыре часа. Ничего не объясняли, давали только лживые надежды на то, что через час нас отпустят, придет следователь, больше ничего. Время от времени людей увозили. Потом нас подняли, и мы еще примерно два часа простояли у стены. Периодически кого-то избивали, были слышны какие-то крики, они постоянно издевались над людьми.

Денис говорит, что потом его отвели предположительно к следователю. Однако он в этом не уверен, так как никто из сотрудников не представлялся. По словам молодого человека, там ему дали ознакомиться с протоколом, в котором были описаны обстоятельства, совершенно отличающиеся от тех, при которых его задерживали. Он написал, что не согласен с протоколом, и изложил свою версию событий, за что получил несколько ударов по голове от «следователя».

— Потом описали мои вещи, посадили в камеру. Нас там было больше двадцати, дышать было нечем. Там мы пробыли примерно до девяти утра. В это время, судя по всему, произошла пересменка, нам дали сходить в туалет и набрать воду в бутылки. А потом где-то до шести вечера не реагировали ни на одну просьбу: воды не давали, еды — подавно, не реагировали на людей, у которых были проблемы с сердцем.

Около шести вечера задержанным выдали вещи и отправили из РУВД на Окрестина. Денис рассказывает, что пока сотрудники загоняли их во дворики для прогулок, били дубинками — кого по ногам, кого по спине. В камере, куда попал молодой человек, было примерно 75 человек. Воду выдавали очень редко, еды не было никакой. Позже их все-таки немного покормили.

— Где-то в четыре утра 13 августа нас подняли на этаж выше, там мы подписали повестки в суд, никаких копий документов не предоставили. На улице заставили снять одежду, осмотрели травмы. Тех, кто был хорошо избит, не трогали, а тех, у кого было мало повреждений, заставили одеться и отправили бегом к стене. Тогда сотрудник молча отрезал мне волосы и начал бить дубинкой, в основном по ногам — ударов 10−15. Потом отошел, вернулся и нанес еще несколько ударов. Они так заставляли бегать партии по десять человек, а сотрудник подгонял дубинкой. При этом они спрашивали, зачем мы выходим на улицу, сколько нам за это платит Польша, а еще говорили, что нам не верят. Когда я стоял у стены, мне стало плохо: начала кружиться голова, потемнело в глазах. Спустя минут пятнадцать потихоньку стали выпускать людей, меня тоже выпустили. Не отдали ни одной вещи, даже ключи от квартиры — просто вышвырнули. Встретили нас волонтеры, дали позвонить, попить. Потом люди развозили нас по домам.

У Дениса переломы ноги и пальца на руке, не считая других, менее серьезных травм. По его словам, палец ему сломали незадолго до освобождения, а ногу, скорее всего, в РУВД, когда сотрудники пинали всех задержанных. Что это были за люди, молодой человек не знает: они были в черном обмундировании, почти все без опознавательных знаков. Лишь у одного из них Денису удалось разглядеть нашивку на груди с надписью «ОМОН». В итоге он подал заявление в Следственный комитет и оставил первые подробные свидетельства произошедшего.

— Пока следователь только приняла заявление, никаких выводов нет. Около двух часов я давал показания: максимально точно описывал момент моего задержания и эпизоды, когда были нанесены телесные повреждения. Она сказала, что потом будут еще вызывать для дачи разъяснений по ходу дела, — рассказал парень.

По данным МВД, на сегодняшний день «в местах содержания задержанных территориальных ОВД республики остаются 44 административно арестованных за участие в несанкционированных массовых мероприятиях». Всего были задержаны более 6 тысяч человек. На сегодняшний день более 600 избитых граждан по всей стране обратились с заявлениями в Следственный комитет. Информации о том, что возбуждено хотя бы одно уголовное дело по факту превышения власти или служебных полномочий сотрудниками правоохранительных органов, пока не имеется.

-50%
-50%
-80%
-25%
-15%
-10%
-20%
-35%