1. Генпрокуратура возбудила уголовное дело против BYPOL
  2. Что сделать для сердца, если переболел коронавирусом? Кардиолог помогает разобраться
  3. Суд огласил приговор водителю, который прокатил на капоте гаишника
  4. По зарплатам «в конвертах» ввели новшество. Оно касается как работников, так и нанимателей
  5. Лукашенко рассказал, что сделал, «если бы в стране была настоящая диктатура» и о своем «дворце»
  6. Помните, сколько стоили машины на авторынке в Малиновке 20 лет назад? Сравнили с современными аналогами
  7. У кого больше? Подсчитали, сколько абонентов у A1, МТС и life:)
  8. «Очень сожалею, что я тренируюсь не на «Аисте». Посмотрели, на каких велосипедах ездит семья Лукашенко
  9. «Дочка видела, как нас забирали. Всю ночь плакала». Минчанки хотели обратиться к депутату, а попали на Окрестина
  10. Лукашенко: КГБ вам в ближайшее время расскажет, сколько сюда тротила завезли. И даже пластита
  11. Погода в длинные выходные: мокрый снег, метели, гололедица и ночные морозы
  12. Генпрокуратура направила в Литву запрос о выдаче Тихановской, а в суд — дело «о тайной вечере»
  13. Украина опять внесла Беларусь в «зеленый список» по COVID-19. Можно ехать без ПЦР-теста и карантина
  14. «В школе думали, что приводит бабушка». История Даши, у которой разница в возрасте с мамой 45 лет
  15. «Скорее ад замерзнет». В МИД Литвы отреагировали на требование о выдаче Тихановской
  16. Стачка — за разрыв договора, профсоюзы — против. Что сейчас происходит вокруг «Беларуськалия» и Yara
  17. Оперная певица, которая троллит чиновников и силовиков. Кто такая Маргарита Левчук?
  18. По обновленному КоАП судили айтишника из квартала «Пирс». На его балконе БЧБ-флаг держался с августа
  19. Кто стоит за BYPOL — инициативой, которая публикует громкие расследования и телефонные сливы
  20. Не с того начали. Бизнес-союз резко ответил на предложение МНС побороться с зарплатами в конвертах
  21. «Парень выдержал полгода». История мотоциклистки, которая в 25 лет стала жертвой страшной аварии
  22. Иск в суд, новые обвинения, уголовное дело. Что снова происходит с Гродненским детским хосписом
  23. МАРТ — ЕЭК: Беларусь не нарушает своих обязательств по применению ассортиментных перечней товаров
  24. Белорусов атаковали банковские мошенники. Откуда у них данные, почему их сложно найти, как защититься
  25. Насколько хорошо вы понимаете логику приговоров. Попробуйте себя в роли судьи. Игра
  26. На ЧМ эту биатлонистку хейтили и отправляли домой, а вчера она затащила белорусок на пьедестал
  27. Стильно и минималистично. В ЦУМе появились необычные витрины из декоративных панелей
  28. Задержано более 20 участников конференции Лиги студенческих объединений, приговоры судов. Что происходило 5 марта
  29. ЕЭК предложила Беларуси избавиться от обязательного перечня белорусских товаров в магазинах
  30. В Минск привезли первый экземпляр нового поколения Renault Duster


/ /

Неделю назад сквер у ЦИП на Окрестина превратился в место сбора друзей и близких, которые искали пропавших после акций протеста приятелей и родных. Стараясь подбодрить друг друга, люди приносили и предлагали ожидающим чай, кофе, пледы и что-нибудь перекусить. К пятнице эта самопомощь превратилась в небольшой, но очень важный «городок» помощи. О том, кто и как здесь помогает освободившимся из центра людям, — в репортаже TUT.BY.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

«Горячая еда», «Подвезу домой», «Молитва» — ориентируют бумажные указатели. Стоит свернуть направо — можно зарядить телефон. Если обернуться налево — получить помощь психолога. «Хотите перекусить?» — предлагает врачу волонтер. «Спасибо, моя хорошая, — отвечает медик, — я только что поела». И женщина с пакетом горячей еды идет поддержать других волонтеров.

Все это происходит недалеко от здания ЦИП на Окрестина, где в конце прошлой недели возник волонтерский «городок» помощи. Здесь помогают задержанным, которые выходят, их родным и тем, кто, отсидев в камере несколько суток, снова возвращается к стенам центра.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Никто точно не скажет, как именно образовался этот «городок», но каждый, с кем мы общались, повторяет: у этого места нет ни организаторов, ни кураторов. Все, говорит волонтер Влад Островский, держится на личной инициативе людей, на личной инициативе, продолжает он, все и возникло.

— После ночи с четверга на пятницу, когда из ЦИП выпустили многих задержанных, я поехал домой, чтобы пару часов поспать, — описывает происходящее Влад, который дежурит здесь со среды. — Когда днем вернулся, ко мне подошла девушка и спросила: «А где у вас адвокаты?». Я удивился: «А что здесь уже и адвокаты есть?».

Оказалось, теперь есть, точнее стали появляться. Зона адвокатов тут сформировалась в субботу. До этого возникли полевая кухня, «кабинеты» психологов, медиков, уголок, где дежурят водители, молятся и общаются с людьми священники разных конфессий.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Влад Островский

У каждого, кто приходит сюда помогать, своя история. У волонтера Татьяны тут сидели друзья, волонтер Алена живет неподалеку, Влад Островский просто не смог оставаться дома после брутальных задержаний. Решил поддержать тех, кто в дни протеста оказался смелее, чем он.

В обычной жизни Влад — сотрудник крупной IT-компании и сейчас на "удаленке". Возле ЦИП молодой человек дежурит под табличкой «Подвезу домой». Рядом с ним еще человек пять, но это, улыбается он, не все «таксисты-волонтеры», которые сейчас на смене у лагеря. Часть людей сидит в машинах неподалеку.

— Все водители у нас делятся на три группы, — вводит в курс дела собеседник. — Одни дежурят на территории лагеря. Они отвозят и подвозят тех, кого выпускают, их родных и волонтеров. Вторые — стоят у больниц, третьи наблюдают за автозаками и при необходимости едут за ними. Иногда задержанных отвозят подальше от Окрестина и выпускают там. Чтобы помочь этим ребятам добраться домой или в больницу, дать им воду, еду и просто поддержать, мы не теряем из виду автозаки.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Волонтер Татьяна рассказывает, что пока «городка» не было, какие-то вещи им разрешал ставить в своем дворе один из хозяев близлежащих домов. В какой-то момент мужчину вызвали в ЦИП. После этого он вынес вещи со двора, но биотуалеты, которыми пользуются волонтеры, по-прежнему стоят у него

Водители общаются между собой в чате. Кто может подежурить у ЦИП днем или ночью, просто ставит крестик под нужным временем суток. К ночи, когда выпускают чаще, добровольцев ищут побольше.

— Желающих помочь очень много, — описывает ситуацию Влад. Люди, говорит он, по-разному узнают о происходящем и приезжают на Окрестина. — В ночь с 13 на 14 августа, когда выпускали много задержанных, тут было около двухсот их родственников и друзей и, может, четыреста водителей. Мы понимали: столько не нужно. Чтобы не возникало лишних столпотворений, предложили всем водителям добавиться в один чат. Там определили 50 человек, которые остаются и ночь дежурят у ЦИП, остальных попросили разъехаться.

Та ночь давно прошла. А водительский чат продолжает работать.

Психолог: «Работала с мамой парня, который сидел. Она была еще в более плачевном состоянии, чем сын»

«Городок» помощи живет и днем, и ночью. Все время здесь есть те, кто накормит, проконсультирует по юридическим вопросам, окажет первую медицинскую помощь. С темнотой над «городком» загорается свет: кто-то привез электрогенераторы. Есть тут и стульчики, и столы. Здесь даже в, казалось бы, непростые времена не забывают про одно из любимых правил всех белорусов — «каб было чысценька», точнее «вельмі чысценька» и даже сортируют мусор. Съемка в сквере практически везде запрещена, поэтому о происходящем рассказываем словами.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Самая заметная из всех «зон» — кухня. Хозяйничают здесь в основном девушки — стругают бутерброды, режут овощи и разливают (раскладывают) по контейнерам домашнюю еду. Готовую еду привозят неравнодушные люди. В меню — супы, гарниры, мясо. Люди несут сюда колбасу, овощи, фрукты и даже мороженое. Кто-то приходит с водой, кто-то с чаем или кофе.

Алена, сотрудник IT-компании, принесла две кастрюли супа.

— Потом, — шутит она, — главное найти свои кастрюли.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Алена живет рядом с Окрестина. Сегодня у нее первый день отпуска. Оставаться дома, когда людям нужна помощь, она не смогла. Аудитор, главный бухгалтер Нина — тоже.

— Я прочитала, что людям нужна горячая еда, а я неплохо готовлю, — рассказывает она. — Думаю: сделаю, привезу, отдам. Мы приехали вдвоем с подругой — и остались. С субботы мы здесь каждый день. Помогаем по 7−8 часов.

Колдуют на полевой кухне люди разных возрастов. Самого молодого волонтера определить сложно, зато самая взрослая женщина — уже легенда. Ей 90 лет, и живет она неподалеку.

— На днях она испекла и принесла сюда коробку пирожков с картошкой и салом, — рассказывает об этой шикарной женщине волонтер Валерия. — Если бы вы попробовали эти пирожки — это космос!

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Недалеко от кухни сидят психологи. Иногда такое соседство бывает очень-очень кстати.

— Я сейчас работала с мамой парня, который был там, — показывает на ограждение ЦИПа психолог Алла. — Мама была еще в более плачевном состоянии, чем ребенок. Она неделю не могла ничего делать, есть. Сегодня они с сыном приехали забирать вещи. Когда он пошел в здание, мы с мамой сидели рядом, так, чтобы она могла видеть входную дверь. Сидели и молились. Она боялась: вдруг его снова не выпустят, но все хорошо. Потом мы поговорили. И сейчас, я смотрю, она сидит, ест суп. Первый раз за неделю.

Сегодня психолог Алла смогла приехать на Окрестина впервые. Почему приехала, объясняет просто: «Не могу по-другому. Буду здесь каждый день, сколько позволяет время».

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

— Главное, чтобы ребята, которые были там, не молчали, не заглушали в себе эмоции, а делились своими страхами, — говорит собеседница. — [После пережитого ужаса и насилия] люди могут потерять смысл жизни, перестают есть, пить, мыться, спать. У них может включиться режим самоустранения. Наша задача — помочь им психоэмоционально и физически стабилизироваться, позаботиться о себе и жить дальше.

Волонтер: «Некоторые даже сейчас боятся забирать вещи»

Если спросить у любого из волонтеров: «Почему вы здесь?» — ответ у многих будет один: «Чтобы люди, которые выходят из ЦИП, знали: их не бросили, чтобы они не потеряли веру в людей».

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Импровизированная доска объявлений. Она нужна, чтобы людям было проще найти в ЦИП свои вещи

— Большинство выходят в ужасе, — мы снова общаемся с Владом Островским. — Помню, еще в среду, до массового выпуска, вышла девушка. Она шла с трясущимися возле головы руками. Говорила: «Не подходите ко мне, не разговаривайте. Мне нужно уйти». Позже другие ребята нам рассказывали, что им говорили: «Чтобы вы отсюда побыстрее свалили, иначе посадим обратно». Некоторые даже сейчас боятся забирать вещи.

Некоторые, таких очень мало, наоборот, после освобождения, обратно возвращаются к зданию ЦИП. «Они приходят просто тут посидеть, — рассказывает волонтер Маша. — Говорят, здесь в окружении людей, единственное место, где они чувствуют себя безопасно».

— А можно хорошую историю? — задается вопросом Влад и продолжает. — Был парень из Бобруйска. Не знаю, почему его задержали в Минске. Может, гостил у друзей. Когда его выпустили, его ключи, личные вещи остались в ЦИП. У него были красные глаза, фингал. Люди стали скидываться на бензин, чтобы водитель смог завезти его в Бобруйск. Парень от шока всячески отказывался от помощи. В растерянности он просто хотел уйти. Люди его успокоили. Кто-то из минских взял его домой переночевать. Назавтра он пришел сюда за вещами, всех поблагодарил.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

О доброте с нами говорит и отец Павел. Он просит не называть его фамилию — да это и неважно. «Главное, — говорит он, — чтобы насилие, которое совершали здесь над людьми, не породило озлобленности, мести и кровопролития».

Сам он приехал сюда в ночь, когда из ЦИП массово отпускали людей. Приехал как водитель, хотел помочь развезти пассажиров.

— Когда я услышал от них, что здесь творилось, когда увидел их раны […], понял: должен быть здесь, — рассказывает он. — […] Люди подходят часто. У всех своя боль. С кем-то нужно рядом постоять, помолчать. Кто-то хочет получить ответ на вопрос «что происходит?», кто-то спрашивает: «А где был Бог [когда меня избивали]?».

— Какой самый сложный вопрос, который вам задавали?

— Подошла девушка, там, за стенами, ее муж. Когда его выпустят, она не знает. Я не знал, как ей помочь, — глаза отца Павла становятся влажными от слез. — Все, что мы могли сделать, — вместе помолиться.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

… Как долго у здания ЦИП будет стоять этот «городок» помощи, на этот вопрос не ответит никто.

— Будем сидеть здесь, пока из здания не выйдет последний человек, которого задержали во время акций, — говорит Влад. Только как понять, кто последний, он не знает: официальной статистике здесь особо не доверяют. — Будем ориентироваться на родных. Пока кто-то приходит на Окрестина и ищет или ждет своих близких, значит, там кто-то есть и мы здесь нужны.

-20%
-25%
-20%
-10%
-20%
-20%
-25%
-30%
-58%
-40%
0071366