1. «Оправдания не принимаются». Лукашенко заявил, что на Олимпиаду надо отправить «боеспособный десант»
  2. Жила в приюте для нищих, спаслась после теракта в США. Женщина, которая перевернула российскую «фигурку»
  3. «Куплен новым в 1981 году в Германии». История 40-летнего Opel Rekord с пробегом 40 тысяч, который продается в Минске
  4. Лукашенко поручил госсекретарю Совбеза разработать план противостояния «змагарам и беглым»
  5. Бывший офицер: «В августе понимал, что рано или поздно дело коснется меня и я не смогу на это пойти»
  6. «В могиле был похоронен еще один человек». Белорус нашел захоронения соотечественников в Чехии и Словакии
  7. Требования дать «план победы» — это вообще несерьезно. Ответ Чалого разочарованным
  8. Минское «Динамо» обыграло в гостях рижских одноклубников
  9. «Они только успели поставить машину на платформу». Минчанин отказался платить за эвакуацию, и вот чем это закончилось
  10. Как сложилась судьба участников групп, известных в 1990-е и 2000-е? Оказалось, очень по-разному
  11. Гинеколог и уролог называют типичные ошибки пациентов на приеме. Проверьте, не совершаете ли вы их
  12. Верховный комиссар ООН: В Беларуси беспрецедентный по масштабу кризис в области прав человека
  13. Выброшенные на лед в Шклове освежеванные трупы животных оказались лисьими. Их проверяют на бешенство
  14. Александр Лукашенко — больше не президент Национального олимпийского комитета
  15. Что сулит Беларуси арест украинской «трубы», которую в 2019 году купил Воробей?
  16. «Магазины опустеют? Скоро девальвация?» Экономисты объяснили, что значит и к чему ведет заморозка цен
  17. «Дешевле, чем в секонде». В модном месте Минска переоткрылся благотворительный магазин KaliLaska
  18. Сейчас плюс даже ночью, а какими будут выходные: синоптики о погоде на конец февраля — начало марта
  19. Погибшего Шутова признали виновным, Кордюкову дали 10 лет. По делу о выстреле в Бресте огласили приговор
  20. «Люди с дубинками начали бить машину, они были везде». Судят водителя, который уезжал от силовиков и сбил гаишника
  21. Политолог: Россия устала играть в кошки-мышки с Лукашенко, но не видит альтернативы
  22. Биатлонистка Блашко рассказала, как ей живется в Украине и что думает о ситуации в Беларуси
  23. «Самая большая покупка — 120 рублей». История Маргариты, которая работает продавцом в деревне
  24. Верховный суд отменил летнее решение о сутках. Районный суд рассмотрел дело заново и опять назначил арест
  25. «Мама переживала, что мой парень в психушке». История пары, где у одного психическое расстройство
  26. «Произойдет скачок доллара — часть продуктов может исчезнуть». Вопросы про ограничения в торговле
  27. «Стояла такая тишина, что можно было услышать жужжанье мухи». Как Хрущев развенчал культ Сталина
  28. Сюрпризы нового Уголовного кодекса и откровения Макея с супругой. Что происходит 26 февраля
  29. Приватизировали, отобрали, продали, национализировали. Чем известно предприятие, на котором ждут Лукашенко
  30. 10 лет по делу о выстреле в Бресте. Что рассказывают родные осужденных и адвокат


10 августа Евгения Николаевича, корреспондента «Медиа-Полесья», задержали в Пинске во время выполнения редакционного задания — освещения акции протеста. 17 августа его выпустили на свободу, сообщает Белорусская ассоциация журналистов.

Фото: Медиа-Полесье

У Евгения забрали телефон и камеру и не вернули. Об освобождении он сообщил коллегам в час ночи через социальные сети.

Уже утром Женя пришел в редакцию. В кроссовках без шнурков. На лице и теле до сих пор синяки.

— 10-го числа я пришел снимать. Там стояли милиционеры. Подошел, сфотографировал их. Потом позвонили, сообщили, что едет ОМОН. Я прошелся по улице пару метров, увидел, что они бегут. Начал бежать от них в сторону горисполкома с левой стороны. Оттуда уже бегут милиционеры со щитами. Я поднял руки. С бейджиком стоял. Приняли. Закрутили. Повели в горисполком. Кинули на землю. Я кричал: «Журналист!» Там два раза ударили головой об пол, потом рукой немного ударили. Завели в туалет. Головой об стену, ноги на ширине плеч. Постоял так полчаса. Потом посадили на стул, остановили кровь. Еще посидел полчаса. Потом закинули в автозак. Там вроде как водитель ударил два раза рукой. Потом завезли в ГОВД. Завели в тир. Уже с одной стороны лежало человек тридцать. Во второй стороне я был первый. Лицом в пол, с наручниками на руках я пролежал часа три. Нас подняли. Оказалось, что охраняли спецназовцы с автоматами в полном обмундировании. Сидели часов до трех ночи. Начали отпускать. Отпустили. Их ни за что поймали. Меня, моего друга, еще одного мужика оставили, потому что нас видели 9-го числа. Из 70 человек по сути задержали только троих.

Фото: Медиа-Полесье

Пришли, начали пугать оформлением задержания по непосредственно возникшему подозрению в совершении преступления. Статья 293, часть 2 УК, участие в массовых беспорядках — от 3 до 8 лет. К утру составили протокол о задержании. 11-го числа я весь день сидел у следователя. После допроса вышел и увидел, что лежат пацаны на втором этаже в фойе ГОВД.

Попросил адвоката. Адвокат записал, что у меня побои. Завели в ИВС. В «хату» № 7. В четырехместной — 12 человек. Спали кое-как. Ну, нормально. В туалет не пускали. Стояло ведро. Туда мы ходили по малой нужде. По большой терпели, не хотели, чтобы воняло. Три дня ничего не ели практически, чтобы не хотелось в туалет.

Переговаривались через решетку. Со мной сидел парень. Он что-то бросал в милиционеров, видно на видео. В конечном итоге таких набралось человек восемь. Написали, что они действовали группой, хотя они друг друга не знали. Они поехали в Барановичи. Потом через сутки привели владельца школы иностранных языков. Из него начали делать организатора, будто бы он по 30 рублей давал. Говорил, что угрожали пистолетом. Говорил, что будет сотрудничать со следователем, если покажут тех, кому давал по 30 рублей.

В среду в 11 вечера написали, что с нас снимается уголовка. Но мы под подпиской о невыезде. Обвиняют нас по ст. 23.34 КоАП — участие в несанкционированном митинге.

В четверг были суды. «Кадриль». Потому что людям, которые в магазин ходили, давали по 15 суток, а тем, кто был на митинге, давали по 10 суток. Человек говорит, что его там не было. А милиционер приходит, говорит, что был. Все, 15 суток. Я сидел минимум с двумя такими, кто не ходил. Им давали по 15, потому что они не соглашались.

Фото: Медиа-Полесье

В четверг завели нас в другую комнату. На прежнем месте оставили троих. Парня одного, того, кому «шьют» организацию, и мужика какого-то. Он не был на митинге, но местный участковый обозлился. Сказал, что найдет двух милиционеров, которые скажут, что был.

Потом посадили в автозаки и газели и повезли. Спросили, куда едем. В Ивацевичи, в колонию. Я попал в двухместную камеру. Спали мы на полу, было холодно. Разбудили в 6 утра. Потом принесли матрацы, одеяла. В целом, в колонии относились неплохо. На улицу нас не выводили. Адвокатов не давали. В баню сводили. За это им большое спасибо. Я сделал четки из хлеба.

В воскресенье в часа два услышали, что за территорией зоны в часа два люди начали кричать «Жыве Беларусь!».

Говорят, девочек, которых задерживали 9-го числа, раздевали догола. Мужики осматривали.

Было, что 9-го числа заводили в актовый зал, полный милиционеров, они показывали пальцем и кричали: «Ты был там!» Без разбора. Кого-то там били.

Тех, кого задержали 9-го, били сильнее. Милиционеры говорили: «Что вам не живется?», «Тихановская денег даст?». Те, кто били, были в масках.

Меня одного побили так, что остался со знаками отличия.

-30%
-10%
-7%
-12%
-20%
-43%
0072410