108 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. «Если вернуться, я бы ее не отговаривал от «Весны». Разговор с мужем волонтера Рабковой. Ей грозит 12 лет тюрьмы
  2. Первый энергоблок БелАЭС включен в сеть
  3. Стачка — за разрыв договора, профсоюзы — против. Что сейчас происходит вокруг «Беларуськалия» и Yara
  4. Как заботиться о сердце после ковида и сколько фруктов нужно в день? Все про здоровье за неделю
  5. «Прошло минут 30, и началось маски-шоу». Задержанные на студенческом мероприятии о том, как это было
  6. Что критики пишут о фильме про белорусский протест, показанном на кинофестивале в Берлине?
  7. Помните, сколько стоили машины на авторынке в Малиновке 20 лет назад? Сравнили с современными аналогами
  8. Оперная певица, которая троллит чиновников и силовиков. Кто такая Маргарита Левчук?
  9. Россия анонсировала в марте совместные с Беларусью учения. В том числе — под Осиповичами
  10. Минское «Динамо» в третий раз проиграло питерскому СКА в Кубке Гагарина
  11. «Танцуем, а мое лицо прямо напротив ее груди». История семьи, где жена выше мужа (намного!)
  12. Еще 68,9 млн долларов. Минфин в феврале продолжил наращивать внутренний валютный долг
  13. На 1000 мужчин приходится 1163 женщины. Что о белорусках рассказали в Белстате
  14. Суды над студентами и «Я — политзаключенная». Что происходило в Беларуси и за ее пределами 7 марта
  15. «Белорусы готовы работать с рассвета до заката». Айтишницы — о работе и гендерных вопросах
  16. На воскресенье объявлен оранжевый уровень опасности
  17. Изучаем весенний автоконфискат. Ищем посвежее, получше и сравниваем с ценами на рынке
  18. Я живу в Абрамово. Как неперспективная пущанская деревня на пару жителей стала «модной» — и передумала умирать
  19. «Ушло вдвое больше дров». Дорого ли выращивать тюльпаны и как к 8 марта изменились цены на цветы
  20. «Кошмар любого организатора». Большой фестиваль современного искусства отменили за сутки до начала
  21. BYPOL выпустил отчет о применении оружия силовиками. Изучили его и рассказываем основное
  22. «Хлеба купить не могу». Работники колхоза говорят, что они еще не получили зарплату за декабрь
  23. Оловянное войско. Как учитель из Гродно преподает школьникам историю с солдатиками и солидами
  24. «Очень сожалею, что я тренируюсь не на «Аисте». Посмотрели, на каких велосипедах ездит семья Лукашенко
  25. «Можно понять масштаб бедствия». Гендиректор «Белавиа» — про новые и старые направления и цены на билеты
  26. Минздрав опубликовал свежую статистику по коронавирусу: снова 9 умерших
  27. Где поесть утром? Фудблогеры советуют самые красивые завтраки в городе
  28. Студентка из Франции снимала Минск в 1978-м. Показываем фото спустя 40 лет
  29. На ЧМ эту биатлонистку хейтили и отправляли домой, а вчера она затащила белорусок на пьедестал
  30. «Молодежь берет упаковками». Покупатели и продавцы — о букетах с тюльпанами к 8 Марта


«Новая газета» опубликовала открытое обращение политтехнолога Виталия Шклярова. Как пишет издание, его передал адвокат задержанного Антон Гашинский. «Мой подзащитный Виталий Шкляров, находящийся в СИЗО-1, лишен возможности переписки с внешним миром. Поэтому он попросил меня сделать заявление от его имени, передав его слова», — цитирует «НГ» Гашинского.

Виталий Шкляров. Фото: day.gudkov.ru
Виталий Шкляров. Фото: day.gudkov.ru

— Как и всякий человек, посмевший критиковать авторитарные режимы, я понимал, что зарекаться от тюрьмы не стоит. Но когда меня арестовали, я все же не ожидал, что попаду в тоталитарный застенок. Надолго. Словно какая-то гнусная машина времени отправила меня в ГУЛАГ. Нет, меня пока не бьют. Но пытаются сломать. Всеми силами. Корежат и давят, используют махровые лагерные методы, — пишет Шкляров.

Политзаключенный рассказывает, что он лишен возможности даже письменно общаться с родными. Ему не передают книги.

— Один раз после встречи с адвокатом, после попытки передать письмо матери и жене, завели в комнату, раздели полностью, догола, и обыскивали с пристрастием — не спрятал ли я где-нибудь клочок бумажки. Потом посадили в «стакан» — это бетонный карцер метр на метр, — пока, похоже, обыскивали мою камеру.

Шкляров рассказывает, что в камеру ему поставили телевизор, по которому доступны только три белорусских канала, «где идут особые душеспасительные белорусские программы — наверное, надеются вымыть мозг пропагандой про надои и уборку зерновых». Душ политзаключенному доступен раз в неделю. Туалет прямо в камере — у всех на виду.

— Лечь на кровать днем нельзя — за это тоже выговор и карцер гарантированы. Зато после 22.00 — отбой. Думаете, отбой — это легли и уснули? Отбой — это только выключили музыку, советско-патриотическую, которая с шести утра гремит со двора. Свет в камере горит непрерывно, 24 часа в сутки. Нары короткие, железные и настолько неудобные, что на них невозможно уснуть. Ноги отекают, вытянуть их не выходит. Поэтому выспаться нереально: больно и светло. И постоянный лязг железных замков и дверей. Всегда. 24 часа в сутки. В 2020 году это можно и нужно расценивать как пытки. Пытки за свободу слова, за неправильные взгляды и статьи о выборах президента.

Однако, как отмечает Шкляров, его условия — ничто по сравнению с тем, что пришлось пережить задержанным во время протеста. А слухи об этом доходят с воли. Он пишет, что не теряет «надежду на свободу для нас всех».

— На всякий случай официально заявляю: мыслей о самоубийстве не имею. Надеюсь быть полностью оправданным, выйти на свободу и продолжить жить свободной честной жизнью, как жил всегда.

Обращение от «временно застрявшего в Белорусской ССР, свободного политзэка Виталия Шклярова» адвокат передал «Новой газете» и «Эху Москвы».

Виталия Шклярова, напомним, задержали 29 июля в Гомеле. Ему предъявлено обвинение по части 1 статьи 342 — в организации и подготовке действий, грубо нарушающих общественный порядок, либо активном участии в них.

ГосСМИ вечером 29 июля показали «расследование» о том, что Шкляров был консультантом проекта Тихановского «Страна для жизни» и фактически мобилизовал протестный электорат вокруг блогера. Сам Шкляров неоднократно заявлял, что не имеет никакого отношения к штабу Тихановской и не знаком с Сергеем Тихановским.

Европейская федерация журналистов призвала власти Беларуси освободить Виталия Шклярова, который был также известным политическим комментатором и колумнистом «Новой газеты», и прекратить преследование журналистов за выполнение ими своих профессиональных обязанностей. Депутаты бундестага обратились с открытым письмом на имя Александра Лукашенко с тем же призывом.

Белорусские правозащитники признали Виталия Шклярова политзаключенным.

-10%
-10%
-30%
-30%
-5%
-15%
-5%
-20%