1. Как сложилась судьба участников групп, известных в 1990-е и 2000-е? Оказалось, очень по-разному
  2. Выброшенные на лед в Шклове освежеванные трупы животных оказались лисьими. Их проверяют на бешенство
  3. Белорус опубликовал информацию обо всех известных захоронениях соотечественников в Чехии и Словакии
  4. «Когда Володя готовит, в доме все замирает». Макей и Полякова — о секретах брака, быте, Латушко и политике
  5. «Самая большая покупка — 120 рублей». История Маргариты, которая работает продавцом в деревне
  6. Бывший офицер: «В августе понимал, что рано или поздно дело коснется меня и я не смогу на это пойти»
  7. «Куплен новым в 1981 году в Германии». История 40-летнего Opel Rekord с пробегом 40 тысяч, который продается в Минске
  8. «Магазины опустеют? Скоро девальвация?» Экономисты объяснили, что значит и к чему ведет заморозка цен
  9. Под угрозой даже универсам «Центральный». Что происходит в магазинах «Домашний» из-за проблем сети
  10. Проверка слуха: Виктора Бабарико отпустили под домашний арест? Адвокат не подтверждает
  11. «Стояла такая тишина, что можно было услышать жужжанье мухи». Как Хрущев развенчал культ Сталина
  12. 10 лет по делу о выстреле в Бресте. Что рассказывают родные осужденных и адвокат
  13. Требования дать «план победы» — это вообще несерьезно. Ответ Чалого разочарованным
  14. Сейчас плюс даже ночью, а какими будут выходные: синоптики о погоде на конец февраля — начало марта
  15. Биатлонистка Блашко рассказала, как ей живется в Украине и что думает о ситуации в Беларуси
  16. Рынок лекарств штормит. Посмотрели, как изменились цены на одни и те же препараты с конца 2020-го
  17. Александр Лукашенко — больше не президент Национального олимпийского комитета
  18. «Из-за анорексии попал в реанимацию». История пары, где у одного психическое расстройство
  19. Жила в приюте для нищих, спаслась после теракта в США. Женщина, которая перевернула российскую «фигурку»
  20. «Оправдания не принимаются». Лукашенко заявил, что на Олимпиаду надо отправить «боеспособный десант»
  21. Политолог: Россия устала играть в кошки-мышки с Лукашенко, но не видит альтернативы
  22. «Фантастика какая-то». В Гродно начали судить водителя Тихановского, который молчал все следствие
  23. Виктора Лукашенко уволят с должности помощника президента
  24. Можно ли носить одежду БЧБ, новый глава НОК и «водометный» суд. Что происходит в Беларуси 26 февраля
  25. Гинеколог и уролог называют типичные ошибки пациентов на приеме. Проверьте, не совершаете ли вы их
  26. Госдолг Беларуси за месяц вырос на 1,9 млрд рублей, занять на внешних рынках удалось мизер
  27. «Произойдет скачок доллара — часть продуктов может исчезнуть». Вопросы про ограничения в торговле
  28. Верховный комиссар ООН: В Беларуси беспрецедентный по масштабу кризис в области прав человека
  29. Могилев лишился двух уникальных имиджевых штук — башенных часов и горниста (и все из-за политики). Что дальше?
  30. «За 5−10 тысяч можно взять дом». Белорус переехал из Минска за 90 километров «у мястэчка» и возрождает его

опубликовано: 
обновлено: 
/ фото автора,

Сегодня днем возле станции метро «Пушкинская» у народного мемориала выступают люди, которые вышли из ИВС. Послушали, что они рассказывают о задержаниях.

Трое суток за гудок и бело-красно-белый флаг в машине

Фото: Майя Кохно, TUT.BY

Николай рассказывает, что его задержали 11 августа за сигнал на улице, патрульные увидели в его машине бело-красно-белый флаг.

Мужчина не отрицает, что у него был не оплачен техосмотр.

— Увидев флаг, они объявили по рации: «У нас революционеры». Приехал бус, нас туда забросили на пол, мы не знали, куда нас везли. Сидя на нас, избивали, обзывали, мягко говоря, геями, — это только начало истории Николая.

Николай говорит, их привезли в отдел Московского РУВД, там бросили на пол лицом в актовом зале.

— У нас были руки за спиной, заставляли так ползать по этому полу. Когда мы приехали, пол еще не был залит кровью. Уже потом, через полтора часа, начали привозить людей с парка Павлова — скоро весь пол был в крови. Они бросали людей на пол и командовали: «Ползи вперед!». Кто не мог ползти, того тянули за волосы или за одежду. Девчонок тоже привозили: у кого-то какие-то листовки были или им подкидывали.

По словам Николая, в актовом зале они находились полтора суток. Потом их отвели в камеры РУВД.

Фото: Майя Кохно, TUT.BY

Фото из личного архива Николая
Фото из личного архива Николая

— Камеры на два-четыре человека были набиты битком. Мы стояли лицом к стене, я был в совсем маленькой камере, наверное на три человека, но нас там было шесть. Там была лавочка деревянная, мы пытались поспать по очереди: трое спали сидя, трое стояли у стены. Я не ожидал, что у нас люди такие молодцы, выдерживали все это. Нам в камеры кричали: «Сейчас вам газа запустим, вы все сдохнете».

Из РУВД Николая повезли в изолятор на Окрестина. Там он провел сутки. По его словам, когда у людей находили деньги, спрашивали: «Кто тебе заплатил?». Смотреть разрешали только в пол. Поговорить с тем, кто стоял в коридоре рядом, не разрешали.

— Избиениями требовали признаться, что нам заплатили. Как эти люди будут с этим жить? Я понимаю, есть приказ, но настолько рьяно и настолько с удовольствием бить человека… Как они живут в своих семьях?

Заключенных выводили на так называемую прогулку в помещение 5 на 5 метров. По словам Николая, там одновременно находилось 78 человек.

Фото: Майя Кохно, TUT.BY

— Нас загнали туда как скот. В углу был канализационный люк — оттуда шла вонища. И так дышать нечем, а тут еще это, — рассказывает Николай.

По ночам он слышал, как избивают людей.

— Я не могу спать — всю ночь эти крики в голове.

Николай также рассказал, как проходили суды.

— Стояло восемь или семь столов. Люди стояли вдоль — нагнувшись, на коленях, головой вниз. Они подходили с дубиной, поднимали тебя, а ты не имел права смотреть на стол — только вниз. Они задавали вопросы — ФИО, год рождения, — называли статью: «Согласен?». Что ты отвечал — их не интересовало, 30 секунд — и уводили. Потом нам сказали, что это был суд. Это был просто конвейер.

С 13 на 14 августа мужчина провел в изоляторе в Слуцке. Он говорит, что там их охраняли военные, которые не прятали своих лиц и относились к задержанным по-человечески.

После освобождения Николай обращался к медикам, ушибы зафиксированы. Мужчина намерен обращаться в Следственный комитет.

Задержанный наблюдатель: «По очереди подходили к окну подышать свежим воздухом»

Фото: Майя Кохно, TUT.BY

Аккредитованного наблюдателя Валерия задержали 9 августа утром, еще до начала протестов. С участка его попросили уйти сначала председатель, потом милиция. Парень отказался и попросил сослаться на закон, который он нарушил.

— Пришли два сотрудника в форме, они попросили пройти в служебный автомобиль. В РУВД мне не позволили сообщить родственникам о задержании, телефон вырвали из рук, на просьбы вызвать адвоката издевательски говорили: «Ну конечно, у тебя может быть адвокат».

В протоколе о задержании Валерия написали, что он махал руками, матерился, мешал избирателям, цеплялся за обмундирование сотрудника ОМОН, пытался убежать.

Валерия отвезли в ИВС на Окрестина. Первые двое суток задержанных не кормили. На вторые сутки задержанных в камере стало очень много.

— Люди по очереди подходили к окну подышать свежим воздухом. В нашей камере на пять мест в среднем было человек 25−30. Как мы потом узнали, наша камера была достаточно комфортной. У нас были матрасы, подушки, одеяла. Во всей тюрьме таких несколько. Там я провел пять суток, — рассказывает Валерий.

Фото: Майя Кохно, TUT.BY— Наши окна выходили на внешнюю стенку тюрьмы, я видел своими глазами, как людей ставили на колени, руки сверху, голова вниз. Так они стояли часа два минимум, если кто-то поднимал голову, их били ногами, дубинками по спинам. Избивали абсолютно всех — с полуночи до 4 утра. Каждые минут 10−20 подъезжал автозак, выходили сотрудники ОМОНа, безумно орали и били дубинками.

Из сотни задержанных только половина людей участвовала в протестах, говорит Валерий.

— Но они не делали ничего агрессивного по отношению к силовым структурам, в стычках не участвовали, не сопротивлялись задержанию. Когда налетает 10 сотрудников, сопротивляться бесполезно — это опасно для жизни. Вторая половина — это люди, которые шли в магазин, домой. Они были в недоумении, как можно беспричинно задержать и пытать человека. ОМОН избивал практически до инвалидности тех, кто хоть как-то им не подчинялся.

Валерий подозревает, что еще может стать известно про смерти среди задержанных.

Фото: Майя Кохно, TUT.BY

По словам бывшего наблюдателя, сокамерники поддерживали друг друга, подбадривали, делились едой и спальным местом, обещали выйти на свободу и все рассказать о случившемся. Валерий говорит, что под изолятором девушки подбадривали их криками. Многие заключенные это слышали.

— Меня очень поддерживала любовь к моей жене, и я знал, что она меня любит. И я был уверен, что она возле стен Окрестина. Как выяснилось потом, она и правда была там.

Судили Валерия тоже в изоляторе. Многих уговаривали подписать протокол, согласиться с ним, за это обещали выпустить. Позже Валерий узнал, что подписавшие протокол получили столько же суток, как и те, кто отказался. 

«Свободный микрофон» для тех, кто побывал в ИВС, будет работать возле гостиницы «Орбита» еще несколько дней.

-35%
-21%
-20%
-33%
-11%
-24%
-38%
-15%
-15%
0072407